ЛитМир - Электронная Библиотека

Амелия получила место в совете недавно и уже собиралась от него отказаться, ведь работа занимала слишком много времени. Но сообщение о том, что в Хогвартсе хранится философский камень, ее не на шутку взволновало. Хранить что-то настолько ценное в школе казалось ей неправильным. К тому же… что будет от этого школе? Получат вытяжку из камня? Она вызывает привыкание, так что для лечения крайне нежелательна. Для золота? Хогвартс не бедствует. Тогда зачем? Судя по всему, директор просто исполняет просьбу старого друга.

Защита у Хогвартса — одна из лучших в мире. По крайне мере, так принято считать. Да и вообще, нападать на школу — слишком низко для большинства волшебников, даже если те нечисты на руку. Там же дети. Вот только «для большинства» и «для всех» — не одно и тоже. Если кто-нибудь решится украсть камень, то могут пострадать дети.

Словно в ответ на ее мысли, в окно взлетела сова Малфоев. Нарцисса, за последнее время преуспевшая в деле доведения мужа до кипения, уже добилась своего. Председатель Совета Попечителей Хогвартса просит подписать требование убрать из школы артефакт, наличие которого плохо сказывается на защите детей.

— А знаете что? — через пару дней спросил Фред, вновь усаживаясь с картами на ковре. — Они убрали Пушка.

— Да, — продолжил Джордж. — Сегодня подошли к той двери, а там не заперто, собаки нет, а люк в полу отсутсвует.

— Так что красть уже нечего, можем спокойно ждать лета, — хихикнул Фред.

Предложение провести часть лета в гостях они приняли с нескрываемым энтузиазмом. Таинственная полоса препятствий, уроки от авроров, разрешение колдовать летом — все это окончательно поработило разум близнецов, заставив забыть о волшебном камне.

========== Глава 27. Взрослые страхи ==========

Поговорив с Крестником, Сириус не мог перестать волноваться. Он нервно прошелся по комнате, не менее нервно выкурил несколько сигарет, вновь пообещал себе бросить дурную магловскую привычку, выпил несколько чашек черного кофе, пообещав себе проститься и с этой плохой привычкой, а потом на кухню спустилась Беллатрикс. Она, заклинанием разогнав сигаретный дым, налила себе в кружку подстывший кофе.

— Тебе нужно бросить курить, — устало заметила она. — И кофе ты варишь отвратный. Где домовик? Попросил бы его.

— Он в нашем поместье убирает, — вздохнул Сириус. — Там в библиотеке такая пылища, что хоть вой.

Белс, разом опрокинув в себя отвратный кофе, занялась приготовлением следующей партии.

— Пока я воюю с кофейниками, рассказывай, что такой нервный.

Сириус, достав еще одну сигарету — привычка и правда начинает становиться странной — перевел разговор на другую тему.

— Почему ты так испугалась, что он восстал? Насколько я помню, последний год ты была его самой ярой почитательницей.

— Как думаешь, почему? — хмыкнула Беллатрикс.

— Эмм, — потерянно протянул Сириус. — В каком смысле?

— В прямом, — с усмешкой произнесла Белла. — Ну вот сам подумай: ради чего я могла служить ему настолько предано? И ради чего я, даже попав в Азкабан, продолжала верить, что он жив?

— Я все еще не понимаю, к чему ты, — признался Сириус.

— Надо же… А я думала, что предсказуема.

Она, оставив кофе вариться, села на высокий табурет напротив Сириуса. С любовью посмотрела на кузена, снова грустно улыбнулась и, наконец, продолжила:

— Ребенок, Сириус. Все просто. Он обещал мне ребенка.

Сириус подавился сигаретным дымом, чем вызвал хохот кузины. Пока он откашлялся, пока выпил воды, кофейник на плите начал дребезжать и Беллатрикс, все еще улыбаясь, встала с табурета.

— После того, как я, как мне сказали, родила мертвого ребенка… я была несколько не в себе. И даже начала думать, что мы с Руди просто друг другу не подходим. Ну, ты же знаешь. У нас так долго не было детей, я уже тогда сомневалась.

— Ты хотела развестись?

— Конечно. В этом браке меня интересовали только дети. Но ведь нужно было найти следующего отца… что проблематично для женщины моего возраста, да еще и в разводе. Мужчины моего круга, если и изменяют женам, то предпочитают делать это с молчаливыми проститутками, а не с известными дамочками. Но ведь среди пожирателей должно быть много сильных магов — думала я.

— Серьезно? Ты пошла в пожиратели для поисков отца ребенка?

— Ты еще не понял? — расхохоталась Белла, снимая кофейник с огня. — Я была одержима этим.

— И что? Ты решила, что бледный, лысый и красноглазый маг станет хорошим папулей?

— Попрошу, Сириус, — возмутилась Белла. — В моей идеальной семье никаких папулей не было. Все, что меня интересовало в мужчинах — это половина генов. А гены у Волдеморта весьма неплохие. Я проверила. Его раньше звали Том Редлл и он был красавчиком не меньше тебя.

— И что же? Ты подошла к нему с фразой «хочу от тебя дочку»? — захохотал Сириус.

— Вообще-то, — высокомерно заявила Белла. — Это он мне предложил.

В ответ кузен начал ржать, едва не опрокинув недопитый кофе. Представить Волдеморта, красноглазого, в традиционной черной мантии до пят, делающего неприличные предложения его кузине…

— Прекрати смеяться, бездельник, — Белла беззлобно кинула в него кофейное зернышко. — Не знаю, что ты там себе напридумывал, но ничего смешного не было. С защитой разума у меня проблемы, сам знаешь.

— Знаю, — кивнул Сириус. — Тебя даже я прочитать могу.

— Ну и он прочитал. Как и мои, без сомнений, выдающиеся умения в боевой магии. Он предложил мне встать под его знаменами, а мне взамен — милашка-дочурка. Обещал провести все необходимые ритуалы, чтобы ребенок точно родился и родился здоровым.

— И ты согласилась, — пораженно качал головой Сириус.

— Ну да, — Белла отпила кофе. — А что такого? Особой щепетильностью я не страдала с того момента, как умер Ди. Сейчас я понимаю, что это был несколько странный путь… Я о том, что я все же хотела, чтобы у моей дочери была такая жизнь, которая мне не досталась. Чтобы она вышла замуж за любимого человека, жила в спокойствии и достатке. Мне даже в голову не приходило, что я не смогу внезапно стереть все, что натворила.

— В каком смысле? — непонимающе сощурился Сириус.

— Как объяснить? — пожала плечами Беллатрикс. — Я… Я как бы была готова на все, чтобы получить свое. Идти по трупам там, все дела. И думала, что как только у меня появится дочка, я сразу брошу все это, заживу так, чтобы воспитать ее правильно.

Сириус грустно улыбнулся. Теперь он понял. Он, пожалуй, тоже в школьные годы мало думал о том, как себя вел. И мысли, что когда-нибудь потом, не сегодня и не завтра, он станет образцовым, жили в нем всегда. В молодости такие мысли не кажутся абсурдными. А чуть повзрослев, стараешься не вспоминать времена своей бурной юности. Стоит ли удивляться, что и Белла попала в эту ловушку. Хотя она, конечно, достигла в этом абсурда.

— Так что же, — напомнил о теме разговора Сириус, — теперь ты боишься его?

— Да, — спокойно ответила женщина. — Он не терпит измен. Об этом я узнала уже после того, как получила метку. Есть только один способ покинуть ряды пожирателей — умереть. Поэтому, поверь мне, многие пожиратели ох как не хотят его возвращения. Они не смогут просто взять и уйти. Пожиратели не бывают бывшими.

— И он точно не умер тогда? Ты в этом уверенна?

— Абсолютно. Он сам говорил, что его нельзя убить. И даже если такое случится, он вернется.

— Подожди, он это так уверенно говорил? — нахмурился Сириус.

— Да, — Белла непонимающе уставилась на нахмурившегося кузена. — А что такое?

— Как сказать… Можно добиться частичной неуязвимости. Например, Гарри защищен от магии Волдеморта. Лили основывалась на старинных ритуалах, так защищали детей и наследников от кровной мести, хотя она явно пошла дальше. Полный круг Ковена может наделить неуязвимостью на какое-то время. Можно с помощью некоторых ритуалов сохранить душу и разум, но, опять-таки, это разовый ритуал, его применяли, когда шли на ответственный бой. Но если он обладал таким умением постоянно — то это Темная магия в самом безжалостном ее применении.

48
{"b":"589731","o":1}