ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вам. Лучше. Уйти, — Петунья попробовала закрыть дверь, но Хагрид ей не дал.

Он толкнул дверь, отчего Петунья покачнулась и упала, ударившись о стену. Если до этого Гарри считал приход мага досадным недоразумением, то тут он испугался. Говард и тетя не зря ведь опасались магов. А этот уронил тетю. Магия откликнулась на его чувства прежде, чем он успел сформировать свои мысли и великан вылетел спиной вперед не только из их дома, но еще и упал точно на проезжую часть, что несомненно заметили соседи. Гарри, мигом захлопнув дверь, тут же сел возле тети. Но та больше испугалась, чем действительно ударилась, хотя от резкого падения и побаливало то место, на которое Петунья приземлилась. Она испугано прижала к себе племянника, ожидая повторного вторжения огромного мага, но за дверью было тихо.

— Мам, он ушел, — доложил Дадли со своего наблюдательного поста в гараже.

Петунья, чмокнув Гарри куда-то в висок, поднялась с пола, тихо ругаясь себе под нос: на магов, странных посетителей и на свою сестру, из-за которой все это происходит. На сестру ругалась тихо, считала непедагогичным плохо говорить о ней в присутствии Гарри. Но винить ее было удобно — кто-то же должен быть виноват в том, что магия вторглась в жизнь Петуньи, и Лили на эту должность подходила просто идеально.

А Хагрид отправился к директору, сам не на шутку испугавшись. Физическая сила уже не единожды подводила его, у него плохо получалось ее контролировать, поэтому сейчас великан, коря себя из последних сил, возвращался в Хогварст. То, что Гарри теперь его побаивается, он понимал, и это знание делало его особенно несчастным. Он ведь хотел как лучше, нечаянно ведь так сильно дверь толкнул, не специально… Теперь нужно сказать директору, что испугал мальчика. Но ведь как силен Гарри, буквально вынес его из дома, словно пушинку.

После к Дурслям больше никто не приходил. Дети догуляли остаток каникул и первого сентября вынуждено разделились. Дадли уговорил папу отправить его в школу-пансионат для мальчиков, где готовят к поступлению в Итон, поэтому Вернон и Петунья прощались с племянником дома.

— У меня будет своя комната, — хлопал Дадли кузена по плечу. — Круто, да? Ты сможешь звонить мне по своему зеркалу вечером. Я тебе буду передавать материал, если что.

— Спасибо, Дэ, — искренне благодарил кузена Гарри.

Гарри сам попросил разрешения доучиваться в магловской школе. Говард не раз говорил, что как минимум в медицине магам стоило бы узнать магловский подход. Гарри пока не знал, чем будет заниматься, но предполагал, что знания лишними не бывают. Увы, после домашнего обучения в школу из первой десятки не поступишь. Одних оценок мало, нужны еще характеристики, внеклассные занятия, дополнительные предметы. Всего этого у Гарри, разумеется, не будет. Но ведь для получения профессии хватает результатов экзамена. Если будет совсем сложно — всегда можно отказаться. Но, прочитав учебники для первого курса Хогвартса, Гарри не заметил ничего сложного. Значит, время должно оставаться и на магловскую программу.

На вокзал ехали на машине с шофером. Безликий автомобиль, шофер в форменной кепке с недоумением рассматривал необычных пассажиров. Сова в клетке и огромные сундуки кого угодно заставят заинтерисоваться. Дети в машине молчали. Гарри все еще сожалел, что Дэ не с ними, а Одри боялась сболтнуть лишнего. Но на вокзале, когда они погрузили сундуки на тележку и устроили клетку с совой, Одри начала болтать без умолку. Свою сову Гарри назвал Ахиллом. Белая птица имела крайне гордый вид, презрительный взгляд и отказывалась смотреть иначе на всех, кроме своего хозяина.

С платформы девять и три четверти ходил не только Хогвартский экспресс. Магическая железная дорога пересекала страну с севера на юг и пользовались ею достаточно часто. Поезда ходили раз в день. Поэтому Говард точно знал, что пройти на платформу может, только нужно держаться за одного из детей.

— Лучше разбегись и закрой глаза, — посоветовал он Гарри, который должен был идти первым.

Мальчик кивнул и уже через мгновение оказался на другой стороне барьера. Они пришли рано, магов пока было не много, но Гарри все равно наполнило это чувство нетерпения. Точно должно что-то произойти. Он пока не мог пафосно сказать, что, пройдя этот барьер, он окончательно закончил прежний этап своей жизни и начал новый, но это было бы самым точным описанием его эмоций. За ним через барьер пробежал Говард и Одри.

— Последний вагон, — подсказал он. — Первокурсников отправляют в последний, чтобы они были вместе.

Гарри и Одри, восхищенно озираясь, направились к концу платформы. Мантии, необычные шляпы на дамах, хотя и на мужчинах тоже, дети с совами, кошками и даже пауками.

— Деда, а можно мне в следующем году завести паука? — восхищенно спросила Одри.

— Нет, милая, пауков в моем доме я не потерплю.

Одри разочарованно вздохнула, а Гарри шепотом напомнил:

— А я тебе говорил, бери кота, но ты «не хочу, коты — это скучно».

Одри показала ему язык и чуть забежала вперед, выискивая взглядом еще что-нибудь интересное. Как раз перед ними, прямо у последнего вагона, стояла женщина в ярком наряде. Ее шляпа была самой необычной из всех, что Одри увидела сегодня.

— Августа? — пораженно-восхищенно воскликнул Говард где-то позади и женщина в шляпе с чучелом стервятника обернулась на голос, восхищенно охнула и тут же ее строгое лицо осветила радостная улыбка.

— Говард, вот уж действительно неожиданность. Какими ты здесь судьбами?

— Вот, контролирую отправку в Хогвартс этих сорванцов.

— Сорванцов? У вас с Дорой были дети?

— Нет, увы, нет. Я бы написал, — Говард галантно поцеловал ручку старой леди. — Но эта юная мисс — Одри Лестрейндж, а этот джентльмен — Гарри Поттер.

— Это мой внук — Невилл Лонгботом, — не своим голосом представила мальчика женщина.

Говарду показалось, что он еще никогда не видел Августу в таком замешательстве. Она с недоверием посмотрела на Гарри, не выявляя особого восторга по поводу Мальчика-который-выжил, а потом с прищуром смотрела на Одри.

— Августа, — Говард подошел к ней ближе, — Я знаю, что твой сын в больнице и что мои родичи как-то к этому причастны, хотя и узнал об этом позднее. Но Одри они выкинули так же, как когда-то меня. Не вини ребенка в грехах родителей. К тому же я точно не могу сказать, чья она дочь. Мой брат не удосужился мне это сообщить.

— Это и так ясно всякому, кто на нее посмотрит, Говард, — Августа уже собралась с мыслями и теперь говорила гораздо спокойнее. — Но, в таком случае, ты прав. Мы не можем винить детей в ошибках их родителей.

Августа говорила несколько неуверенно. Они оба замолчали, пока дети несмело присматривались друг к другу. Невилл заметно стеснялся, а Гарри был слишком тактичен, чтобы так сразу лезть к человеку. Поэтому за мальчика тут же взялась Одри.

— Привет! — улыбалась она. — Ты тоже первокурсник, да?

Пока взрослые говорили о детях, дети успели выяснить самое важное. Что Невилл любит читать и ухаживать за растениями, о мире магии знает много, поступать хочет на Гриффиндор, как папа. А еще у него есть жаба.

— Ух ты! — Одри тут же выхватила Тревора, с искренним восторгом рассматривая питомца, — Надо было жабу купить. Деда, а жабу мне можно в следующем году завести, а?

— Нет, Одри. Жабу тоже нельзя, — с улыбкой ответил Говард, отвлекаясь от разговора с Августой.

— И паука нельзя, и жабу нельзя. Кого тогда можно? — тихо ворчала Одри.

— Можно было кошку или сову, — подсказал Гарри.

— Не хочу сову. Хочу жабу. А змею, интересно, можно?

Невилл с Гарри переглянусь и именно в этот момент поняли, что точно подружатся. Это было совершенно необъяснимое чувство, не имеющее никаких веских доводов. Но Гарри, помня о своей ответственности за Одри, с особым интересом осмотрел крупного Невилла.

— Слушай, а ее поднять сможешь? — Гарри кивнул на Одри, которая тут же надулась.

— Не знаю, а зачем? — нахмурился Невилл.

9
{"b":"589731","o":1}