ЛитМир - Электронная Библиотека

— А я еще почитаю внизу, чтобы вы спокойно вырубились.

— Не сиди совсем уж допоздна, — напутствовал его Ремус, — а то Джим сведет меня с ума, если ты будешь сонным завтра, а он нет.

Сириус шаловливо улыбнулся, подхватил книгу, помахал друзьям рукой и вышел вниз. В общей гостиной осталось мало народу. Резались в карты два пятикурсника, о чем-то тихо болтали три семикурсницы, да вяло переругивались братья Лоуренс — один пятикурсник, другой выпускник. Сириус занял кресло у огня и углубился в чтение. Ушли братья, девушки вспорхнули из своего угла и побежали в спальни, только пятикурсники до сих пор кидали карты. Уже традиционно вниз спустилась Лили Эванс, в накинутом поверх розовой пижамы халате.

— Спать! Быстро!

Пятикурсников словно ветром сдуло. Играть в азартные игры вообще-то было запрещено, поэтому они и ушли, опасаясь, что строгая староста отберет у них карты. Лили сердито посмотрела на Сириуса, он очаровательно ей улыбнулся и она ушла спать. Зато спустилась Оля. Тоже с книгой.

— Я мало сплю, — пояснила она в ответ на его взгляд.

— Надо же. Я тоже. А что читаешь?

— Учебник по трансфигурации за пятый курс. Нужно научиться превращать позвоночных в стекло. Кто вообще захочет есть из посуды, которая раньше была кем-то вроде кролика?

Сириус расхохотался:

— Джим так же возмущался. Рем нашел шикарное объяснение этому умению.

— Да? И какое же?

— Вот завел ты себе дома, предположим, гиппогрифа. А тут к тебе заглядывает из контроля за магическими существами, и ты такой — хоп — и превращаешь своего гиппогрифа в чайную кружку.

— Действительно. Очень нужное умение, — иронично согласилась Оля.

— Если у Блэков три проблемы, то у Поттеров всего одна: они не могут жить без адреналина.

— В смысле?

— Это… как семейная легенда. Вроде как у каждого рода есть какой-то семейный бзик, который граничит с нормальностью.

— То есть практически ее пересекает?

— Да. Но находится под контролем.

— Значит, все Поттеры любят адреналин?

— Ммм… любят нарушать правила. Ты же из России телепортировалась через Рунный круг — такой портал в виде обруча?

— Да. Необычный портал.

— Он незаконный.

— Что?

— Это так Карлус развлекается. Обеспечивает нас и Пруэттов незарегистрированными порталами, которые невозможно отследить методами министерства.

Оля пораженно смотрела на Сириуса:

— И об этом знают многие?

— Ну… знают все старшие Блэки, старшие Пруэтты и сами Поттеры. Остальные лишь догадываются. А доказать не могут. Это еще больше веселит Карлуса.

— Тогда какие же… отклонения у Блэков?

— Два главных — паранойя и клептомания.

Оля засмеялась, книга уже была забыта, она забралась в кресло с ногами и в этом момент была еще красивее обычного. К концу дня ее прическа несколько растрепалась, пушистые пряди золотистых волос обрамляли ее лицо, а в свете камина она словно светилась. Сириус непроизвольно залюбовался. Он как-то внезапно осознал, что они будут как минимум очень красивой парой. А еще — такую девушку, как Ольга, действительно хочется баловать и носить на руках. И даже не потому, что он влюблен — Сириус вообще ни разу в жизни не влюблялся — а просто потому что ей бы к лицу быть любимой и избалованной.

— Ты знаешь, что в запретном лесу растут Ночные Лилии? — внезапно поменял он тему разговора.

Она перестала смеяться и смотрела на него с таким явным любопытством, что тот не сдержал улыбки:

— Хочешь прогуляться в лес?

Девушка немного нахмурилась, о чем-то размышляя, а Сириус уже вставал с кресла.

— Обещаю не приставать, а если нас застукают, то я вступлюсь за твою честь и тут же предложу руку и сердце тебе, а в лицо обидчику кину перчатку дуэли. Возьми теплую мантию. Я сейчас приду.

Оля махнула головой, собиралась остановить парня, но он уже бежал по лестнице. Пару секунд она сидела на кресле: порядочные леди не шляются ночью в лес с парнем, чья репутация далека от идеальной… Но она видела Ночные Лилии лишь сорванными, а так хотелось увидеть их сияние под луной… И сегодня как раз небо безоблачное. Любопытство, как всегда, победило, и девушка поспешила в комнату.

Касси уже спала, Марлин тоже, а вот Лили в полной темноте сидела на подоконнике и расчесывала волосы. Оля быстро вытащила из шкафа брюки и теплый свитер, буквально на бегу снимая с себя платье.

— Ты куда? — тихо, но строго поинтересовалась Лили.

— Иду гулять.

— С Сириусом, — вздохнула Лили. — Ты же понимаешь, что…

— Знаю. Но очень хочется. Мне же можно иногда побыть беспечной?

— Я иду с тобой, — Лили вскочила с подоконника, на ходу сворачивая длинные волосы в высокий пучок.

Когда они спустились вниз, Сириус уже стоял там. Перед ним стоял всклокоченный Джеймс и тихо так ныл:

— Это не честно, я тоже хочу прогуляться, почему тебе можно, а мне нельзя…

Тут он увидел Лили, в брюках, свитере и магловском черном плаще и безапелляционно заявил:

— Я иду.

Он был в джинсах и расстегнутой фланелевой рубашке. Лили стыдливо отвела глаза, когда поняла, что уже минуты три пялится на его грудь и явные кубики пресса.

— Лили, ты с нами? — удивленно спросил Сириус.

— Да.

— Неужели староста решила нарушить с десяток школьных правил и прогуляться в лес ночью?

— Вы уже больше года не попадаетесь. И вряд ли это из-за того что вы перестали гулять по ночам. Думаю, вы спасете меня от позора.

— Признайся. Просто интересно увидеть Ночные Лилии, — усмехнулся Блэк.

Девушка не смогла сдержать улыбки. Она действительно сначала шла лишь потому, что забеспокоилась об Оле, но потом услышала про Ночные Лилии и ей очень захотелось пойти.

— Ладно, девушки, поклянитесь, что не выдадите наших тайных способов перемещения по замку, — попросил Сириус.

— Про мантию-невидимку я знаю, — улыбнулась Лили.

— Марлин сдала, — вздохнул Сириус, но потом опять бодро продолжил. — Слушаться нас, далеко не отходить, громко не визжать.

— Я не визжу, — возмутились обе девушки.

— Соблюдать осторожность в лесу: за шариками света не бегать, — продолжал Сириус, — на просьбы о помощи не реагировать, животных не гладить. В замке идти тихо.

Джеймс застегнул рубашку, вытащил из кармана брюк Сириуса кусок пергамента, коснулся его палочкой, что-то прошептал, на пергаменте появились какие-то линии и надписи, и Джеймс начал внимательно их рассматривать.

— Бродяга, Макгонагалл сегодня в патруле, сейчас в подземельях. Из старост сегодня Уолден и Кристан. Уолден, похоже, бухает в подземельях и к нему идет МакГонагалл.

— Минус два. А Кристан?

— У главного входа, но дежурство заканчивается через пятнадцать минут.

— Филч и кошка?

— Он около библиотеки, она трется у зала Наград.

— Тогда выступаем.

Они вышли из гостиной и неспеша пошли по темным коридорам школы. Джеймс смотрел в пергамент, Сириус вел девушек тайными ходами, при этом подавая руки на ступенях, открывая перед ними двери, и вообще вел себя крайне галантно. Вот Сириус нажал на какой-то камень в стене и огромная плита в полу отъехала в сторону.

— Быстрее, дамы, плита отъезжает на шестьдесят секунд ровно.

Девушки чуть ли не бегом кинулись вниз по ступеням, а потом они оказались в чем-то напоминающем подземный ход: каменный коридор, словно прорытый в скале кем-то огромным.

— Идем всегда по центру, — весело заметил Сириус, — в боковые маленькие коридорчики не суемся.

Джеймс уже прятал карту за пазуху и палочкой запускал в воздух маленький светлячок.

— Тут недолго. Выйдем примерно на опушку, чуть правее хижины Хагрида.

— А что в этих коридорах? — Лили ежилась, потому что боковые коридоры выглядели жутковато — они заметно уходили вниз и быстро тонули во мраке.

— Ничего страшного. Просто обрушенные коридоры, — успокоил девушку Джеймс.

Они шли практически по парам: впереди шел Сириус и Оля, за ними Джеймс и Лили.

— Откуда вы знаете? — настойчиво спрашивала Лили, ее яркое воображение уже рисовало нашествие тварей из учебника по Защите.

15
{"b":"589733","o":1}