ЛитМир - Электронная Библиотека

— А чем они занимаются? Ну, Реддлы, — Ната поставила кофейную чашку на стол.

— У них поля, как я понял. Сдают землю и дома в аренду. Для какой-то части земли нанимают работников. И еще у них акции нескольких компаний. Знаешь, что такое акции?

— В магическом мире тоже есть акции, — улыбнулась Ната. — А если не работают? Чем еще занимаются?

— Они — типичные представители снобов, — хохотнул Том. — Охота, конные прогулки, сплетни. Бабушка любит читать любовные романы. Кажется, это все.

— А с остальными родственниками тебя не обещали познакомить?

— А их нет. В семье Реддлов всегда один ребенок. Мальчик. А у бабушки если и есть родня, то мне она о ней не рассказывала.

Ната кивнула. Том же не спускал взгляд с девушки. Она пальцем водила по краю кофейной чашки, чуть надула губки, как всегда делала, когда задумывалась над чем-то, а в волосах словно запутался лучик солнца. Натали пробуждала в нем незнакомые чувства и эмоции, которым Том часто не мог найти имени. Но не этому. Он привык быть честным с собой и не видел смысла избегать очевидного. Он полюбил ее. Как иначе назвать эти чувства? Но сказать он не решался. Он недостоин такой девушки. И дело даже не в пресловутой чистоте крови. Дело в ее доброте, в ее сострадании, в какой-то кристальной честности, дружелюбии.

— Прочитай что-нибудь, — попросил он.

— Что? И ты туда же? — удивилась Ната, солнце блеснуло в волосах, когда она резко повернула голову.

— Когда ты читаешь стихи, мне хочется выучить русский, — честно признался он.

Она опять засмеялась, отчего Том тоже непроизвольно улыбнулся. Но все же постарался принять более несчастный и просящий вид, надеясь, что не выглядит при этом глупо. Натали, пару секунд внимательно смотрела на Тома, а потом сдалась. Как всегда, она вздохнула, на несколько секунд закрыла глаза и начала читать. Даже не читать, а словно актриса на сцене, она голосом и мимикой передавала чувства.

Не будем пить из одного стакана

Ни воду мы, ни сладкое вино,

Не поцелуемся мы утром рано,

А ввечеру не поглядим в окно.

Ты дышишь солнцем, я дышу луною,

Но живы мы любовию одною.

Со мной всегда мой верный, нежный друг,

С тобой твоя веселая подруга.

Но мне понятен серых глаз испуг,

И ты виновник моего недуга.

Коротких мы не учащаем встреч.

Так наш покой нам суждено беречь.

Лишь голос твой поет в моих стихах,

В твоих стихах мое дыханье веет.

О, есть костер, которого не смеет

Коснуться ни забвение, ни страх.

И если б знал ты, как сейчас мне любы

Твои сухие, розовые губы! *

Когда Том поднялся наверх, в кабинет Алексея Долохова, у него в мыслях до сих пор звучал ее голос. Он бы немало удивился, если бы в данный момент смог прочитать мысли Долохова. Тот несколько рассеянно смотрел на парк за окном. Тони рассказал, что его друг уделяет Ноне внимания больше, чем любой другой девушке. И что сестра явно как-то взбудоражила парня, Том стал спокойнее и мягче. Долохов, несмотря на веселость, широкие жесты и ощущение праздника, был тонким психологом. Он видел парня насквозь. Видел, как тяжело Реддлу принимать подарки, насколько сильно он стремится доказать всем, в первую очередь самому себе, что он лучше всех. Что достоин большего. Такие не подходят для научной работы, в аврорате ему будет сложно подчиняться приказам, слишком острый у парня ум. И при этом Долохову не хотелось пускать дела парнишки на самотек. Такие, как он, могут стать непревзойденными лидерами.

— Проходи, садись, — отвернулся от окна Алексей. — У меня к тебе предложение.

— Какое?

— Вот, читай.

Долохов выложил на стол несколько листов. Том, едва взглянув на них, побледнел:

— Вы не берете учеников, — он старался подавить восторг, боясь, что ему показалось, и это не договор об ученичестве.

— Не брал, — исправил Алексей. — В нашей семье не принято разглашать семейные наработки.

— Тогда почему предлагаете мне?

— Брось, не смотря на кажущуюся безалаберность, даже Тони заметил твои чувства к Натали. Что уж говорить о моей жене, которая уже просчитала вашу совместимость и начала придумывать оформление зала. Мне остается только помочь тебе.

— Я не… не посмел бы просить ее руки.

— Значит ты трусливее, чем я думал.

Том резко вскинул голову, с непониманием смотря на старшего Долохова.

— Неужели ты думаешь, что семью можно оставить на потом? Вариант «добьюсь всего, потом займусь семьей» в мире магии приводит к одиночеству. Сколько из твоих однокурсников еще не помолвлены? Сколько девушек не определились с выбором жениха до совершенолетия?

— Я знаю, в магическом мире брак расценивают как партнерство, — кивнул Том.

— Если при этом есть любовь — то это считается невероятной удачей. Нас с Таней ты устраиваешь в качестве партнера. Так что читай и подписывай. Закончишь ученичество, устроим тебя в отдел магического правопорядка.

Долохов замолчал, рассматривая удивленного Тома, а потом весело усмехнулся:

— Только Ноне не говори, что мы уже все решили. Она слишком любит свои книжные истории. Еще взбунтуется, сбежит. Но можешь считать, что получил разрешение на ухаживание.

* Анна Ахматова. 1913 г.

========== Глава 7. Маленькие тайны. ==========

Известие об ученичестве Тома разошлось среди чистокровных достаточно быстро. Из любопытного полукровки он был мигом переведен в крайне привлекательного молодого мага. Долоховы — непревзойденные дуэлянты. Им нет равных не только на официальных соревнованиях, но и в открытом бою. И учеников со стороны они брали всего несколько раз, и это было еще в России. Некоторые предполагали, что Алексей таким образом устраивает будущее дочери. Но пока это было скорее любимой сплетней романтически настроенных дам, все остальные не видели в этом смысла. Англичанам казалось, что браком дочери Алексей упрочит свое положение в стране. Никто ведь не мог представить, что Долоховым это не столь важно.

Тома обучали не столько умению побеждать в дуэлях, сколько вообще умению обеспечить защиту, контролировать толпу, вести боевые действия. Алексей высылал копии книг, которые исчезали через одну-две недели, поэтому Том старался изучить их как можно быстрее. И все больше понимал, почему именно Отдел магического правопорядка*. Основные знания Долоховых скрывались вовсе не в боевых проклятьях, а именно в умении обеспечить безопасность, контролировать, а войну оставляли на крайний случай.

— Как Вас вообще выпустили из России? — пораженно спрашивал Том у Тони. — Это же… Да один маг может защищать несколько семей одновременно…

— Ну, поэтому мы так долго в России и оставались, — чуть нахмурился Тони. — Какое-то время Долоховы были многочисленным кланом. Но потом многие мужчины погибли на войне. Что-то связанное с магическими источниками на черноморском побережье. Долоховы ведь были на государственной службе. Ну и тогда наши кровники и активировались. За пять лет, не смотря на все таланты, от остатков большого клана осталась лишь главная ветвь. И они решили уехать в Европу. Я родился в Париже. Но там папе не нравилось. Говорит, слишком уж французы… манерные.

Том неопределенно хмыкнул. Он знал слишком мало французов, чтобы давать какие-то характеристики всей нации. Он лишь притягивал к себе очередную книгу по защите домов и поместий. Сочетаемость заклинаний, правила настройки оповещений, пути отхода. Основной упор — на защиту отдельного здания. Затем ему предстоит освоить заклинания для общественных мест, временных баз и даже мест случайного сбора большого количества магов. При этом Том не мог отогнать от себя мысли о том, как вплести эти заклинания, то есть что-то непостоянное, в ритуалы, проведение которых может обеспечить защиту дома на сотни лет.

11
{"b":"589732","o":1}