ЛитМир - Электронная Библиотека

Нарцисса неуверенно кивнула. Дом Альфарда действительно был совсем небольшим. Он занимался созданием артефактов, лаборатория у него из подвала поднялась на первый этаж, а из-за обширной библиотеки Альфард отказался от двух спален из четырех… Даже вдвоем там тесновато, что уж говорить о большем количестве людей. Ее больше удивляло, что Сириус не занял один из домов Блэков.

— И все равно не понимаю, — призналась она спустя пару мгновений.

Сириус расхохотался, увидев в миссис Малфой ту девчонку, с которой они когда-то сбегали из дома.

— Хогсмид — потому что он наиболее далек от той жизни, которой мы жили раньше. И еще потому что детям там должно было понравиться.

— У Беллы очень красивая дочка, — голос Нарциссы потеплел.

— Ага. Дьяволенок в юбке, — усмехнулся Сириус. — А Белла сейчас… знаешь, наверное такой ее знала только Андромеда.

Нарцисса удивленно посмотрела на Сириуса. Среди Блэков ходили сплетни, что в юности Белс была совсем другой, что потеря жениха сказалась на ее характере не самым лучшим образом. Но Сириус и Нарцисса это время почти не помнили.

— Когда я могу прийти?

— Отправь сову. Я договорюсь с Андромедой.

Громкий гудок паровоза заставил обоих вздрогнуть и несколько смущенно улыбнуться. Нарцисса, уже собравшаяся уходить, внезапно усмехнулась и протянула к Сириусу руку, сжатую в кулаке. Сириус, задорно расхохотался, стукнулся своим кулаком о ее. Когда это было последний раз? Лет двадцать назад? Или все же меньше?

Нарцисса, вновь надев свою маску Снежной королевы, вернулась к сыну и мужу. Сириус же, мотнув головой на настороженный взгляд Ремуса, продолжал улыбаться. Знать, что белокурая бестия Блэк все еще жива в Нарциссе Малфой, было приятно.

Фрэнк и Невилл подошли позже обычного. Видимо, Августа расслабила военизированную дисциплину дома и поэтому отец и сын позволили себе почти опоздать. Но оба при этом выглядели крайне счастливыми. А следом за ними показались и Уизли, но познакомить Дадли с Роном уже не удалось — все принялись загружать чемоданы, прощаться и запрыгивать в поезд.

Уже устроившись в купе, Гарри горько вздохнул:

— Мне еще никогда не было так грустно, что каникулы закончились.

— Гарри, ты так старательно нас развлекал, — призналась Гермиона, — что мне нужны каникулы после каникул.

— Скажи спасибо, что экскурсий не было, — прошептала Одри. — Гарри их уж очень любит. А вот экскурсоводы его — не очень.

Сидящие в купе заулыбались, смотря на вновь надувшегося Поттера. Лондон остался где-то позади. Начинался второй семестр в Хогвартсе.

* Для любителей ПоттерВики и точных дат — читаем шапку, Канон присутствует ровно там, где не мешает уже моему сюжету.

========== Глава 20. С умом ==========

В Хогвартсе было холодно, вне кабинетов было лишь чуть теплее, чем на улице, все таскали с собой теплые мантии, кутались в шарфы и разучивали согревающие чары. Лучше всего пока что получалось у Гарри, он даже жестоко предложил не накладывать чары на тех, кто еще не умеет.

— Быстрее научитесь, — спокойно объяснил он.

— Скажу деду, что ты меня заморозил! — пригрозила Одри.

Гарри, горько вздохнув, направил палочку на подругу. Шантаж был практически ее суперспособностью. В особенно веселом настроении, Гарри и Дадли даже придумали, что ее бы звали «Девочка-шантажистка», она ловила бы преступников и обещала все рассказать их мамам.

Погода не располагала для прогулок. Даже Одри предпочитала вечер с книгой у теплого камина, чем прогулки по холодному замку. И, возможно, молодые мародеры так бы и просидели у камина в общей гостиной до самой весны, если бы необычная посылка для Гарри.

Сверток появился у его кровати утром в первую субботу после каникул. Гарри, еще не привыкший к школьному расписанию, встал поздно и даже не сразу заметил импровизированный подарок на своем крошечном письменном столе. А заметив, долго смотрел на него с недоумением.

— Невилл, это твое? — спросил он друга, который читал какую-то книгу, валяясь на кровати.

Тот встал, с недоумением подошел к свертку, перевязанному простой бечевкой.

— Тут написано «Гарри Поттер», — указал на очевидное Лонгботтом.

Дин, Симус и Рон ушли на завтрак, а вот Гарри и Невилл решили его пропустить, поэтому пока в комнате были одни. Гарри осторожно забрал сверток, потянул бечевку, снял шелестящую бумагу, и струящаяся ткань буквально потекла сквозь пальцы.

— Мантия-невидимка! — мгновенно догадался Гарри. — Мы такие же смотрели в магазине папы Зейна!

Невилл тоже узнал необычный материал, словно не ткань, а ртуть. Но что-то было неправильным. Невилл поднял с пола бумажку, на которой было написано всего несколько фраз.

— Эта вещь принадлежала твоему отцу. Используй ее с умом, — вслух прочитал Невилл.

— Папина мантия-невидимка? — удивился Гарри.

Он, отложив мантию на кровать, подошел к тумбочке, где хранил два зеркала для связи. Оба зеркала были объединены с пятью такими же экземплярами, для удобства Гарри использовал одно для связи с родственниками, второе — для связи с друзьями. Сириус был записан в родню. Поэтому Гарри достал зеркало в серебряной оправе, постучал по своему отражению палочкой и позвал Сириуса. Прошло несколько минут, прежде чем Блэк, несколько взъерошенный и не выспавшийся, сменил отражение самого Гарри в оправе.

— Что-то случилось? — Сириус обеспокоено потирал лоб.

— Мне прислали мантию моего папы, — выпалил Гарри. — Но ты говорил, что в доме ее не было.

Сириус нахмурился, снова потер лоб, встряхнул головой и вновь нахмурился, разбираясь в своей неверной после Азкабана памяти.

— Вспомнил! Точно! Как я мог забыть?! — воскликнул Сириус.

— Что вспомнил? — уточнил Гарри.

— У кого была мантия. Слушай. Она тяжелая?

— Нет, очень легкая, как пушинка.

— Потертая, да? На воротнике как будто меньше блестит и швы ярко выделяются?

— Да, — непонимающее ответил Гарри.

— Тогда примерь и покажись мне.

Гарри же в ответ показал Невилла, который уже играл в «летающую голову» и «рука из неоткуда».

— Похоже, она… — задумчиво протянул Сириус.

— Это какая-то особенная мантия? — догадался Гарри.

— Да. Необычная. Слушай, чуть позже я тебе позвоню, скажу как стать полноценным хозяином этой вещи. А пока особо не играй с ней. И еще. По возможности не давай ее друзьям на долгий срок, хорошо?

— Сириус, зачем это? — допытывался Гарри.

— Не обижайся, но мне нужно кое-что узнать наверняка, чтобы не пороть чушь. Свяжемся через пару часов, ладно? Мне срочно нужно в библиотеку.

И в серебряной раме вновь появилось отражение Гарри. Он недовольно выдохнул.

— Мы можем ее оставить? — потусторонним голос спросил невидимый Невилл.

— Похоже, да. Только сними пока. Сириус обычно дает обоснованные советы, даже если они звучат, как полная чушь.

Невилл послушно стянул с себя мантию и протянул Гарри. Если отбирать артефакт не будут, то еще наиграются.

Сириус же в это время устроил бардак в своей комнате, роясь в тех вещах, что забрал со своей «берлоги» в Лондоне, где иногда бывал до Азкабана. Ремус, прислонившись к косяку, с ностальгией наблюдал как его друг, в мятой футболке и спортивных штанах, увлеченно роется в тех коробках, что раньше небрежно поставил у стены.

— Что хоть ищешь? — наконец спросил он.

— Письмо Лили, — недовольно буркнул Сириус. — Мы с ней переписывались. Я помогал с рунами. Ну, знаешь, та часть, которая употребляется для ритуальных кругов. Ну и так… общались.

Ремус кивнул. Сириус хорошо общался с Лили. Джеймс даже как-то шутил, что ему стоит ревновать жену к лучшему другу. Но никакой романтики между ними отродясь не было. Было какое-то почти родственное отношение. Уже в этом доме Ремус узнал, что Лили была похожа на Нарциссу, не смотря на разницу в происхождении и внешности, они обе прятали по-настоящему огненную натуру за фасадом идеальных девочек. Может поэтому, а может просто сошлись характерами, но Сириуса с Лили соединяли вполне дружеские отношения.

35
{"b":"589731","o":1}