ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты сегодня же отвезешь меня туда, — Дорея пылала праведным гневом.

А Джеймс не мог сдерживать смех, смотря на родителей.

========== Глава 13. Орден. ==========

Школу порядком лихорадило от новостей. Учителя еще не успели привыкнуть к Сириусу: после получения титула вновь увеличивший свою силу, он начал выдавать слишком сильные заклинания. А тут взрывать все подряд начала Лили, в один сентябрьский денек сменив и имя, и фамилию. Лилиана Элизабет Лукреция Пруэтт все еще вздрагивала от своего имени и при этом с ужасом замечала в себе триумф от своей власти. О, как ей льстило, что все ее прежние обидчики, кичащиеся своей чистой кровью, теперь лишь мило улыбались ей, а то и вовсе — пытались пойти на контакт. И ей льстило посылать их всех. В лес. Запретный. Оля еще посоветовала отправлять в баню.

— Зачем? — удивилась Лили.

— Языки и мысли отмывать, — объяснила русская.

Лили все больше сходилась с Ольгой. Настороженно и недоверчиво, они узнавали друг друга, учились доверять. А еще говорить только правду. Не сказать, что девушки воспылали заметным желанием стать друзьями. Дело было, скорее, в другом — их лучшие школьные подруги нашли друг в друге партнеров для всех своих забав. Касси и Марлин стали заменой притихшим мародерам — теперь именно их ловили в коридорах после отбоя — девушки так наслаждались своим взаимопониманием, что совсем забыли о своих тихих подругах. Так и сошлись две тихие и волевые девушки.

Наследник Блэк, давно забытый обряд принятия в семью маглорожденной, две новые мародерки при заметно притихших мародерах, Ремус и Сириус, помогающие младшим курсам с практическими заданиями… Казалось, уже ничто не могло удивить. Но вот в школу с выходных возвращается Северус. Уже не Снейп. Новоявленный Блэк был мрачен, всех любопытствующих посылал гораздо дальше Запретного Леса.

Когда его вызвал декан прямо посреди недели, то он очень удивился. Когда заискивающе улыбающийся Слизнорт протянул Северусу странный портал в виде железного обруча, он удивился еще больше. Короткая записка матери тоже не способствовала успокоению слизеринца. А уж когда он переместился в совершенно незнакомый дом, то и вовсе оказался в абсолютном ступоре.

Альфард был нетипичным Блэком. Все мужчины в семье — хоть и высокие, но жилистые, — походили на неспокойных волков — опасные, вечно напряженные, но притягивающие взгляды своей харизматичностью. А Альфард был не только выше любого Блэка, он вообще был мощнее, шире в плечах, щедрее в жестах. Огромный добрый пес. Но все же Блэк. Северус понял это, даже ни разу не видев его. И поэтому мама, которую и обнимал этот огромный нетипичный Блэк, заставила сына засомневаться в реальности происходящего.

— Северус, — женщина шагнула к нему, обнимая единственного сына.

— Что-то случилось? — Северус все еще с недоверием косился в сторону Блэка.

— Нет, то есть да… Лучше давай сядем.

— А где мы вообще?

— Одно из малых поместий Блэков, — ответил мужчина, — в семейном списке значится под номером пять. Но обычно его называют просто Приютом Одиночества.

— Кто вы? — Северус привычно не доверял Блэкам, поэтому садиться не спешил.

Мужчина как-то грустно усмехнулся, посмотрел на Эйлин с нежностью и ответил:

— Альфард Блэк, твой отец. Как пафосно написано в родовой книге: по крови и магии. Ты знаешь, что это значит?

Северус открыл рот, чтобы что-нибудь сказать. И вновь закрыл. Потому что сказать было нечего. Значит, этот боров-магл не имел к нему никакого отношения? И все эти годы он мучился, потому что ненавидел собственного отца и желал его скорейшей смерти?

— Лин, — с мольбой попросил Блэк, — можно я сам с ним поговорю? Уверен, у меня получится лучше. И без слез.

— Я… я прослежу, чтобы ужин приготовили…

И мама, виновато улыбнувшись сыну, исчезла за высокой двустворчатой дверью.

— Думаю, не стоит делать вид, что я мечтаю тебя обнять. Если в тебе есть хоть что-то от Блэков, то ты явно не любитель телесных прикосновений.

Северус усмехнулся:

— Значит, отец?

— Поверь, я удивлен не менее твоего. Было бы тебе лет шесть, я бы даже очень радовался… что делать со взрослым парнем, которому я, по сути, никто, я совершенно не представляю.

— Странно это слышать.

— Привыкай. В семье Блэков категорически не принято врать друг другу. Так же как юлить и недоговаривать. И знаешь, помогает избежать многих проблем. Вот подобной ситуации бы не было, если мы с твоей мамой сразу сказали друг другу все, что чувствуем.

— А вы не сказали?

— Не то, что она желала услышать. Садись. Ты уж точно имеешь право услышать историю целиком.

Северус сел в кресло у окна, а его новообретенный папаша сел напротив.

— Сири прав, внешне ты совсем не Блэк. Да и если бы все сложилось по-другому, то мы бы оба носили двойную фамилию.

— Двойную фамилию?

— Что ты знаешь о семье своей матери?

— Что ее фамилия Принц, и что дед выгнал ее, когда она вышла замуж за… ну, за Снейпа.

— Принцы — одни из самых богатых и сильных магических семей. Во всех политических интригах держали строгий нейтралитет, свято блюли старинные традиции. Фамилия по-своему легендарная, ведь они всегда были лучшими зельеделами страны. Но ты, по словам Сириуса, унаследовал мой дар.

— Это все я читал в книгах, — поторопил Северус.

— В книгах не написано, что это такое — существовать внутри столь древнего рода. Правилами здесь пропитана сама жизнь. И в магической Британии не так-то много родов, которые бы отделяли Кодекс Рода от Кодекса Чистокровных и Светского Кодекса. Отсюда и появляются… разные проблемы.

— Это такое длинное предисловие?

— Мда… Слушай, сынок, — Альфард улыбнулся на последнем слове, — даже если отложить тот факт, что чистокровный маг-аристократ не перебивает собеседника, ты остаешься магом разума. Тебе нужно уметь слушать даже неинтересного тебе собеседника, чтобы подстроиться под него.

Северус напряженно вздохнул. Но промолчал. А Альфард продолжил.

— Твой дед поздно женился. Его жена была слабее его магически, но он очень любил ее. Она родила твою мать и, несмотря на слабость и советы медиков воздержаться от повторной беременности… в общем, как истинная леди, она не могла оставить попыток родить Наследника для своего Лорда. Но целители были правы и твоя мама в два года осталась лишь с отцом. И Лорд Принц ее обожал. Буквально боготворил свою единственную дочь, наследницу к тому же. Как ведьма, она была довольно средней, поэтому могла выбрать себе любого жениха.

— Но выбрала тебя? — не сдержался Северус.

— Не выбрала. Она была воспитана гувернантками, в строгих правилах. И три кодекса были ее настольными книгами. Огорчать любимого отца она не хотела, но и он не спешил навязывать дочери свою волю. Поэтому в семнадцать лет она была по-прежнему свободна от каких-либо обязательств. А еще не любила светское общество. Потому что одно дело читать Кодекс, а другое — видеть как женщины с удовольствием его нарушают у всех на виду. На всех приемах, куда она исправно ходила по просьбе отца, Эйлин пряталась в библиотеках, дальних уголках парка, просто дальних гостиных.

Альфард замолчал: рассказывать дальше было несколько… несколько неудобно.

— Мне был двадцать один год, и я наслаждался свободой.

— Зная Сириуса, свобода эта была из разряда кучи нарушений Светского Кодекса…

— Не буду скрывать, занимался я на приемах примерно тем же, чем и мой племянник в прошлом сезоне. Но так как это растянулось на более дальний срок, ведь страдал я этим с пятнадцати, то в один из таких вечеров спасался бегством от очередной влюбленной. И зашел в малую библиотеку, где и пряталась ото всех твоя мама.

— И как можно было пройти мимо?

— Блэки не соблазняют леди, — покачал головой Альфард, — это мы считаем нечестным, грязным. За подобное действительно можно получить выговор. И у меня не было никаких пошлых мыслей. Был март месяц, сезон в самом разгаре, а я уже от него устал. К тому же книгу Лин читала знакомую — ее очень любила Лу и я ее тоже прочитал. Мы начали обсуждать этот «Грозовой перевал». А потом просидели в библиотеке следующий прием, и следующий… начали писать друг другу письма. Она училась на седьмом курсе, я маялся дурью. Но после выпускного пригласил ее на Блэковскую дачу. Это домик на юге Италии. Мне и в голову не пришло спросить — как ее отпустили. Я вообще об этом не задумывался. А она, оказывается, договорилась с подружкой и соврала отцу. Впервые в жизни.

30
{"b":"589733","o":1}