ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да.

— Зачем она тебе?

— Ты же понимаешь, что только у Меды распространенный дар? На площади Гриммо был перечень даров, и мне прекрасно известны дары младших.

— Ладно, дар Касси и правда очень редкий. Последний раз лет пятьсот назад появлялся. У Беллы дар… специфичен. А какие же у оставшихся трех?

— Касси — эмпат, который не умеет своим даром пользоваться. Меди замораживает. Белла убивает. У Цисси тот самый легендарный светлый дар.

— Что? Целитель?

— Когда мы были совсем маленькими, Рег упал и сильно плакал.

— Она залечила… но почему не сказала?

— За пару дней до этого была эмоциональная лекция Беллы о дарах.

— О, Мерлин. Представляю, что она наговорила. А что у тебя и Рега?

— А вот мой братец говорит со змеями. Стоит объяснять, что это значит?

— А ты обладаешь Старшим… — внезапно понял Арктурус.

— Только он дает иммунитет против даров.

— И ты действительно хочешь его развить? Хочешь проклинать одним движением руки?

— Не забывай, еще и забирать проклятья. Лишать даров. Ограничивать их действие. Ведь именно благодаря этому Блэков и называли королевским родом.

— Да уж… самый редкий. И самый сильный. Тебе, пожалуй, действительно не помешает эту книгу найти. Но ты же понимаешь, что домовиков приставить нельзя, на манящие чары она не отзывается, и в картотеке ее нет, а еще она обладает отвратной привычкой перемещаться по библиотеке.

— Надеюсь, что меня она посчитает достойным. Ты же знаешь, упорства мне не занимать.

Домовик принес поднос, на котором гордо возвышался огромный кофейник, пара кофейных кружек и бутылка с огневиски. Сириус, особо не скрываясь, мешал их в пропорции один к одному, дед лишь посмеивался:

— Сколько тебе было?

— Тридцать шесть.

— Хоть поумнел за это время?

— Ммм… только если после смерти…

Отсмеявшись, Арктурус прошелся до ближайшего стеллажа, доставая с него толстую книгу в кожаной обложке.

— Родовые чары. Давай начнем с них.

И потекли ночные часы, когда дед, как мог, объяснял все аспекты ритуалов:

— У Магии тоже есть разум. Сейчас волшебники вспоминают об этом только когда дают непреложный обет, но ведь это не значит, что все остальное время магия не может контролировать наши слова и поступки. Древние считали, что это некая субстанция, лишенная желаний и страстей, что-то вроде судьи, только абсолютно честного, которому доступны все наши тайны. Абсолютно все. Добровольная жертва не станет добровольной, если тебя вынудили принести ее под давлением — и магия это видит. По сути, большинство обрядов — это некий договор с этой сущностью. Обещание, что ради чего-то ты можешь сделать что-то.

— Но все ритуалы так или иначе базируются на крови и сексе.

— Как и почти все в нашей жизни. Ритуалы показывают твою решимость, они, как правило, оправданы. Убивая животных, ты съедаешь их мясо. Про секс я могу и не говорить, сам знаешь, что продолжение рода всегда было прерогативой магии. Но дам пищу для размышлений. Если внимательно прочтешь все старинные ритуалы, найдешь весьма интересный факт — человеческие жертвы напрочь отсутствуют. Есть несколько ритуалов, но там добровольная жертва, а это уже несколько другое.

— То есть все эти рассказы про кровавые реки во имя старых богов…

— Да нет там никаких Богов. Маги издавна верили лишь в… стихии, сущности? Вот, например, магия. Судьба. Жизнь и Смерть. Свет и тьма. Природа. Маги просили силу, именно просили. Ведь это было то время, когда волшебных палочек не было. Ты знаешь, что при колдовстве без посредника большая часть сил рассеивается. Если бы дать палочку в руки тем магам, что жили три-четыре тысячи лет назад… Но не будем об этом. Вернемся к Магии. У каждого волшебника есть некий внутренний резерв. Проявляется он при рождении всплеском силы. Его сложно отследить — это происходит буквально за пару секунд, поэтому маглорожденных и не удается забирать из семей в младенчестве. Этот резерв можно повысить силой рода. Это некий резерв, гораздо больше персонального, который дает дополнительную силу магам одной семьи. Причем дело не только в крови рода, но еще и в признании… если можно так сказать — признании предков. Но об этом позже. Родовые ритуалы помогают этот резерв повысить. Все члены рода получают оттуда силы примерно поровну, а вот глава рода может увеличивать свой резерв в пять-шесть раз за счет силы рода.

— А как еще можно повысить резерв?

— Тоже ритуалы. Приверженности тьме или свету. Певереллы раньше проходили путь до Мага Смерти. Блэки, как ты знаешь, имеют доступ к Тьме. Впрочем, Свет для нас тоже открыт, но ни один Блэк не шел по этому пути.

— Стало быть, Маги Жизни тоже существуют?

— Да. Цисси может им стать. А еще в древних книгах есть упоминание Магов Стихий. Они, скорее всего, присягали Природе, но это знание давно утеряно.

— И резерв увеличивается, — вернулся к интересующему вопросу Сириус.

— Очень сильно.

— Хорошо. Давай обратно к родовым ритуалам. Я так понял, в большей степени ритуалы направлены на принятие в род, исцеление от чего-то особенно сложного… К тому же, ими пользуются на циклических праздниках, типа Самайна и Йоля. Тогда что такое родовые чары?

— Заклинания, создаваемые без палочек и слов. Они базируются на силе рода, его особенностях, а вызываются эмоциями и мыслями. В большей степени это очень сложные чары. Ими окружены мэноры…

— Ладно, с этим тоже более-менее понятно. А тогда Дары откуда?

— А это особое расположение сущностей так проявляется. Причем не только тех самых, изначальных, но это еще и могут быть дары фейри, к примеру.

— Они ведь покинули этот мир?

— Они и еще множество народов живут в своих измерениях, в которые мы не можем попасть. Самый старый дар Блэков тебе демонстрировала твоя мать — очарование. Достался нам от родственников из звездного народа. А большинство чар нашего рода расположены в сфере ментальной магии, отсюда и дар легилимента.

— Тогда старший откуда?

— Это был четвертый дар. По старинной легенде, Князь звездного народа хотел подарить своему внуку особенный дар, поэтому попросил совета у Жизни и Смерти, а потом у Света и Тьмы. И они даровали Блэкам дар, получить который могут лишь те, в ком сильна Звездная кровь, кто достаточно силен духом и разумом и обладает большим личным резервом.

— То есть Старший — это что-то вроде благословения сразу от всех?

— Не знаю. Может найдешь книгу и там прочитаешь? Давай начнем с чар.

И Арктурус пустился в пространные объяснения создания чар. Когда часы в библиотеке показали четыре утра, он повел внука в ритуальный зал, расположенный в подвале. Это был огромный круглый зал. Стены, пол и даже потолок в нем были выложены мозаикой. Фрагменты ее были настолько мелкими — с ноготь мизинца женщины, что заметить их можно было лишь вблизи. Сами стены были черными — просто огромное количество черных мозаичных камушков создавали практически однородное покрытие. Но с четырех сторон были изображены четыре фигуры в мантиях с капюшонами. Все четыре — стороны света, и они же — стихии. Южная фигура стояла в языках пламени, северная стояла на спинах рыб, высунувшихся из воды. Вокруг западной фигуры цвели цветы и деревья, а восточная стояла в окружении ветров. На полу по кругу, примерно метра на два от стены, была прочерчена широкая красная линия, а внутри этого круга тянулись едва различимые рунические надписи.

Сириус здесь был всего пару раз. И каждый раз поражался торжественной красоте этого места. В центре круга стоял огромный алтарь из черного камня. На этом камне могли свободно улечься два, а то и три человека, а у стен, в тех местах, где не было фигур, стояли шкафы со множеством ящичков. А вот свечей здесь не было — черный потолок едва заметно светился, наполняя зал приглушенным светом. В этом самом месте, прямо под алтарем, располагался природный источник силы.

На камень все же пришлось лечь. Но в остальном в процедуре не было ничего пугающего — Арктурус просто зажег витую свечу и попросил вернуть силу. И сначала Сириус почти ничего не почувствовал. Но потом Арк потащил его в соседний зал — такой же большой, но уже квадратной формы. Здесь раньше тренировались в дуэлях — родовой камень делал этот зал не только хорошо защищенным, но еще и создавал особый магический фон, делая дуэли безопасными.

11
{"b":"589733","o":1}