ЛитМир - Электронная Библиотека

— Теперь я лишь еще больше уверен. Когда я узнал, что Гарри воспитывался у тети, я хотел даже возмутиться, потому что Джеймс незадолго до смерти написал завещание.

— Да? — удивился Ремус.

— Я его заставил, — горько вздохнул Сириус. — У меня оно тоже есть примерно с тех времен.

— Это просто хорошая привычка чистокровных магов, — хмыкнула Белла. — У нас говорят, что никто не застрахован от внезапного нападения дракона.

Ремус не смог сдержать смешка. Некоторый фатализм всегда присутствовал в характере Сириуса, теперь понятно, что это семейное.

— И большая часть этого завещания, — продолжил Сириус, — Была посвящена Гарри. Думаю, они этого боялись говорить вслух, но Джеймс и Лили были уверенны, что Гарри войну переживет, даже если они погибнут. В общем, там был длинный перечень семей, в которые можно отдать Гарри. И Петуньи там не было.

— Ты, я, — начал перечислять Ремус. — Скорее всего, Питер, Лонгботтомы, с кем мы еще хорошо общались?

— У тебя плохая память, друг, — хмыкнул Сириус. — Джеймс и Лили были общительными людьми. Там были старшие Прюэтты, последний из них, кстати, все еще жив. Кроме Алисы и Фрэнка была указана и Августа. Андромеда с мужем, кстати, тоже были в этом списке. Лили общалась с ней даже больше, чем я. Мэри МакДональд, в замужестве Кедрик. Могу вспомнить еще дальнюю родню Джеймса… как их…

— Дефлисы, — подсказал Ремус.

— Именно. Ни Петуньи, ни Дамблдора там не было. Кроме того, Лили хотела, что бы ее сына воспитывали в магических традициях, она хотела, чтобы он разбирался во всем этом интуитивно.

Ремус хмыкнул, вспоминая зависть Лили к этому умению Сириуса ориентироваться в магических законах, часто даже не зная их наверняка. В комнате повисло молчание, только тихонько звякали кофейные чашки.

— И вы уверенны, что Дамблдор виноват… в чем? — напомнил Ремус.

— Я не знаю, — признался Говард. — Все дело как раз в том, что я даже не могу сказать Гарри, что их директор — плохой человек, потому что это не будет всей правдой. Я не понимаю, как все произошло именно таким образом и, главное, я не понимаю, чем мог ему помешать Ковен.

— Власть? — предположила Белла.

— Нет, — не согласился Сириус. — Ковен всегда отнимает слишком много сил, его члены избегают власти, она им не нужна. Сила тоже не подходит, потому что для Ковена главным является, во-первых, наука, а уже потом сила. Они и объединяются не для того, чтобы стать сильнее, а чтобы творить колдовство, не доступное одиночкам.

— Но подожди, разве Амелия не была в Ковене? — нахмурился Ремус.

— Была. Сначала рядовым участником, после смерти брата заняла его место в Кругу Тринадцати, — согласился Говард. — Но обрати внимание, она не стремилась к власти. Для нее это — работа. Иногда членами Ковена становились даже главы государств, но это были люди, которые не желали именно власти. Они желали чего-то иного — справедливости, равноправия… Ковен вообще мало располагает к интригам и злобным деяниям.

— А Черный Ковен? — напомнила Беллатрикс.

— И давно ты слышала о его существовании? — с усмешкой спросил Говард. — Магам, желающим погибели для других, сложно кому-то довериться. А без доверия Ковен невозможен. Поэтому Черный Ковен существовал всего пару раз за всю историю.

— Ладно, — прервал их Сириус. — Мне поговорить с Дамблдором напрямую?

— Не стоит, — улыбнулся Говард. — Это ничего не даст.

— Но директор строит козни вокруг Гарри, крестник, конечно, весьма зрелый для своих одиннадцати, но он еще ребенок.

— Разговор ничего не даст. Скорее наоборот — он покажет Дамблдору, что ты имеешь на него зуб, а противники директора…

— Долго не живут? — догадалась Белла.

— Он все же не Темный Лорд, — улыбнулся Говард. — Его противники быстро теряют власть. Я считаю, что нам стоит готовиться к войне уже сейчас. Думаю, вы и сами это понимаете.

— Он не умер, — кивнула Белла.

На нее с непониманием посмотрел Ремус и — с испугом — Сириус.

— Я имею в виду Темного Лорда. Если бы он погиб окончательно, пропали бы метки. Он жив, просто по какой-то причине не может пока вернуться.

— Ты не говорила этого, — грустно сказал Сириус.

— Я сама этого боюсь. Я обещала служить ему до самой смерти. Своей. И не смогу исполнить клятву, потому что моя дочь для меня важнее. Но, когда он узнает, что я жива и не пришла к нему, он придет ко мне сам. И убьет меня. Поэтому поверь, в моих интересах, чтобы мы были готовы к этой войне. Я хочу, чтобы хотя бы моя дочь жила.

Сириус, отодвинув кофейную чашку, устало опустил голову на руки. Он боялся, что это прозвучит. Хотел верить, что война больше никогда не вернется, и он спокойно проживет, помогая крестнику стать тем человеком, которым его хотели видеть Джеймс и Лили.

— Ладно, — резко встал Сириус. — Дела сами не делаются. Сегодня вечером придет Нарцисса. Нужно готовить тогда особняк Блэков, восстановить поместье Поттеров, а это дело даже не полугода. Да и навыки свои я, честно говоря, порядком растерял в Азкабане. Говард, сможешь отдать мне копии наработок Дорказ?

Говард, горько усмехнувшись, кивнул. Вряд ли удастся создать новый Ковен, найти подходящего главу не так-то просто. Но у Сириуса может получиться хотя бы начать это дело. А если Гарри сможет его возглавить, если он действительно похож в этом на свою мать…

Все четверо стремительно начали собираться. Ремус уже предвидел тот хаос, что начнет твориться у них в доме. Сириус был не только крайне деятелен, но еще и обладал умением заставлять всех работать на него.

========== Глава 22. Близнецы, мародеры и тайные коридоры ==========

Гарри с некоторым недоверием рассматривал посылку от Сириуса. Невилл с любопытством наблюдал через плечо. Сириус обычно присылал посылки к завтраку, вечером приходили только «заказы» вроде шариков и удочек, а в этот раз посылка прилетела сама, без просьб.

— Ну что там? — не выдержал Невилл.

— Настоятельный совет заняться физической подготовкой, — несколько потерянно признался Гарри. — И инструкции по установке турника в комнате.

— Серьезно? Сириус прислал нам турник?

— Запчасти от турника. И скакалку.

— Что такое скакалка? — нахмурился Невилл.

— О, ты узнаешь, — улыбнулся Гарри. — Что, будем разучивать заклинание, которое вкручивает шурупы в стену?

Невилл улыбнулся и вытащил из коробки со слабенькими чарами расширения несколько длинных труб. Болты и крепления лежали на дне и буквально манили мальчишку, который никогда не собирал что-то сам. Пусть даже и турник.

— А зачем нам турник? — все же поинтересовался Невилл.

— Дословно: чтобы мы были готовы к летнему лагерю молодого бойца.

— Ух ты!

— Звучит зловеще.

— Да ладно, это же ты вечно жалуешься на скуку, — отмахнулся Невилл и направился к единственной свободной стене, куда мог бы поместиться турник.

— Я жалуюсь на скуку в Хогвартсе, — не согласился Гарри. — Летом я и сам найду себе развлечения.

Но турник они все же повесили. Почему-то с особенным энтузиазмом упражнения выполнял Рон. В небольшом справочнике, который отправили Гарри, описывались правила выполнения, количество подходов и все в этом духе. Справочник вечно валялся на столике для чая, а на турник только что очереди не было. Оказалось, что отсутствие физической активности заметно удручает не только Гарри.

К тому же второй турник по почте получила Одри. Как ни странно, занимались так же всей комнатой. Гермиона даже с некоторым удивлением осознала, что стала лучше спать и меньше отвлекаться во время занятий. Она как раз размышляла над этим, когда она и Гарри, несколько уставшие, добирались до львиной гостиной из библиотеки. Разбор новых тем по математике, особенно когда нет полноценного учителя, выматывал гораздо больше подтягиваний и отжиманий. Гарри даже зевал — вчера они с Невиллом поздно легли, слишком увлеклись дополнительной литературой, поэтому сегодня надеялся лечь спать пораньше.

39
{"b":"589731","o":1}