ЛитМир - Электронная Библиотека

Беллатрикс, кажется, твердо решила стать миссис Реддл еще до школы. Дэн был достаточно спокойным, даже несколько флегматичным, поэтому мисс Блэк сама отгоняла от него невест, сама звала на свидания, и даже предложение бы сделала себе сама, но Дэн все же был не настолько флегматичен. Натали нравилось, как неспокойная Беллатрикс влияет на ее сына. С ней он много улыбается, дергает ее за тугие кудряшки, поет какие-то песенки. Таким он бывает только дома. И, если Беллатрикс удается вытащить эту сторону ее сына, то Натали готова ее полюбить.

Натали с улыбкой рассматривая своих взрослых подруг. Друэлла, бросившая курить и пить джин по утрам, казалась уже другим человеком. Разумеется, это если не знать, кто дарит мальчишкам магловские пластинки с рок-музыкой и водит их в кино. Беллатрикс была похожа на мать характером, Натали все время ожидала увидеть девушку с отстриженными волосами и сигаретой. Но у Белс, как ее все назвали, были другие увлечения. По большей части — Дэн и боевая магия. А вот младшие дочери не доставляли Элле хлопот, хотя у и них были странные увлечения. Например, Тед и «мама, я сбегу с ним». Или Люциус и, какая неожиданность, боевая магия. Натали уже была уверена, что у всех дочек Эллы есть одна общая проблема — они влюбляются раз и навсегда.

Вальбурга не переставала жаловаться на старшего сына. Любила его так сильно, как могут только женщины, долго ждавшие ребенка. Сама она считает, что просто избаловала любимого сыночка. Но тут, скорее, необычно себя проявляет блэковский характер. Хотя и избалованность имела место быть. Долгожданный сын, наследник рода, к тому же талантливый мальчишка. Вальбурга была консультантом в Министерстве. Отказывалась до последнего, но Том ее уговорил. Вале льстило, что Министр Магии нуждается в ее советах.

Том получил должность в тот год, когда Дэн поступил в Хогвартс. И Натали стоило огромных сил удерживать их дом на этой шаткой грани между публичностью и семейным уютом. Но удавалось. Особенно когда по дому носятся три сорванца.

Тони женился поздно, привезя в Англию смешливую гречанку. Стоило догадаться, что эти двое просто не созданы для нормальной семейной жизни. Они бы, возможно, и Бориса таскали по всем своим командировкам, но тут в бой насмерть вступила Татьяна, требуя оставить внука ей, а не мучить переездами. Так Борис, наследник Долоховых, стал лучшим другом Алекса и Сириуса. Уже в Хогвартсе они познакомились с Джеймсом Поттером и Ремусом Люпином. Натали осторожно спрашивала, все пыталась понять, каким образом мог попасть в школу оборотень, если Дамблдор доживает свои дни в Азкабане. Мальчик никуда не исчезал, болезненным не казался, об оборотнях ничего не знал. Мародеров получилось пять. Пять избалованных, обожаемых детишек, поэтому ночные дуэли, шутки над учителями и взорванные унитазы стали чем-то привычным для женщин за столом.

— Я же хорошо его воспитывала, — вздохнула миссис Поттер, — Он ведь добрый мальчик.

Ей вторило еще два грустных вздоха и подлое хихиканье Друэллы. Мало того, что ее главный сорванец уже вырос, так еще и шалости мальчишек она считала очаровательными.

— Перебесятся, — раздался голос Тома от двери.

— Том! — удивилась Натали, она обняла мужа, как всегда буквально заставляя себя отпустить его. — Ты так рано?

— Решил посмотреть, что именно вы пьете по пятницам, — Том кивнул на бутылку на столе, — оказывается, хлещете виски чайными чашками.

— Наши дети взорвали унитаз, — Валя плеснула себе еще алкоголя, — По-моему, мы уже имеем полное право спиться по этому поводу.

— Да что ты знаешь о желании спиться, — покачал головой Том, — Представь, каково мне слышать подобное. От подчиненных. Когда я — министр магии. Взрослых дядей заставляю по струнке ходить, а с собственным чадом справиться не могу.

Женщины за столом вновь заулыбались, а Элла скромно предложила:

— Тебе плеснуть? В чайную чашечку?

— Я воздержусь. У меня сегодня вечером встреча. Скоро выборы.

— Третий срок? — уточнила миссис Поттер.

— Почему бы и нет? Я еще многое в этой стране не исправил.

— Например, не можешь утихомирить собственного отпрыска, — подсказала Вальбурга. — Не в обиду сказано, такая же проблема у твоего консультанта, между прочим.

— Может, все-таки, розги? — неуверенно спросил у жены Том.

— Да пожалуйста, — великодушно согласилась Натали. — Мы их всех сюда притащим, положим на лавочку, выдадим тебе розги и выйдем реветь в другую комнату.

Том, вспомнив этих сорванцов, тоже тяжело вздохнул. Поднять руку на младшего сына, кареглазого и смешливого любителя приключенческих романов, Том не сможет.

— Значит, перебесятся, — убежденно кивнул он. — Мы тоже когда-то были не столь добропорядочны, как сейчас. Ну, кроме тебя, дорогая, ты у меня идеал.

— Ладно, — вздохнула Натали, — Предлагаю коварный слизеринский план для наших бравых гриффиндорцев. Во-первых, ввести премиальные за каждый месяц без попадания.

— Ты предлагаешь нам напрямую заявить детям: шалите, но не попадайтесь? — удивилась Валя.

— Шикарный план, — не согласился Том. — Сына я люблю таким, как он есть. Краснеть над каждым письмом я не люблю.

— Я не закончила, — продолжила Ната. — Валя, готовь свои книги по анимагии.

— Это же опасно, — возразила Друэлла.

— Не более опасно, чем танцы на астрономической башне, прогулки с василиском и заигрывание с неподходящими парнями, — вновь поддержал жену Том. — Их нужно занять, иначе мы так и будем читать последствия их хаотичных увлечений.

— Какой кошмар, — вздохнула потомственная слизеринка, миссис Поттер, — На что только не пойдешь, лишь бы не краснеть за детей.

Дамы лишь снова грустно вздыхали. А вскоре начали собираться по домам. Дети их учились, поэтому домой никто из них особенно и не спешил. Когда последняя подруга по несчастью исчезла в камине, Натали села рядом с мужем на диван, привычно устроив голову у него на плече. А Том вновь почувствовал себя вполне счастливым. Где-то в глубине души он всегда хотел решать такие простые и нелепые проблемы, как сын-сорванец.

— А ты все еще мечтаешь о дочке? — едва сдерживая смех, спросил он у Натали.

— Мне жаль тебе об этом напоминать, но у нас скоро могут внуки появиться, — смеясь, ответила она ему.

28
{"b":"589732","o":1}