ЛитМир - Электронная Библиотека

— Оль, мне нужно поговорить с тобой. Не составишь компанию?

Девушка кивнула и они вдвоем быстро отделились от перешептывающихся гриффиндорок.

— Касси, как ты вообще можешь называть Олю своей подругой, если так легко позволяешь Сириусу ее обаять? — спрашивала Мэри МакДональд, главная сплетница Гриффиндора, взявшая на себя обязанности блюстительницы доброты и морали на факультете.

— Ни ее, ни его мне переубедить не удастся, — пожимала плечами Касси.

Мэри негодующе фыркала, а Лили обеспокоенно оглядывалась на Сириуса, пропускающего девушку перед собой — они выходили на улицу.

К хижине Хагрида вела едва заметная тропинка, но Сириус довольно быстро свернул с нее на поросший клевером луг. Трава под ногами была уже жухлой и местами совершенно желтой. На небе начались появляться облака. Пышные белые, идеальные для поиска воздушных замков и небесных китов. Шли в молчании. Неподалеку от опушки Запретного леса росли несколько тоненьких деревьев, а под ними стояла грубо сколоченная скамейка. Даже не скамейка — так, распиленное пополам бревно на импровизированных ножках и спинкой из четырех не очень-то ровных палок.

— Впервые вижу в Хогвартсе скамейку вдали от замка, — нарушила тишину Оля.

— Их больше и нет. Только во внутреннем дворе замка.

Девушка провела ладонью по скамье — теплая, словно весь день простояла на солнце, и совсем не грязная. Она села на нее и улыбнулась красивому виду. Впереди тянулся луг, уходя вверх, к холму, на котором стоял старинный замок. Весьма умиротворяющий вид. Вот только запретный лес уже близко. Вряд ли это место организовывали для школьников.

— Я должен извиниться перед тобой, — Ольга непонимающе посмотрела на парня, — за вчерашнее. Я не должен был…

Тут Сириус посмотрел на девушку. Всегда спокойная, даже несколько хладнокровная Оля едва сдерживала слезы. Она вообще всю дорогу до этой скамейки мысленно хоронила то ли мечту, то ли первую влюбленность.

— О, Мерлин, — парень сел перед ней на корточки, взял ее за руку, — Я совершенно не представляю, что делать и говорить, поэтому прежде чем ты дашь мне пощечину и убежишь, выслушай меня, пожалуйста.

— Я за этим и пришла.

— Я был не прав. Просто потому что хочу быть с тобой откровенным. Я не влюблен. И не воспылал к тебе неземной страстью. Прости за это, вряд ли девушка желает слышать такое. Но буквально с первого дня знакомства с тобой я понял, что ты идеальна. И вообще, и для меня лично.

Взгляд из печального стал недоумевающим.

— Понимаешь, в нашей семье почти все женятся по любви. Блэковская традиция, слабо понимаемая остальными. И если нет любви, то ищут, как минимум взаимопонимание и уважение. Но и это редкость. И я тоже хотел любящую семью… пока там, в своей прошлой жизни, так и не остался одинок, потому что не встретил… кого-то, кого бы смог полюбить.

Сириус совершенно буднично достал из кармана брюк кольцо с крупным изумрудом в окружении небольших бриллиантов.

— Это кольцо называют «упавшей звездой». Носят лишь невесты официально признанного наследника семьи. Согласишься ли ты носить его? Потому что я бы хотел, чтобы ты, когда-нибудь, стала моей женой.

— Сириус, — в голосе явный испуг.

— Дед мой выбор одобрил, а твоей матери написал еще в понедельник и она тоже ответила согласием, если согласишься ты. Обещаю, что постараюсь быть хорошим женихом, — он улыбнулся, — носить охапки цветов, дарить подарки и водить гулять. Но хочу быть честным с тобой, поэтому… поэтому и говорю это, а не продолжаю действовать привычными методами.

Девушка взяла кольцо, все еще пребывая в странном состоянии сна наяву. Ей казалось — сделай неосторожное движение и все это — хрустально-чистый день, красивый вид на замок, Сириус, сидящий у ее ног на коленях — все это просто разобьется, растворится, пропадет. Потому что этого просто не может быть. Она шла сюда со знанием, что сейчас он извинится за вчерашнее, скажет, что все это шутка, случайность, что они просто друзья…

А Сириус подался вперед и снова поцеловал ее. И мир действительно рассыпался, просто потому что ощущение нереальности происходящего пропало. Были лишь его руки, обнимающие ее, и его губы, пьянящие и почему-то сладкие. Девушка сама поддалась вперед, обнимая его, сжимая в ладони крупное кольцо. Спустя какое-то время, полное чего-то совершенно волшебного для нее, она осознала, что сидит на коленях у Сириуса, а тот беззастенчиво ее обнимает.

То ли из-за уверенности в том, что все закончится не начавшись, то ли еще почему, но Оля начала хихикать. И с каждым мгновением сдерживать смех становилось все труднее, пока она расхохоталась, уткнувшись ему в плечо. Сириус как-то вздрогнул, а потом еще сильнее обнял, зашептал что-то неразборчивое, но успокаивающее. Обратно шли к ужину. Небо уже заволокло тучами и по-прежнему теплый ветер дул сильными порывами, как-то даже зло норовя задрать довольно длинную юбку. Сириус обнимал девушку за плечи, а она смеялась, заливисто и заразительно. Все те, кто спешил побыстрее укрыться в замке, смотрели на эту пару во все глаза. Колечко со знаменитым в магическом мире изумрудом «упавшая звезда» висело на цепочке и было скрыто ото всех глаз.

За часы на уединенной скамейке Оля успела рассказать чуть ли не всю свою жизнь. Годы до школы, под гнетом строгой матери, стремящейся быть истинной леди. Когда весь день был занят уроками этикета, чтением и чистописанием. Но иногда маленькая девочка проводила время с братом. Старше ее на пять лет, Андрей пользовался чуть большей свободой, ведь мама не бралась воспитывать наследника. А иногда Оля сбегала к бабушке. Не к той, что была мамой мамы, а к бабушке, которая родила и воспитала папу. Папу и еще двух его братьев.

Женский род — тоже драгоценность. Женщины всегда свято хранили это сокровище, оберегали своих дочерей от неправильного выбора, поддерживали и помогали. И, случись династии прерваться, горевали все оставшиеся в живых женские рода. Вот только род Ольги, хоть и хранил в себе магию Женского Рода, растерял суть. Бабушка Оли вышла замуж по любви, но за человека деспотичного, строгого и жесткого. И стала заложницей правил этого дома. Вот и получилась у нее дочь несгибаемой стальной леди — точь-в-точь отец. Красивая, умная, прекрасно владеющая собой, умеющая вести хозяйство — Дарья была аристократкой до кончиков пальцев, ее считали эталоном в светском обществе России. Но, увы, и ее мать, и ее отец были хоть и сильными магами, принадлежали к старинным родам, но были не из числа аристократии. Той самой, что веками создавала свою историю, хранила тайны и управляла страной. И перейти из одного слоя общества в другой было очень сложно. Даже для той, кто выглядела и вела себя как они. В среде аристократов немного самодуров. Позволить себе выбирать жен без оглядки на семейную историю могли не многие рода. Так амбициозная Дарья Морозова вышла замуж за артефактора Романа Солоухина, которого не то, чтобы любила. Но боготворила.

Все были счастливы. Дарья попала в общество, о котором грезила с детства, род Солоухиных получил первую девочку за множество поколений, Роман получил красавицу-жену, которую, к слову, любил, а его мать — любимых внуков. Вот только Дарья была намерена сделать из дочери свою копию, позабыв о том, что в их роду девочки обычно характером похожи на родню отца. Вот и сбегала маленькая Оля к бабушке, которая и учила ее тому, что строгая мать считала излишеством. Учила житейской мудрости, старинным обрядам, рассказывала сказки и легенды, водила гулять по лесу… в общем, стала для девочки не только бабушкой, но и мамой.

Но именно благодаря стараниям матери в школу пошла маленькая леди, которая выросла в строгих правилах, но не умела быть собой. Лишь дар Касси мог выделить ее из толпы, и смешная девчушка с двумя тугими косами первая подошла знакомиться, и ни разу с тех пор они не расставались надолго. У них хорошо получалось дружить — волевая Оля решала те проблемы, которые не могла нахрапом решить Кассиопея, которая, в свою очередь, постоянно вытаскивала подругу, подсказывая ей очередные пути и забавы.

23
{"b":"589733","o":1}