ЛитМир - Электронная Библиотека

— Давай, призови подушку.

— И для этого ты меня затащил сюда? Чтобы проверить мое владение манящими чарами?

— Призови подушку.

— Акцио, — лениво махнул палочкой Сириус. И подушка полетела на него со скоростью выпущенной стрелы, — Твою ж! — выругался он.

— Вот. Именно это я и имел в виду. До утра попрактикуйся здесь. Это не займет много времени, но научись дозировать силу.

========== Глава 6. Эти стены. ==========

Вечером Касси и Оля познакомились со своими соседками. Они разделили комнату еще с тремя гриффиндорками — Лили Эванс, Марлин МакКиннон и Элайзой Уизли. Элайза почти не разговаривала — она была как-то невероятно скромна, даже пуглива. Как только новенькие зашли в комнату, девушка тут же ее покинула.

— Не принимайте на свой счет, — просто сказала Марлин, — мы ее за пять лет не смогли разговорить.

Марлин была симпатичной девушкой. Небольшого роста, очень худенькая и хрупкая на вид. У нее были густые темно-каштановые волосы, они вились крупными непокорными локонами, она закалывала их на затылке, но через пару минут они опять рассыпались по плечам. А еще у нее было треугольное личико и хитрые карие глаза. Она походила на лису. Но при всей своей внешности была очень сильной.

— Марлин, по совместительству загонщик в команде по квиддичу, — представилась она и так крепко пожала руку, что у Оли возникли ассоциации с железными тисками.

Лили Эванс была гораздо спокойнее своей соседки. Повыше, с более заметными округлостями фигуры, да еще и откровенно красивая. Длинные рыжие волосы падали красивой волной — волосок к волоску, словно для девушки не существовало ветров. На нежном лице ярко сияли миндалевидные зеленые глаза. Такие яркие, что на них невозможно было не смотреть. Она мягко улыбалась, говорила спокойным голосом и словно лучилась добротой. Касси сразу поняла, почему Джим в нее влюбился.

— Лили, — ее рукопожатие тоже было крепким, — староста и усмиритель этой бестии.

На утро они были практически подругами. Касси с Олей редко пускали кого-то в свой замкнутый мирок, а у Оли и вовсе не было подруг кроме Касси. Сказывалась привлекательная внешность — девушки либо завидовали ей, либо ненавидели, либо стремились за ее счет получить что-то свое. Если и были те, кто хотел бы с ней просто пообщаться, то они не набирались храбрости для этого, Оля была еще и несколько высокомерна в поведении. Но новое место явно поспособствовало легкости общения. За завтраком девушки сидели вместе.

— Значит, ты — кузина Сириуса? — спросила Марлин.

— Не совсем. Получается, троюродная сестра. Мой дед был братом деда Сириуса.

— И каким он был в детстве? Мне всегда было интересно, как он не разобрал поместье по кирпичикам, пока был дома?

Касси расхохоталась:

— Он был маленьким высокомерным снобом. Мы его всем скопом ненавидели.

— Почему? — вырвалось у всех девушек разом.

— Ну… Он раньше всех начал ходить, раньше любого из нас начал осознано пользоваться магией, он даже читать научился в столь раннем возрасте, когда обычные дети еще игрушки ломают.

— Это во сколько?

— Ему не было четырех. Нам вечно ставили его в пример. «А вот Сириус…». Больше всех его ненавидела Белла. Она буквально кипела, когда видела его. Обзывала его малявкой, а он с таким каменным лицом отвечал ей: «Попытка унизить другого лишь показывает уровень вашего воспитания, мисс».

— Ты серьезно? — смеялась Марлин.

— Более чем. Он общался только с Меди. С нами не играл. Читал, гулял. Очень любил делать кораблики и магией гонять их по воде. Они, кстати, именно так с Джимом и подружились.

— Подожди, ты же не знала Джеймса? — спросила Оля.

А Лили еще более пораженно воскликнула:

— Они разве не в поезде познакомились?

— Ммм… Я не видела Джима с тех пор, как мне исполнилось восемь. А познакомились мы, когда мне было пять. Но это долгая история.

— Расскажи, — потребовала Марлин, — Пока Мародеров нет, давайте о них посплетничаем.

— Ну… Сириус был букой с самого детства, родился он в мэноре, но еще года в два Вальбурга с сыновьями уехала в Блэк-хаус, где она росла. Там произошла не самая приятная история с домовым эльфом, после которой Сириус и начал воевать с матерью. В общем, у него был домовой эльф. Можно сказать особенный, потому что он учил Сириуса. Этот домовик научил его читать, он и мастерил ему кораблики из дерева с тканевыми парусами. Но он был очень стар. Однажды он уронил поднос и облил платье Вальбурги… Она убила его прямо на глазах Сириуса. А потом, по дурацкой семейной традиции, прибила голову к стене. Говорят, у Сириуса были истерики. Я тогда была совсем крошкой, но через два месяца истерик наследника, Леди Блэк, тогда ею была жена Арктуруса, потребовала перевезти внука в мэнор. Вальбурга не могла ослушаться.

— Прям ужасы какие-то рассказываешь.

— Ну… Блэки не идеальны. Тогда с полгода Сириус мало разговаривал, что всех очень беспокоило. Он общался только с Меди, но они чаще просто читали вместе. И тогда Кассиопея, бабушка Сириуса, попросила Дорею привезти в гости своего сына…

— Джеймса?

— Да. Им было по пять лет, Джеймс пришел на озеро, мы там тоже были, сидели в стороне. Но Джим видел только Сириуса с корабликами… в общем, ему как-то легко удалось его разговорить, а уже через месяц все мечтали вернуть угрюмого буку Сириуса. Он иногда проявляется. Я его не люблю. Он так действительно становится похож на Поллукса. Брр!

— А Поллукс — это?

— Ммм… дед Вальбурги. Дядя Арктуруса. Что-то такое. Нереально противный чувак. Был. То есть еще жив, но его лет сто никто не видел. Но о нем все до сих пор вспоминают с восхищением — говорят, он имел настолько огромное влияние, что фактически управлял страной. На деле был жутким снобом. Еще жутко умным, и любил читать лекции. К слову, обожал Сириуса. Но взрослые вообще любили Сириуса. Даже когда он был букой.

— Сириус когда-то был спокойным и высокомерным… — задумчиво произнесла Марлин, словно пытаясь представить это. — Высокомерным еще могу… Но спокойным? Нет, я видела его спокойным, задумчивым, даже видела как Поттер тормошит его… но постоянно?

— Да, в это сложно поверить.

— Во что сложно поверить? — рядом с ними сел Сириус собственной персоной.

— Я им рассказываю о том, какой ты был в детстве, — улыбнулась Касси.

— Давно подозревал, что надо было тебя убить. Ты слишком много болтаешь.

— Ты не можешь. Я — твоя любимая сестра.

— Подождите, — опять вклинилась любопытная Марлин, — ты же говорила, что в детстве его ненавидела, а в восемь лет уехала… Когда ты стала его любимой родственницей?

Касси с Сириусом переглянулись. Парень тягостно вздохнул и начал говорить:

— У Касси редкий дар. Она — эмпат. А у эмпатов есть особенность выбирать себе эмоциональный якорь, чтобы их не штормило от многообразия информации.

— Ты так их запутаешь. Раз уж все равно рассказываешь, то лучше я. Я начала чувствовать эмоции, едва осознала себя. Это всегда происходит спонтанно, часто в совершенно неподходящие моменты. Но, если хорошенько поднапрячься, можно прочитать эмоции кого-то определенного. И я с легкостью читала всех своих родных. Кроме буки Сириуса. Меня это больше всего в нем и бесило. Я даже говорила, что у него вообще нет эмоций. Потом я становилась старше, все несколько менялось и… мне было скучно. Цисси была маминой любимицей, она жила в Блэк-парке. Про Беллу и говорить нечего — с ней вообще сложно нормально общаться долгое время. А Меди дружила только с Сириусом. К нам часто привозили младшего Лестрейнджа, потому что он рос без матери и был одногодкой Рега. Они хорошо ладили, мне не было места в их компании. Поэтому всегда, когда не было Цисси и Джим уезжал домой, я таскалась хвостом за Сириусом. С ним было интереснее.

— И в то время меня бесила она. Она ходила следом повсюду и задавала кучу вопросов.

— И очень-очень хотела узнать его эмоции.

12
{"b":"589733","o":1}