ЛитМир - Электронная Библиотека

— Проверяли, — просто ответил Джеймс, — заходили в коридоры. Большинство завалены метров через пять-шесть. Парочка уходит вниз почти вертикально. Остальные петляют лабиринтами, но если бы там кто-нибудь был, он бы нас непременно уже съел.

— Часто здесь гуляете? — едко поинтересовалась Лили.

— Да, — улыбался Джеймс.

Он был невероятно счастлив, что всегда правильная Лили пошла с ним в лес. Ночью. Ремус бы даже смог перечислить с десяток правил, что они сегодня нарушают.

Свет впереди забрезжил минут через десять — была ясная звездная ночь, на небе висел молодой полумесяц. Они прошли сквозь опушку (Джеймс рассказывал девушкам, что зимой в лесу цветут Снежные розы), потом прошли еще немного по самому лесу (рассказывал, что единорогов они тоже встречали) и вскоре вышли на заметную тропинку. Время от времени Сириус отправлял в никуда лучи невербальных заклятий (мы их только начали изучать, — пораженно думала Лили), но ничего опасного по пути им не встречалось.

Было тепло, ярко светили звезды, и по лесу было идти не так страшно, как по жуткому туннелю под замком. А вскоре впереди что-то засветилось. Это было едва уловимое поначалу сияние, но чем дальше они шли, тем заметнее оно становилось. Пока четверо молодых людей не вышли на поляну — во все стороны убегало поле Ночных Лилий. Крупные цветы молочного цвета ярко сияли под светом звезд, создавая в воздухе сияющее марево. Девушки пораженно замерли от открывшейся картины. Ночные Лилии были одними из самых мирных волшебных растений. Они цвели с середины лета до поздней осени, но появлялись только по ночам. Крупные цветки на высоких стеблях, под светом звезд они светились, а под полной луной их сияние становилось жемчужным, с радужными бликами. Но даже вне полнолуния они были прекрасны.

— Как много, — прошептала Лили, потому что цветы пугались громких звуков.

Она протянула ладонь к тому цветку, что стоял ближе всего к ней, но тот моментально закрылся в бутон и словно исчез прямо в воздухе.

— Осторожно, они очень пугливые, — предупредил Джеймс.

Сириус же осторожно спустился вниз — цветы явно его не боялись. Джеймс последовал за ним, стараясь даже наступать туда же.

— Но по необъяснимой причине не боятся Блэка.

— Вон те два, — Сириус показывал на лилии, а Джеймс осторожно их срезал, — и вот эти три.

Минут через пять все еще пораженные девушки получили по небольшому букету редких цветов — по семь сияющих лилий.

— Днем они будут выглядеть как обычные лилии, — Сириус протягивал Оле букет, — а ночью засияют. Но когда выпадет снег, завянут, как за ними не ухаживай.

Лили осторожно гладила крупные лепестки. Она действительно любила своих тезок среди цветов, а эти и вовсе поражали ее воображение. Она никогда не думала, что ей удастся увидеть их не на картинке.

— Почему они тебя не боятся? — несколько обиженно спросила она у Сириуса.

— Они растут в Блэк-мэноре, — ответил Джеймс, — в детстве мы сбегали туда в полнолуние, если удавалось. Там-то мы и узнали, что цветы его не пугаются.

— Просто даже цветы от меня без ума, — улыбнулся Блэк.

Дорога обратно показалась Лили короче. А коридоры не такими пугающими. Она даже не сразу осознала, что все еще идет за руку с Поттером. На входе в коридор он помог ей спустится, а руку потом не выпустил. А ей было настолько радостно, что она и не обратила на это внимание. А сейчас… Потрясающие цветы, теплая ночь, волшебная прогулка. Все это заставило ее как-то по-другому посмотреть на Поттера. Она отдавала себе отчет, что он ее бесит скорее по привычке — с тех пор как они крупно поссорились на втором курсе, она всегда считала его невыносимым… Но после сегодняшнего будет сложно отрицать тот факт, что он обаятелен. И что у него телосложение спортсмена, — стыдливо подумала она. Общаясь с Марлин, сложно оставаться скромницей, и за последние годы теоретические познания Лили выросли до невероятных высот, поэтому воображение услужливо рисовало совсем неприличные картинки, от которых Лили пыталась отбиться, но не получалось. Потому что наглый Поттер уверенно вел ее за руку и тихим голосом переругивался с Сириусом — они все еще спорили почему ночные лилии не боятся Блэка.

В комнате девушки поставили цветы в вазы.

— Даже жаль, что девочки их не увидят с утра во всей красе, — тихо заметила Оля.

— Наверное, стоило взять их с собой? — неуверенно спросила Лили.

— Такую толпу они бы точно не повели по всем коридорам, — тихо засмеялась Оля, переодеваясь в ночнушку. Лили уже тоже ныряла под одеяло, старательно уговаривая себя не вспоминать Джеймса. «Не вздумай в него влюбляться!» — мысленно отчитывала она себя. Просто потому что у маглорожденной ведьмы с ее уровнем силы, какой бы талантливой и красивой она не была, нет шансов стать женой такого сильного мага. Это ей еще на первом курсе говорила мама Марлин, у которой она иногда гостила.

========== Глава 8. Хогвартские будни ==========

Учеба в Хогвартсе мало походила на привычный для Оли уклад. Огромный замок, запутанные переходы, кабинеты на максимальном удалении друг от друга. Центральные коридоры и лестницы были заполнены спешащими школьниками: лениво шагающими старшекурсниками, веселыми младшими, между всего этого ходили старосты, стремясь навести хоть какой-то порядок. Факультеты между собой вяло общались, основные отношения складывались внутри общих гостиных, поэтому стайки учеников отличались еще и по цвету галстуков. Только мародеры умудрялись не только знать всех, но еще и знать все про всех. Они кричали, передавали приветы, разговаривали, перегнувшись через перила уезжающей лестницы, обменивались колкостями, с кем-то обнимались, кому-то дружно раскланивались, трансфигурировали букеты ромашек из листа пергамента и дарили девушкам, отправляли летающих журавликов и интересовались здоровьем кошки. Их знали все. Они знали всех.

Касси на удивление быстро влилась в здешний хаос. Они с Марлин уже неслись куда-то, весело хихикая, и Ольга на какой-то момент почувствовала себя брошенной. Касси обернулась, Даром почувствовав изменившееся настроение подруги, и послала ей умоляющий взгляд.

— Я провожу, — Сириус, еще секунду назад весело споривший с белобрысым семикурсником в зеленом галстуке, предложил ей опереться на руку, словно приглашая прогуляться.

— Спасибо.

И вот уже ее понесла круговерть школьной жизни.

— Знакомься, Найджел, эту очаровательную даму зовут Ольга, она скрашивает наше мужское общество, — представлял он ее высокому парню с красным галстуком. — Оля, это Найджел МакКиннон, старший брат Марлин.

Найджел целовал ручку девушке и добавлял:

— Не вздумайте верить ему, мисс, он вас обманет и затянет в пучину порока, как это случилось с моей бедной сестрой.

— Кто еще кого затянул? — возмущался Сириус и оба покатывались со смеху.

Джим осторожно высовывал палочку из рукава школьной мантии и направлял какое-то заклятие в сторону другого обладателя зеленого галстука. Тот вдруг начал подпрыгивать, забавно махать руками и кукарекать. Мародеры весело смеялись уже вместе с Найджелом. Ремус, в перерывах между смехом, демонстрировал поименное знание всех мелких школьников с красными галстуками:

— Оливер, не колдуй в коридоре! Симона, перестань бить Дина по голове! Осборн, отдай мне навозную бомбу, пока мы тут все не оказались в дерьме! Хватит смеяться, мистер Эрквуд, вы в дерьме окажетесь первым!

Пока они дошли до кабинета трансфигурации, у Оли возникло ощущение, что теперь и ее знает вся школа. Ей это было почти привычно.

С самого раннего детства она была красивой. И примерно с тех же лет начала осознавать, что быть слишком, без изъянов — это все же не так хорошо, как многие думают. Особенно когда строгая мама вбивала в голову правила поведения настоящей леди. Голову прямо, спину ровно, никогда не бежать. Говорить спокойно, быть одинаково приветливой со всеми, но никого не выделять. Есть аккуратно, двигаться грациозно, танцевать превосходно. Все это откладывалось в памяти Оли, она уже не могла отделаться от этих привычек. Просто потому что воспитание все же выковывает характер.

16
{"b":"589733","o":1}