ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Урок седьмой: Опасность кровного наследия
Вибрационная терапия. Вибрации заменяют все таблетки!
Ты знаешь, что хочешь этого
Славно, славно мы резвились
Мамин торт
Легенда нубятника
В самой глубине
Черчилль и Оруэлл
Лекции по русской литературе XX века. Том 2

Августа кивнула, обняла обоих своих мальчишек и они исчезли в вихре аппарации.

— Невилл забыл чемодан, — улыбался Гарри. — Я напишу ему. Нужно будет передать.

Гарри как-то внезапно стало очень радостно. Невилл не говорил о родителях. Только однажды рассказал другу, но с тех пор избегал этой темы. И Поттеру казалось, что если молчит — значит особенно больно. Гарри тоже молчит только о том, что причиняет боль.

— Привет, — улыбнулся он Крестному. — А мы с тобой тоже обниматься будем?

Сириус, громко расхохотавшись, присел на колено, с радостной улыбкой рассмотрел Гарри, а потом все же потянул на себя:

— Когда-то мы с твоим отцом обнимались всякий раз, когда встречались после пары дней разлуки.

Гарри ответил на объятие. Почему-то с Сириусом было легко. Десяток писем не должны были их так сблизить, писали они друг другу крайне осторожно. Но личная встреча развеяла все опасения друг в друге.

— Твои дядя и тетя согласились терпеть мою наглую рожу на каникулах, — признался Сириус. — Так что поболтаем дома.

— Много же мне придется болтать, — хмыкнул Гарри.

Сундуки разместили на тележках, Одри, с опаской поглядывая на «я твой двоюродный дядя, но можешь звать меня Сириус», делилась с Говардом впечатлениями о школе. А сам Сириус внимательно слушал, как Гермиона, Гарри и Джастин жалуются на бедноту развлечений в школе.

По ту сторону барьера встретились и учтиво поболтали с родителями Гермионы и Джастина, по-магловски обменялись контактами, посоветовали маглам купить особую сову, которая будет служить и не-магам, пожелали удачи и разошлись в разные стороны.

— Свяжемся через зеркало! — Гермиона садилась в просторный седан.

Джастин вежливо здоровался с водителем и школьным друзьям махал более сдержанно. Компания, более тесно связанная с магией, усаживалась в старинный на вид автомобиль.

— Я поведу, — уверенно кивнул Лестрейндж.

Сириус подкинул ключи и Говард, их спокойный и даже скучный Говард, поймал связку, будто они с Сириусом были героями какой-то комедии. Автомобиль был старым, представительного вида, черный и даже скучный… если бы не нарисованный на бампере скелет в бандане с бас-гитарой.

— Это твоя машина? — догадался Гарри.

— Почти. Была моего дяди, — хмыкнул Сириус. — Я только изменил рисунок.

Когда открылся багажник, Гарри заподозрил неладное. Какой-то он большой для такой машины. А потом они сели втроем на заднем сиденье так, будто это широкий диван в гостиной.

— Это волшебная машина, — заметил недоумение крестника Сириус. — Раньше у многих магов были такие. Незадолго до первой магической войны их, в некотором роде, запретили.

— То есть мы нарушаем закон? — уточнил Гарри.

— Нет, как ни странно — нет, — с переднего сиденья ответил Говард. — Официально запрещено заколдовывать предметы, которыми могут воспользоваться маглы. Но при этом есть длинный список исключений. Все же маги часто заколдовывают те же чайные сервизы, серьги, да даже дверные звонки. Ну, так вот. Благодаря ряду чар дяди Сириуса, именно эта машина не может считаться нарушением закона. Я потом тебе покажу документы, если хочешь.

— Хочу, — согласился Гарри.

Говард с наслаждением завел мотор. Такая же машина была у них с Дорказ, но они не стали переделывать чары, чтобы оставить ее после нового закона. С тех пор он всегда по ней немного скучал. А еще, после магических машин сложно привыкнуть к магловским.

— Так что, вам в Хогвартсе скучно? — с усмешкой спросил Сириус.

— Было. Пока не нашли Карту мародеров, — ответила Одри.

— Карту Мародеров? — чуть ли не подпрыгнул на сиденье Сириус. — Где? У нас ее Филч отобрал на седьмом курсе, даже не успели потом выкрасть.

— У нас? — оживился Гарри. — То есть ты — один из мародеров?

— Да, — легко засмеялся Сириус. — И твой отец тоже. И еще Ремус, с ним я тебя чуть позже познакомлю.

— И кодекс мародеров вы написали? — радостно поинтересовалась Одри, разом забыв, что Говард о нем не знает.

— Кодекс? А его-то вы где нашли? — что-то царапнуло Сириуса, но он пока не мог понять, что именно.

— Ну да. Там же, — важно кивнула Одри. — В классах, куда ведет лестница с лозами винограда.

— Там витражное окно с пейзажем? — уточнил Сириус.

— Да.

— Мы ненавидели тот коридор, там на младших курсах преподавали этикет, пока мадам Эрджвуд не ушла на пенсию. Покажи-ка мне тот кодекс.

Гарри полез за бумажкой в рюкзак, а Сириус, заметил настороженность Говарда, пояснил:

— Просто Кодекс хранился в доме Джеймса. Не понимаю, как он мог оказаться снова в Хогвартсе.

Гарри протянул Сириусу листы пергамента. Тот, чуть нахмурившись, их пролистал.

— Даже не думал, что когда-нибудь подобное скажу… но это подделка.

— Подделка? — Говард хмыкнул за рулем.

— Ага. Кто-то подделал Кодекс, который Джеймс с Ремусом написали на втором курсе и добавляли к нему пункты каждый год.

— Почему подделка? — нахмурилась Одри.

— Потому что мы были просто любителями поржать. Кодекс писался шесть лет, правила добавлялись вразброс, разными чернилами и разным почерком. А вот это… чья-то милая стилизация.

— А правила? — уточнил Гарри.

— Да вроде те же. Я наизусть не помню, как-то не пытался выучить.

Все в машине замолчали, обдумывая данное событие. Было оно каким-то странным, ненастоящим. Одни дети в шутку написали Кодекс, а его кто-то переписал.

— Может, просто были еще мародеры? — допытывался Гарри.

— Честно говоря, сомнительно, — улыбка Сириуса словно извинялась за нелепость происходящего. — Мы никому не рассказывали о карте. Про Кодекс вообще молчу, это был практически позор, потому что Ремус начал писать его, чтобы как-то регламентировать размах наших шуток. Мы еще подписи ставили под каждым правилом — типа принимает необходимость таких мер. После одного случая Люпин даже включил запрет на заклинание Левикорпус. И мы подписались… в общем, это была дружеская шутка и о ней никто не знал.

Тут Сириус задумался на секунду, а потом с усмешкой посмотрел на крестника:

— А вы, совершенно случайно, себя в мародеры не посвящали.

Гарри тут же спрятал взгляд от крестного, ожидая законной трепки. Но Сириус лишь усмехнулся и подмигнул, когда Гарри все же посмотрел на него.

— Потренируем вас в защите. Я так понимаю, эта забавная девочка, Гермиона, тоже с вами?

— Да, — обреченно вздохнула Одри.

— Нужно будет предложить ей к вам присоединиться. Чтобы вы могли себя защитить.

— А как ты нас учить будешь? — оживилась Одри.

Обычно ей не давали участвовать в разборках. В любой опасной ситуации Дадли снимал часы, подаренные отцом, передавал их Одри, и, набычившись, шел в сторону обидчиков. А если Одри все же рвалась в драку, то смотрелось это комично. Потому что даже Гарри мог удерживать ее от «необдуманных поступков». Но дуэли — это совсем другое. Она читала: ведьмы так же принимают участие в сражениях: у магов нет строгих запретов по половому признаку.

— Посмотрим, что вы уже можете, потихоньку разработаем вам программу, начнем обучать…

— Подожди, — нахмурился Гарри. — Но ведь нам нельзя колдовать на каникулах…

— Ты плохо читал бланк, — засмеялся Сириус. — Там внизу есть уточнения, в каких случаях можно использовать магию.

— Да? — оживился Гарри и полез в снова полез в рюкзак за бланком.

Чуть нахмурился, читая сухое послание заместителя директора и не находил никаких условий. Пока Сириус, наклонившись к нему, не перевернул бланк и не ткнул пальцем в крохотные буковки внизу листа.

— Разрешается применять магию для самозащиты, а также во время обучения в присутствии взрослых магов, — удивленно прочитал Гарри. — То есть мы сможем колдовать, когда ты рядом?

— Не совсем так, — ответил Сириус. — Вы живете в магловском районе, поэтому там колдовать нежелательно. Слишком велик риск быть замеченными, даже для меня. Но Френк Лонгботтом будет рад видеть у себя в доме друзей своего сына. Мы уже договорились, что после Рождества сможем к ним заходить тренироваться.

29
{"b":"589731","o":1}