ЛитМир - Электронная Библиотека

Говоря все это, Сириус постепенно распалялся, а Альфард, напротив, затихал. В итоге сел по другую сторону стола, грустно смотря на крестника и любимого племянника. Сириус выглядел уставшим. Троцкий ужесточил тренировки, заседания Визенгамота длились по шесть-семь часов, они с Джеймсом накладывали сложные защитные чары на дом, который планируют сделать временным аналогом Мунго, ночами он переворачивал горы литературы по темной магии, на лету учился управлять родом, при этом еще успевал соблюдать приличия, являясь к обеду и ужину прилично одетым и без опозданий.

— Когда я должен начать? — вздохнул Альфард.

— Объявят завтра утром, сегодня в ночь будешь давать клятву.

— Это я знаю.

— Можешь уже сейчас их строить. Минчум уже собирает вещи.

— А что с бизнесом?

Сириус хмыкнул:

— Я нашел помощника. Оказывается, Белла буквально рождена для ведения бизнеса. Пока будет заниматься бумажной работой, потом посмотрим.

— Белла? Вот уж кто точно бы всех построил… А что с моими помощниками?

— Я же любимчик Поллукса. Можешь ему писать, только не по ерундовым поводам. Гидеон и Фабиан станут твоими первыми помощниками. Уже рвутся в бой.

Альфард лишь покачал головой. Ему не нравилась эта идея. Блэки действительно редко появлялись на министерских должностях. Просто потому что условности и дисциплина мало соответствовали их характеру. Они принимали решение быстро, работали так, чтобы прямо сейчас и больше не переделывать, не умели и не любили строить из себя законопослушных магов. Работа не для них. Но… сейчас пост министра для Блэка — лучший вариант. И глупо отказываться от него, когда Крауч, сам метивший на этот пост, так просто его отдал, да еще и поддержал кандидатуру Альфарда. Удача, чистая удача.

Комментарий к Глава 49. Совет и Министр.

Прошу прощение за долгое отсутствие. Подхватила вирусный грипп, провалялась в кровати дней пять и еще больше недели кашляла и температурила. Не писалось просто категорически. Постараюсь вернуться к прежним темпам творчества, но обещать не могу. Мой Боевой Муз стал капризен, а суровая реальность требует разгребать ту гору дел, что скопилась за время болезни.

========== Глава 50. Пещеры, тайные комнаты и секретные места ==========

Когда министр магии имеет особые полномочия, да к тому же является сильным магом-менталистом, шпионы пропадают довольно быстро. Еще до вступления Альфарда в должность, в отставку подали почти пятьдесят служащих разных мастей. Потом проверку прошли почти все сотрудники министерства, своих мест, впрочем, больше никто не лишился.

— Ушли те, кто не может защитить разум от меня, — зло щурился Альфард. — Может Ольга погуляет по аврорату? Ее дар не столь силен, но она чувствует окраску мыслей…

— Гениально. Только ничем не поможет. Она ведь не сможет сказать, на стороне ли Оза данный волшебник. Она лишь скажет, что именно этот маг в данный момент думает о чем-то жестоком. Или радостном. А вот у того, по всей видимости, эротические мечты.

Альфард вздохнул, соглашаясь с племянником. Ольга не читала мысли в прямом понимании. И не могла влезть в голову. Она ощущала лишь направленность. Шпионов так не вычислишь. Но и сам Альфард не всесилен. Сколько существует артефактов, способных сносно экранировать мысли? А грамотно составленная клятва? А просто вполне предсказуемая родовая защита? Рыться в головах людей могли немногие. Иметь иммунитет к грубому проникновению, впрочем, тоже. Но все же большинство старинных родов имели неплохую защиту. Только если ломать заклинаниями, но все согласятся, что такие меры не оправданы. Порылся в голове ста человек, нашел одного шпиона, семьдесят обидел, двух покалечил, остальные просто затаили зло.

Но и того, что Альфард делал, вполне хватало. Министерство стало неприступнее, авроры наконец-то получили больше прав, откупиться от наказания теперь стало практически невозможно, каминная сеть вновь обрела безопасность, а улицы патрулировали усиленные патрули. Лорд Медоуз отправился в Хогвартс преподавать Защиту от темных искусств, Сириус игнорировал половину судов Визенгамота, Карлус собрал стационарный портал между Блэк-мэнором и Домом-на костях. Жизнь налаживалась, Пожиратели уходили в подполье, Рождество обещало быть спокойным.

Но случился небольшой переполох. Незадолго до праздников Сириус решил проверить артефактную карту. И, совершенно внезапно, увидел изменение местоположения одного из крестражей. Джеймс к тому времени научился контролировать свой дар, Сириус вошел в финал любительского дуэльного турнира (где проиграл), Ремус встретил свое первое полнолуние в виде человека. Всю ночь просидел на стуле, боясь обращаться, под заунывное бормотание Сева. Тот уговаривал испытуемого обратиться намеренно, дабы понять, полон ли контроль над обращением. Поэтому на изъятие последнего крестража отправились вчетвером. Все равно Альфард на работе, а Карлус водит хороводы вокруг портала.

— Море? — прокричал Джеймс, когда огромная волна окатила их с ног до головы.

— Там! — Сириус указал пальцем на довольно неприметную пещеру, от которой ощутимо веяло чем-то магическим.

Четверо прыгнули в воду, а в пещере брезгливо сушили одежду под ворчание Сева.

— Можно ведь было сначала из Хогвартса забрать. Там сухо.

Сириус лишь качал головой. После своего гениального изобретения, которое не удалось испытать в полной мере, кузен стал ворчлив, как старый дед. Сириус уже сам с нетерпением ждал полнолуния. А уж другого оборотня они как-нибудь найдут, раз Ремус впал в восторженно-неверующее состояние.

— Магия крови, — усмехнулся Джеймс, подходя к стене, — весьма хитрая схема. Чтобы открыть, недостаточно просто крови, она должна быть отдана добровольно и, следовательно, с крохотной частью силы.

— Он как всегда очарователен, — кивнул Сириус. — Можешь снять?

— Конечно.

Джеймс поводил палочкой, отправил в стену пару заклинаний и она послушно пропала. Они вошли в огромную пещеру, у их ног начиналось черное озеро, вдалеке мелькал какой-то зеленый отблеск. Джеймс присел на корточки у воды, внимательно всматриваясь вглубь. Сириус, напротив, осматривал озеро подальше от берега.

— Джим, здесь от магии смерти воздух кипит. Что это?

— Наш знакомый посчитал, что сам может заниматься столь сложной наукой. Это трупы. Сотня, не меньше. Они призваны защищать то, что находится в центре озера.

— Шагнешь в воду — и они все твои?

— Да. Думаю, да.

— Так что? Сожжем их? — Сириус достал палочку, приготовившись уничтожать все, что уже мертво.

Джеймс кивнул, Северус и Ремус привычно отошли за спины. Одно прикосновение к воде и белая рука попыталась схватить Джеймса.

Инферналы среди магов смерти вызывали лишь брезгливость. Низшая ступень, практически неуправляемы, им можно внушить лишь что-то одно. Джеймс не знал, какова была формулировка Оза, но эти инферналы охраняли не сам крестраж, а лишь дорогу к нему. Возможно, где-то здесь даже существует какое-нибудь нейтральное средство передвижения: Джим сомневался, что у мага-самоучки получилось бы стать для инферналов своим.

Ксавьер бы, возможно, смог бы всех их упокоить. Джеймс пока не достиг такого уровня контроля над силой, поэтому лишал остатков жизни группы по пять-шесть тел. А вот Сириус справлялся лучше. Магия Тьмы вообще нацелена на разрушение, темные потоки силы были почти осязаемы, они попросту обращали тела в прах. Северус и Ремус точечно поджигали тела. Минут десять и эпическая битва четырех живых против сотни смертоносных кукол завершилась. Сириус уже призвал свои возможности, очищая магический фон пещеры от ощущения смерти. Тела обращались в пепел, пепел сдувало ветром к выходу из пещеры, воды озера стремительно светлели, они уже не были такими темными. Джеймс всегда немного завидовал этому умению Сириуса. Уничтожать все, даже самое плохое, подчищать за собой. Джеймс же повсюду оставлял за собой следы магии смерти.

102
{"b":"589733","o":1}