ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовь во время чумы
Как стать королевой Академии?
Как разговаривать с кем угодно, когда угодно, где угодно
Дейл Карнеги. Как стать мастером общения с любым человеком, в любой ситуации. Все секреты, подсказки, формулы
Безумие белых ночей
Дотянуться до престола
Как стать человеком-брендом и зарабатывать на этом 1 000 000 рублей в месяц
Первая невеста чернокнижника
Наследник черного престола

– У кого забирали ингредиенты? Кто-то новый? – обратился Сириус к Регу.

– Ммм… вообще-то старый… и больше не обратимся. Он умер. Погиб… но все подумают, что он сам.

– Вы его убили? – недоверчиво переспросил Сириус.

– Нет… Нет, конечно. Мы его так и нашли. В петле. Как магла.

– Нашего обычного поставщика. В петле, – удивленно переспросил Сириус.

– Может ты позволишь нам все по-порядку рассказать, прежде чем самому строить догадки? – смог выговорить без икоты Барти. - Там вообще-то есть о чем рассказать.

Сириус, признавая правоту Барти, сел в кресло и с интересом уставился на собеседников.

– Мы договорились с мистером Ровери о некоторых поставках. Ты знаешь, у него обширная сеть и все такое, – начал Регулус, – но примечательно не это. В прошлый раз… Ну, ты же знаешь Барти.

– Что? – взвился Крауч-младший, – Я просто интересуюсь жизнью других магов!

– В общем, он проболтал с Ровери минут двадцать, пока я заказ составлял. Расспросил о семье, делах и даже прибыли. Как всегда.

– Но это спасло нам жизнь, между прочим, – опять перебил друга Барти.

– Ты, – Сириус кивнул на Крауча, – помолчи. Твои уточнения вносят путаницу.

– Ровери – это клан, – продолжил Регулус, привычно игнорируя споры друга и старшего брата. – Они занимаются торговлей практически по всему миру, его родня проживает во Франции, Индии и Америке. Это позволяет им удачно вести бизнес и находить редкие ингредиенты. Наш мистер Ровери – дальняя ветвь, Лорду является практически никем. Рассказывал о том, что очень поздно женился и что его сыну всего год. Что в случае смерти о сыне и жене некому позаботиться, поэтому жить ему нужно долго и работать тщательно.

– И что потом? – уже догадываясь, спросил Сириус.

– Когда мы пришли за заказом, мистер Ровери вроде как покончил жизнь самоубийством, даже письмо оставил, где извиняется перед сыном и женой, все такое… Но он не мог за три дня так резко поменять свои убеждения, не так ли? В общем, мы были очень осторожны еще когда увидели его в петле, сначала даже подумали, что что-то с семьей случилось. Поэтому проверили помещение. Заклинание нашло кого-то под чарами невидимости, а Барти нашел письмо… Потом на нас напали.

– Ты не сказал самого главного, схватить пытались тебя, – напомнил Барти.

– Это не самое главное, – покачал головой Регулус. – Помнишь, ты рассказывал о нападении в кафе? Тогда, много лет назад?

– Когда мы вчетвером гуляли? – припомнил Сириус.

– Да. Еще сказал, что на нападавших было заклинание, делающее их неприметными, словно смазанными. Без отличительных черт.

Сириус встал с кресла и нетерпеливо прошелся по комнате. Именно это заклинание ему было неизвестно. Какая-то разновидность, чья-то собственная наработка. И так делали только наемники Проклятых Родов. И они напали на Регулуса. То есть на самого уязвимого. Отец, Сигнус и Белла выходят только на Северную улицу, встречи проводят в офисе, ужинают либо в Блэк-парке, либо в одном и том же ресторане. И не ходят по одному. К тому же всем известно о таланте Беллы к боевой магии и о невероятном, почти феноменальном чутье на опасности Ориона и Сигнуса. Интуиция высшего порядка. Жаль, что затрагивает лишь их самих, а не род целиком. Практически все женщины Блэк вообще не выходят за пределы поместий. Перемещаются только порталами Поттеров. Многие их уже три года как не видели. Альфард – министр магии, особа вечно окруженная аврорами и просто зеваками, его не достать. Арк и Поллукс стали добровольными затворниками, проводя остаток жизни за книгами. Итого, Регулус остается самым уязвимым членом семьи. Забирает не совсем легальные заказы, общается с однокурсниками, ходит на встречи в Клуб Заклинателей. И все это в сопровождении лишь Барти. Никто ведь и не знал, что они оба заставят попотеть любого дуэлянта, независимо от силы и опыта. И его пытались украсть.

– Они что-нибудь говорили?

– Конечно. Громко кричали “Умри, Регулус Блэк”, – издевательским тоном пропел Рег.

– Кстати, почему вы двое не у Поттеров?

– Потому что ходили в Лютный, – Регулус словно объяснял что-то само собой понятное, – и в случае чего, полный дом Поттеров утверждал бы, что мы были там.

– Действительно, – на мгновение задумался Сириус.

На ходу махнул рукой брату и поспешил к выходу. Переделать законы с полуслова не по силам сколь угодно любимому министру. И, отмени Альфард закон о запрещенных ингредиентах, Дамблдор тут же радостно бросится в бой. Поэтому приходилось покупать многие важные вещи нелегально. И сделать это можно лишь в Лютном. Поэтому маги немного изменяли внешность и всегда опасались нечастых, но неприятных рейдов авроров. Все же Грюм был человеком Дамблдора и с удовольствием отправлял “молодняк” учиться на зазевавшихся зельеделах и неосторожных продавцах.

Но Сириус спешил в Лютный в надежде найти какие-нибудь зацепки. Хотя за последние годы он знал о Проклятых родах уже очень много. Один знакомый Леонардо скрывался от Мстителей. Предателем крови он не считался, но имел неосторожность оскорбить очень влиятельных особ. И Сириус бы не обратил внимание на этого мага, если бы не один маленький нюанс. Зейн Престор имел ну очень хорошую защиту разума и его род считался превосходными шпионами. В узких кругах, разумеется. Сириус взял на себя выплату его оскорбления взамен на особый контракт. Обиженный род, узнав имя ответчика, согласился на денежную компенсацию, отказавшись от дуэли.

А Зейн Престор сменил фамилию на Маллен, по магическому контракту на время позаимствовал один из Даров Блэков. И теперь мог менять внешность. Полноценным метаморфом он, разумеется, не стал. Ни одно заклинание, ни один контракт не сможет дать магу полный дар. Но он мог изменять цвет кожи, волос, глаз, немного изменять черты лица и даже становиться чуточку выше. Но сменить пол, прибавить вес или превратить нос в пятачок, чем любила развлекаться Дора, он не мог. Зейн Маллен стал выполнять заказы Проклятых Родов и знал достаточно много, потому что те надеялись заполучить его дар. Они ведь не знали, что через пять лет контракт закончится, Зейн опять станет Престором и больше не сможет менять внешность. А еще его сестра, последний живой родственник, сможет вернуться в Германию, где она и выросла. И даже выйти замуж за того, кого выбрала. Маги привязаны к семье, сама магия словно хранит семейные узы и защитить родственника для мальчика часто становится главным делом жизни. Только поэтому Зейн и рисковал.

Но все же Сириусу все еще казалось, что он слишком мало знает. И, как и прежде, не был уверен, что вправе вообще принимать такие решения: жить или умирать такому количеству людей. И имеет ли право оставить все, как есть? Сегодняшнее нападение на Регулуса показало, что он может забыть о проблеме, но от этого она не исчезнет. Их по-прежнему хотят уничтожить. И то, что это делается не напрямую, не уменьшает вины.

В Лютном царила настороженная тишина. У дома их постоянного поставщика дежурил аврор. Более чем знакомый Сириусу.

– Марлин, как поживаешь? – Сириус даже снял с головы капюшон.

– Сириус! – девушка приветливо улыбнулась. – Прости, не могу обнимать тебя на посту. Но внутри Френк Лонгботтон, поболтай с ним.

Сириус кивнул и зашел внутрь помещения. За болтовню на посту Грюм кому угодно устроит долгую и нудную выволочку, даже одной из самых талантливых учениц. А вот Френк, как штатный сотрудник и глава отдельной группы, мог болтать с кем угодно. Особенно если этот кто-то спас его жену. Несмотря на то, что самим спасением занимались Джеймс и Нарцисса, Долг Жизни посчитал спасителем именно Сириуса. Скорее всего, за реакцию и перенос Нарциссы.

С Лонгботтомами сложилась неоднозначная ситуация. За спасение жены и наследника Френк признал Долг Жизни, только говорил он не от лица себя или жены, а за весь род. И, первоначально, даже собирался уйти из Ордена Феникса. Но Сириус попросил их остаться, только быть очень осторожными. Какую-то часть информации о Дамблдоре он достаточно долго узнавал именно от Френка. Но потом была смерть Уизли. И Алиса не поленилась явиться в Хогвартс несмотря на беременность. Исключительно для того, чтобы плюнуть директору в лицо. Скандалила она на совесть, род МакМилланов мог бы гордиться своей обычно тихой и спокойной дочерью. Выполнив то, зачем она пришла, Алиса напоследок добавила, что ноги ее больше здесь не будет. И Сириус был с ней согласен. Он и раньше особо не доверял Дамблдору, но после смерти Уизли стал особенно опасаться за Лонгботтонов. Поэтому теперь Френк и Алиса были частыми гостями у Блэков и Поттеров. Невилл оставался у них в гостях особенно часто, ведь Алиса вернулась на работу в Министерство.

122
{"b":"589733","o":1}