ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мистер Олливандер, — обреченно позвал хозяина Северус.

Но хозяин, разумеется, выдерживал положенную паузу. И потом только возник из-за полок, таинственным голосом приветствуя своих посетителей.

— Мистер Поттер? — удивился старый маг. — Я не думал, что Вы придете так рано. Но хорошо помню, как ваши родители выбирали себе свои первые палочки… Как неожиданно. Как вас зовут, юная мисс?

— Одри Лестрейндж, — девочка присела, изображая что-то вроде книксена.

— Мисс Лестрейндж, значит. Что ж, давайте подберем вам палочки…

Северус знал, что подбор палочки, несмотря на все замеры, нельзя предсказать заранее. Есть теоретические предположения, какая палочка подходит. Но тут вступает характер того, из чего сделана сердцевина палочки, особенности именно этого дерева, некоторые тайны того, кто выбирает палочку. Проще говоря, теория работает только с половиной покупателей. И даже им приходится потрогать с десяток палочек. Ситуация осложнялась тем, что старый маг подсовывал им разные артефакты, а дети беззастенчиво пробовали палочки друг друга. Разумеется, без особых успехов. Олливандер, с неодобрением смотря на сорванцов, протянул палочку Одри:

— Вот, попробуйте, акация и перо феникса, тринадцать дюймов, очень хлесткая.

Одри помахала изящным артефактом, но ничего не произошло. Тогда ее, буквально из рук Одри, выхватил Гарри. И тут же из артефакта посыпались золотые искры. Северус ожидал услышать традиционное «Замечательно!» от Олливандера, но тот лишь пораженно моргал. А Снейп судорожно обдумывал. Обычно по силе мага можно предсказать как минимум сердцевину палочки. Гарри явно сильный маг, к тому же его характер… Однозначно — перо феникса. Но непосредственно ему Олливандер отдавал только палочки с другими сердцевинами. И, кажется, мастер хотел вручить мальчику что-то другое.

— Для несгибаемых и талантливых. Очень мощная, — потерянно продолжил Олливандер, — Берете?

— Конечно, — улыбнулся Гарри, — мы ведь так долго искали.

Олливандер все еще задумчиво упаковал палочку в футляр, а потом занялся Одри. И уже вторая палочка ей подошла.

— Кизил и перо феникса. Тринадцать с половиной дюймов, гибкая. Для шумных и веселых.

— О, это про меня! — радостно воскликнула Одри.

Когда они выходили из лавки, Снейп не мог отделаться от ощущения, что старый мастер очень недоволен. Словно для Поттера у него была заготовлена другая палочка. То, что магу могут подойти две, а то и три палочки из предложенных, не является секретом. И иногда эти сочетания бывают неожиданными. Но тогда какая палочка должна была достаться Поттеру? Явно не из акации. Может быть, нужен был определенный феникс? Эта догадка словно молнией поразила Снейпа. Олливандеры в Хогвартсе не учились, но в последний год Гаррик зачастил к Альбусу в школу. Известно, что можно создать идеальную палочку исходя из подробных данных о молодом маге: время и место рождения, информация о родителях, родовая предрасположенность, предсказания о путях судьбы. Снейп хмурился, понимая, что Поттер зачем-то нужен был директору. И Северус, приведя мальчишку на Косую Аллею в сопровождении Одри, однозначно помешал этим планам.

После котлов и аптеки дети отправились за совой. Поттер долго ходил между клеток, с интересом рассматривая магических почтальонов, но пока ничего не выбрал. Обойдя магазин по кругу, он вернулся к продавцу:

— Извините, нам нужна такая сова, чтобы могла жить у сквиба.

— Он живет в магловском городе? — догадался продавец.

— Да. Но сова будет примерно раз в два-три дня летать к Одри. Это ведь важно, чтобы совы были рядом с магами?

— Да, — улыбнулся продавец, выходя из-за прилавка, — Если вы покупаете сову для связи с миром маглов, то возьмите одну из этих сычиков. У всех на лапке, как видите, колечко, оно отводит глаза маглам. Слабый артефакт, если знать, что совы переносят письма, маглы легко его увидят.

Гарри и Одри подошли к высокой полке, на которой стояли клетки с небольшими птицами самой невзрачной окраски. Большинство из них спали, но некоторые малютки с любопытством смотрели на детей.

— Вот этот милый, — Одри ткнула в крохотную серую птицу. — У него такой взгляд умный.

— Тогда давайте этого. Это мальчик?

— Да, мистер.

— И еще я хочу птицу себе. А у вас там, в конце магазина, есть соколы. Они тоже письма переносят?

— Да, но вам не стоит его покупать. Просто потому что такие питомцы запрещены для ввоза в Хогвартс. Соколов берут для переписки с адресатами, живущими очень далеко, первокурснику Хогвартса исключение не сделают.

— Жаль. Они симпатичные.

Гарри опять прошелся по магазину, остановившись перед тремя клетками с полярными совами. Одри последовала за ним, насмехаясь:

— Конечно, Гарри хочет что-нибудь белое и заметное. Почему бы не взять кого-нибудь менее яркое?

— Зачем? Я что, шпион? Покупаю ведь любимца. Тот, что покрупнее, мальчик?

— Да, мистер.

— Тогда возьму его.

Дети расплачивались собственными деньгами. Еще в первый поход на Косую Аллею они заглянули в детские сейфы, беря с запасом. Ключ Гарри, правда, пришлось восстанавливать, так как его прежний был у Дамблдора. Впрочем, мальчик об этом не знал. Говард сам разговаривал с гоблинами, те провели простенькую проверку на крови, чтобы удостовериться, что именно этот мальчик является Гарри Поттером. Ну, а о том, что опекуном Поттера является Дамблдор, огорошили уже перед уходом.

— Профессор, а у вас нет способа доставить нас сразу домой? — интересовался Поттер, неся свой уменьшенный чемодан подмышкой.

— Могу, но детям до тринадцати аппарировать не рекомендуется. Но мы можем доехать на магическом автобусе, — внезапно вспомнил Северус.

Тащиться с детьми в пригород Лондона ему тоже не особенно-то хотелось. Гарри и Одри тут же радостно закивали, а Северус подумал, что Ночной рыцарь — меньшее зло по сравнению с магловским общественным транспортом. Есть еще магловское такси, но довезет ли оно их в такую даль? Как заказывать частную машину Северус не знал. Дети уж тем более вряд ли осведомлены о подобном. Поэтому Ночной Рыцарь подлетел к ним в мгновение ока и, за небольшую плату, уже через десять минут крайне счастливые дети вышли из автобуса. Кто бы сомневался, что им понравится.

— Пока они будут хвастаться покупками, не выпьете со мной чашечку кофе? — поприветствовал их Говард.

По субботам к нему приходили некоторые клиенты, но к вечеру он освободился и хотел переговорить с профессором. Большинство знакомых Говарда не учились в Хогвартсе. В Англии ведь были и такие школы, что сразу готовили профильных специалистов. Школа зельеделов в Уэльсе, например. И школа колдомедиков в пригороде Лондона. Лицей-пансионат для девочек, Академия военного образца, Школа имени Розалинды Хоул. И в этих школах так же обучались поколения волшебников, сюда отправляли детей, чей талант заметен с самого детства. И, кроме всего прочего, были еще те, чьи магические способности были слишком малы, чтобы освоить программу Хогвартса в полной мере. Для них существовала школа на площади Авроры в Лондоне. Учиться там можно было и из дома. Только появляйся раз в неделю, сдавай эссе, а тренироваться можешь и под присмотром родителей.

И именно с этими магами Говард общался больше всего. Именно эти маги чаще всего и занимались теоретическими исследованиями, они спокойно жили, не влезая в политические дрязги, разводили растения в саду, не разрывали связей с родичами-сквибами, общались с такими же увлеченными с другого материка, при этом оставались практически незаметными для тех, кто считал себя элитой магического мира. То есть с окончившими Хогвартс. Но Северус Снейп был зельеваром, то есть магом, имеющим связи в той части магического мира, к которому привык Говард. Значит, не будет кривиться при виде сквиба и выслушает его без привычного скептицизма.

Они сели в гостиной, за небольшим столиком у окна. Снейп с интересом рассматривал в чем-то легендарного сквиба. Не так, конечно, как борцы за права сквибов, но однозначно более любопытного. Сквиб, который знает ритуалистику. Это явно интереснее, чем сквиб, который играет в футбол.

7
{"b":"589731","o":1}