ЛитМир - Электронная Библиотека

И они не давали покоя еще очень долго. После смерти Уизли война будто пошла на спад. Люди уже не жили в таком уж страхе. По Косой Аллее снова гуляли мамочки с детьми. В книжном магазине проводили встречи многочисленных клубов. В Хогвартс отправились даже те, кто временно перешел на домашнее обучение. Люди по-прежнему раскупали амулеты, дома защищали все так же хорошо, и как минимум раз в неделю появлялись статьи о нападении на маглов или магов. Но эти случаи больше напоминали разрешение порезвиться для самых молодых и горячих. Война не закончилась. Она стала партизанской.

Родился Гарольд Джеймс Поттер. Шумно справили день рождения Эридана Блэка. И не менее шумно отмечали день рождение его младшего братишки Альтаира. Рег нашел себе невесту, с которой познакомился в Италии. Его двойняшки – Поллукс и Алексия – уже вовсю играли со своими кузенами. Блэк-мэнор становился похож на детский сад, где всегда было шумно и весело. Все было почти идеально. Но вот мужчины знали, что это не так.

В лаборатории Блэков теперь постоянно велись споры, иногда валил дым всех цветов и оттенков, а уж о запахах разговоры и вовсе не велись. Одновременно с этим тренировали молодежь, учили их драться и выживать. В библиотеке становилось людно, в коридорах шумно, посетителей на Северной улице так много, что даже Белле позволили обставить себе там кабинет. Сириус и Джеймс не говорили этого вслух, но их не покидало ощущение, что они ждут взрыва. И что взрыв этот близок.

========== Глава 61. Маглы узнают первыми ==========

За два года относительной тишины Сириус научился расказывать сказки и даже придумывать их на ходу. Виртуозно укачивал сразу двух детей. Прекрасно объяснял маленьким хулиганам степень их неправоты. И еще лучше обучал взрослых хулиганов. Поэтому на первом Дне Рождения Альтаира Сириус внезапно осознал простую истину: ему не просто нравится возиться с детьми и учить их. Он в этом лучше кого бы то ни было. Теперь наравне с пыльными талмудами он читал вполне себе современные книги про то, как дети правильно обучаются, развлекаются и даже лечатся. Вот когда все его дети закончат Хогвартс… то есть очень нескоро… он пойдет работать учителем. Наверное.

Ну, а пока они создавали артефакты. Опытных образца было два. Один должен был уничтожить крестраж без вреда, второй обнаружить дом и взломать его защиту. Да и артефактами это не было. Так как подобного никто не делал, их творения были лишены изящества. То есть представляли из себя и артефакт, и зелья, и пару страниц с заклинаниями. С домами дело продвигалось успешно, а вот убивать крестражи пока не рисковали. Но все же к осени решили проводить первые испытания на дневнике Оза, раз уж наименее ценный из всех сокровищ. Ремус читал заклинание, Сириус готовился уничтожить то, что удастся извлечь. Остальные столпились на расстоянии, наблюдая за процессом. Как часто бывало в последнее время, настроение царило несколько истеричное. Эти годы без крупных проблем, но в постоянном ожидании, сделали магов взвинченными.

Крестраж помещали в центр пентаграммы, Ремус громко и отчетливо читал длинное заклинание, вызывающее сущность из предмета. Когда над дневником появилось дымное облачко и начало обретать очертания человека, Сириус от души приложил его чистой силой. Облачко зашипело, словно на раскаленный металл брызнули водой. Сириус даже запаниковать не успел, как к нему подоспел Джеймс и второй раз, как всегда не сговариваясь, они ударили вместе. Облачко зашипело сильнее и осыпалось пеплом на пентаграмму.

– Все, – хором высказались Джеймс и Сириус.

– Точно все, – повернулся к любопытным Сириус, – у предмета нет ауры, а вот пепел надо бы уничтожить.

– На кладбище закопать, – посоветовал Джеймс, – все же останки.

От предложения уничтожить и остальные крестражи оба отказались. У них едва заметно подрагивали руки, пропустив через себя большой объем силы, они отчаянно нуждались в передышке. И в качестве праздничного ужина отправились в Дом-на-костях. На данный момент самый маленький сорванец находился здесь: второй сын Джеймса и Лили немножко не успел родиться на день рождения старшего брата. В саду уже резвились те, что постарше. Младшие веселились в комнате.

– Даже мы росли в гораздо большем покое, – качала головой Нарцисса, – а ведь я думала, что Блэкам очень повезло, что дети одного возраста. По пушистому ковру ползали, бегали и катались все, кто уже мог самостоятельно играть. Иногда все они собирались в радостную кучу-малу и тогда довольные домовики бросались их разнимать. Сириус с улыбкой размышлял о том, что такими темпами из всех этих детей получится сразу несколько квиддичных команд.

Гарри и Эри как раз на метлах и носились. Драко, старший сын Нарциссы, плохо поспевал за друзьями. А Даниэль, старший отпрыск Сева, на метлу и вовсе лезть отказался, поэтому дулся на расстоянии. Джеймс, не сдерживаясь, подбадривал сына, отчего Эри сердито окрикивал крестного, требуя честности.

– Какой замечательный день, – Ольга положила голову на плечо мужу.

– Да, действительно, – Сириус притянул ее к себе.

Они пока не говорили, но в следующем году у них будет еще один ребенок. Сириус верил в маленькую золотоволосую девочку. Требовал себе Принцессу Блэк, которая будет вить из отца веревки. Ольга таинственно улыбалась. Она была уверена, что девочкой будет Альтаир, поэтому теперь не гадала, а ждала.

Альфард почти всегда приходил позже других, поэтому и сейчас его позднее появление никого не удивило. Он со всеми поздоровался, на улице покрутил старших непосед и только потом тихонько подошел к Сириусу, который все еще наблюдал за детским весельем.

– У меня плохие новости.

– Насколько плохие?

– Очень. Сегодня над четырьмя домами появились метки. Убили одну из семей МакМиланов, Гартейн, это сторонники Дамблдора, ты их и не знаешь. И…

Сириус повернулся к дяде, прекрасно зная его нелюбовь говорить о массовых смертях.

– Одна из магловских больниц, небольшая, но много погибших. И один магловский музей.

– Оля, – Сириус легонько поцеловал жену, – Такой замечательный день.

– Я сделаю вид, что ничего не слышала, – так же тихо ответила она. – Но вы же никуда не пойдете?

– Мне нужно посмотреть на эти места, может что найдем. Все будет хорошо.

Она вздохнула, грустно улыбнулась и направилась к малышам, разнимать спор за игрушку.

– Лондон? – уточнил Сириус.

– Да.

Джеймс уже спешил за ними с другой части комнаты, а Ремус устало кивал, молчаливо обещая сообщить, если что.

– Они ведь не нападут сейчас? – уже за чертой поместья уточнил Джеймс, – Защита поместья не такая сильная, как в Блэк-мэноре.

– Не думаю… Мы кое-кого поймали во время рейда. Вы удивитесь.

– И кого же? – усмехнулся Сириус.

– Люциуса Малфоя. Он ведь дуэлянт так себе, больше теоретик, – так же насмешливо ответил Альфард, – но сейчас он выглядит крайне расстроенным. Я не особо старался проникнуть в его мысли, но, как мне показалось, его там не должно было быть.

– А при задержании на месте можно давать сыворотку правды? – коварно улыбнулся Джеймс, когда они уже переместились в Министерство.

– Можно. Можно даже снять с него все амулеты и покопаться в мыслях в свое удовольствие. Но учти, что даже я не смогу тебе дать стопроцентной гарантии, все же у него достаточно старинный род, защита разума сильна сама по себе.

– Не прибедняйся, – буркнул Джеймс, – ты вон Пруэттов читаешь, как открытую книгу.

– К твоему сведению, – тут же возник Фабиан, – мы разрешили ему это делать. Так удобнее работать.

Гидеон и Фабиан были секретарями-заместителями Альфарда. В министерстве их знали все, часто путали, поэтому братья носили галстуки разных цветов. С утра самые приближенные к Министру всегда уточняли, на ком какой галстук. Все, кто знали братьев вне работы, очень этому удивлялись: как их можно путать, они ведь даже на внешность разные. Чуть-чуть. Если смотреть на лицо внимательно. У Гидеона вид более строгий, а у Фабиана глаза добрые. И вообще, у первого волосы чуть вьются у кончиков. И глаза у одного рыжие, у другого темные. Да даже нос у Фабиана более вздернутый. Но главное – они были разными по характеру, хотя тембр речи, жесты и мимика были абсолютно идентичными. А еще братьев можно было различать по кольцу на руке. Фабиан женат, а Гидеон абсолютно свободен.

120
{"b":"589733","o":1}