ЛитМир - Электронная Библиотека

Натали еще раз печально вздохнула, чуть оттолкнула в сторону букет и начала доставать из сумки учебники. Том повторил ее маневры, уходить не хотелось. Вот только доставал он не учебники, а газеты и бухгалтерские книги. Он уже сейчас начал готовиться к работе в министерстве. В его представлении, он должен подняться по служебной лестнице как можно быстрее. У него так много идей, он непременно хочет воплотить их в жизнь. Сегодня он изучал архивную подборку новостей из Европы, читал французские, итальянские и немецкие газеты. Он запрашивал копии из архива, ему присылали переводы.

Он сам предложил Алексею именно так его проверять. Находить схемы, которые могли бы стать контрмерами против Гриндевальда. Для этого и читал иностранную прессу. И сегодня наткнулся на что-то необычное. Говорили, что Гриндевальд, по всей видимости, получает поддержку именно из Великобритании, но не удается выяснить, кто ему помогает.

— Что связывает Гриндевальда и Англию? — вслух спросил Том.

— Где-то слышала, что у него родня здесь, — ответила Ната.

Впрочем, она тут же замолчала. Она это знала из той, другой жизни. Здесь же… нет, память не сохранила таких сведений. Но можно считать, что она это услышала в разговорах.

— Родня? — нахмурился Том. — А где у нас справочник чистокровного?

Друэлла кивнула на полки у камина. Том тут же поспешил за справочником. Это была огромная книга, искать в ней что-либо было крайне непросто.

— Сразу можешь убрать самые старые и богатые семьи, — посоветовала Друэлла. — Породниться с ними считается честью, если бы там затесались родственники Гриндевальда, об этом уже бы сказали.

Том кивнул, перелистывая первые страницы с самыми древними семьями Великобритании. Получилось примерно четверть справочника. Том понял, что его внезапное рвение слишком долгое и сложное.

— А родового древа Гриндевальда нет?

— Ммм… посмотри, там есть и французский справочник, только он не переведен, — предложила Друэлла.

Гриндевальды нашлись довольно быстро. Потом пришлось искать родовое древо его матери. И вот тут нашлась связь. Гриндевальд оказался внучатым племянником Батильды Бэгшот.

— Но чем она может помогать Гриндевальду? — подошедший Макс скривился. — Она же просто историк, и род не богат, не знаменит, и даже не особенно силен.

— Не знаю, — честно признался Том. — Но хочу выяснить.

Натали старательно прятала глаза. Сейчас ей пришло в голову, что помогать сумасшедшему с материка может Дамблдор. Но как такое возможно? Забавный мужчина лет сорока, пусть с бородой и в слишком ярких мантиях. Но при этом талантливый педагог, справедлив на уроках, всегда помогает ученикам, причем как своего факультета, так и других… Натали не могла даже подумать, что он может как-либо помогать Гриндевальду. Он же добрый. По крайней мере, должен быть.

* Как можно по-другому назвать что-то вроде МВД в магическом мире? Я решила, что обеспечением порядка и безопасности в стране должен заниматься этот отдел. Потому что авроры мне, честно говоря, кажутся смесью обычной полиции и спецназа.

========== Глава 8. Розы и жасмин. ==========

Том написал Алексею о своей находке. В ответ пришло письмо, что таланты парня вновь оценили по заслугам. Даже обещали рассказать, если что-нибудь станет известно. Том не особенно на это надеялся, но читать было приятно. К тому же начиналась весна, в школе явно чувствовалось любовное настроение, и Том изнывал от собственных проблем. Гордый, привыкший добиваться своего, он страшно боялся отказа. К тому же его отношение к Натали было не таким, когда отказ станет поводом для охоты, или, напротив, досадным недоразумением. Он боялся ее обидеть. И еще больше боялся обнаружить, что кто-то сможет пробиться через обычную холодность Феи Слизерина раньше Тома.

Для того, чтобы показать свое внимание к девушке, парни обычно дарили цветы. К тому же цветы и конфеты были теми подарками, от которых не отказываются. Это как произнесенный комплимент. Вернуть — значит показать ярую неприязнь, практически оскорбление. Букеты часто оформляли по правилам языка цветов. Вряд ли кто-то знал его полностью и наизусть, но лучше было проверять, чтобы не попасть в неловкую ситуацию. Букет для Тома оформляла бабушка, изрядно повеселившись над описанием. Белый жасмин и красные розы. Дружба и истинная любовь. Том открыл коробку в своей комнате, рассматривая небольшой букет.

Субботнее утро, почти пустая гостиная Слизерина. Друэлла, скинув на пол туфли, уже дымила сигаретой, палочкой направляя дым в сторону от Натали. Она готовила сочинение по трансфигурации: очень хотелось поскорее закончить и почитать что-нибудь более интересное. Девушка мягко улыбнулась Тому, когда тот сел рядом.

— Доброе утро, — она чуть подвинулась, давая возможность расположиться на диване.

— Натали, — окликнул ее Том, потому как, суетясь, она практически отвернулась от него.

— Да?

Том, улыбаясь, протянул ей букет. Девушка опешила на какое-то мгновение, но цветы приняла, с удовольствием уткнулась в них, жасмин она любила чуть меньше, чем сирень, но это не банальные розы и лилии, которыми ее заваливали нечаянные ухажеры.

— Том…

— И еще я бы хотел пригласить тебя на вечер Слизнорта в следующие выходные, — все еще старательно держал улыбку на лице Том.

Натали подняла глаза от пахучего букета, встретилась взглядом с Томом. Сколько всего она увидела в его глазах. Ожидание, надежду, испуг, нетерпение. И что-то такое, от чего она стремительно краснела и боролась с желанием спрятаться за этим букетом от внимательных зеленых глаз.

Друэлла, не смотря на свою внешнюю толстокожесть, и даже вопреки некоторому нахальству, была довольно чутким человеком. Она пробормотала что-то про забытую книгу и быстро ретировалась наверх. Впрочем, по дороге строго отчитала третьекурсников, проявляющих слишком много внимания к паре за большим столом у окон.

Натали молчала, Том, справившись с первым шагом, молчать не мог. Он уже понял, что не прогонит, в прогулке не откажет, только удивлена сверх меры.

— Ты мне очень нравишься… даже больше, чем нравишься. И я очень сомневался, захочешь ли ты терпеть такого неуравновешенного мага, да еще и с шатающимися моральными устоями… Но не прощу себе, если тебя уведет кто-нибудь другой.

— Спасибо за жасмин, — Ната все еще избегала смотреть ему в глаза, к тому же отчаянно краснела и смущалась. — Я очень люблю, когда цветы приятно пахнут. Жасмин — один из самых любимых цветков. Конечно, я схожу с тобой на вечеринку.

Тому казалось, что что-то внутри него рвется танцевать и радостно кричать, но он лишь взял худенькую ладошку Натали и легонько ее поцеловал.

— Вы завтракать идете? — голос Генри за спиной заставил их резко вздрогнуть.

Генри и Макс как раз поднялись из спален мальчиков. Как всегда, с шумом и криками. Со стороны казалось, что Том и Ната что-то обсуждают, а это не было чем-то необычным. Том учил язык, иногда спрашивал мнения девушки о каких-то ритуалах. Макс, увидев смущение Наты и явное недовольство Тома, сразу понял, что они ну очень сильно помешали. Но не Генри. Он намеков не понимал.

— О, очередной поклонник? От кого у тебя сегодня букет? — Генри рухнул в кресло, с которого только что встала Друэлла.

— Это я подарил, — ровным голосом ответил Том, ненавидя в данный момент своих друзей.

— Ой, — нервно заерзал Генри. — Я не знал, что ты…

— Мальсибер, лучше молчи, — посоветовал Макс, — иначе станешь любимым партнером Тома на остаток года.

Натали не смогла сдержать смешка. Том был мстителен, этого не отнять. Хотя обычно не позволял себе унижать, оскорблять и наносить непоправимый вред. Обычно он старательно ставил противника в такие ситуации, когда тот вынужденно показывает свои слабые стороны, практически унижая себя сам. Для близких знакомых, которые чем-то заслужили недовольство тайного кардинала Слизерина, Том предпочитал пытки уроками и занятиями. А так как темп обучения Реддла выдержать непросто, даже друзья опасались с ним конфликтовать.

13
{"b":"589732","o":1}