ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но не у всех. Вот вы, Пруэтты, Принцы…

— Точно! После войны с Гриндевальдом по-прежнему сильными остались либо по-настоящему темные рода, либо нейтральные… ну, еще в живых остались скользкие типы вроде Малфоев. А условно светлые погибли в той войне. То есть кто-то целенаправленно искореняет в стране вообще преемственность поколений.

— И кем получаются эти рода в твоей классификации? Зрителями?

— Когда как. И зрителями, и куклами. Вот я, например. Был зрителем, от меня добились нужной реакции, и я добровольно стал куклой.

— И Дамблдор — кукловод?

— Конечно. Только непонятно, кем является Волдеморт. Либо очень талантливым кукловодом, либо и он тоже — разменная монета в Большом Спектакле.

— Но кукловод не один?

— Гриндевальд. Только его списали. Такое тоже случается. Еще, думаю, сам Поллукс. Он ушел коротать время в одиночестве спустя почти десять лет после смерти своего сына. Даже странно, что ему потребовалось столько времени для осознания и решения уйти в траур.

— Поговори с ним, — предложил Ремус.

— Это не так-то просто, он закрыл дом и нужно время, чтобы его вскрыть. Но ты прав, он может помочь вычислить других кукловодов.

— Ладно, а кто тогда пишет историю? Кто тогда сценарист?

— Думаю, это какой-нибудь орден.

— С чего ты пришел к такому мнению?

— Потому что план слишком длительный. Даже маги столько не живут. Это либо семья, либо орден. Ставлю на орден просто потому, что семья не стала бы мстить целой стране.

Северус отошел от их с Джимом стола и уселся напротив кузена.

— А теперь объясни мне, о чем это вы.

Сириус рассказал. Не все, лишь в общих чертах. Дескать, я подглядел в будущее и там все печально. Нужно исправлять. А потом, как ни в чем не бывало, продолжил разговор с Люпином.

— И еще вот такой нюанс — нужно удержаться и из зрителей не стать куклами. Что характерно, все мы четверо плясали под дудку Дамблдора. И началось все с тебя, Рем.

— С меня?

— С твоих родителей.

— Поэтому ты передал моему отцу приглашение на работу в Северную Америку?

— Да, мы с дедом решили, что вдали от Англии им будет безопаснее. Но у нас есть проблема, мы для охраны используем наемников, а они, как бы много мы им не платили, все равно продажны.

— О, нет, — покачал головой Джим, — Только не говори, что…

— Это дед предложил. Нужен свой Орден.

========== Глава 14. Первый бал ==========

К концу октября погода стала стремительно портиться. Дул промозглый ветер, постоянно накрапывал мерзкий дождик, в замке становилось все холоднее и ученики все больше времени проводили в общих гостиных — там они грелись у камина. Но к субботе, на которую назначили Первый Бал, погода решила напоследок улыбнуться как школьникам, так и Нарциссе Блэк лично. Ярко светило солнце, безоблачное небо радовало глубокой синевой, а воздух был бодряще свеж.

Цисси контролировала процесс планирования вечера от и до, но сегодня сам дед запретил ей лезть в последние приготовления. Он внезапно вспомнил, что для внучки это будет первым взрослым приемом и ей стоит насладиться приготовлениями самой себя.

Чуткая Лу забрала Лили еще в пятницу. Весь вечер они проболтали, сидя на огромной кровати. О танцах, балах, смешных сплетнях и просто всякой девчачьей ерунде. Лу стала одновременно и наставницей, и лучшей подругой. Лили всегда немного завидовала Марлин, потому что ее мама была волшебницей и с ней можно поговорить не только об успехах в учебе — ей можно задавать вопросы практически на любые темы. Но теперь Лили обрела даже большее — для Лу вообще не было запретных тем. Она с одинаковым удовольствием говорила как о магической науке, так и о платьях. На взгляд самой Лили, у ее новоявленной мамы был лишь один существенный недостаток: она заваливала дочь платьями, украшениями и заставляла домовика по пять раз за утро менять прическу. Лили подозревала, что дочь Лукреции была нужна именно потому, что та в куклы не наигралась.

Сириус, который и привел Лили в Пруэтт-мэнор в нужное время, говорил о Лу с нескрываемой любовью. Для Лукреции не было ничего важнее семьи. Ее муж был официально признанным наследником Лорда, но тот отдавать пост пока не спешил. Что не мешало Лу уже сейчас беспокоиться обо всех Пруэттах, как и положено Леди Рода. В Пруэтт-мэнор их жило две семьи и Лорд. Лорд был активен, жизнерадостен и любопытен. Его старший сын женился поздно и у них с Лу еще позднее появился сын. Калебу было только двенадцать.

А вот младший сын Лорда женился рано и уже мог похвастаться тремя детьми. Старшая, Молли, была огромной неожиданностью для семьи. Девочки в роду не рождались, Пруэтты были воинами, поэтому малышка Молли росла избалованным ребенком. И, к огромному неудовольствию главы, еще и не слишком умной. Нет, Молли вовсе не была глупой, даже наоборот, успевала в учебе, играла в квиддич, являлась старостой школы. Но не стремилась вообще ни к чему. На самом деле, жизнь аристократии претила Молли. Она хотела иного. Девочка мечтала о небольшом доме, о садике возле него и множестве детишек. В семнадцать лет она сбежала из дома вместе с Артуром Уизли. Род их был предателем крови, к тому же растерявшим все свое состояние и потерявшим даже свой мэнор с магическим источником. Лорд был в ярости, но девушку было не остановить.

Ее младшие братья были двойняшками. Довольно похожие внешне, одинаково рыжие, с глазами цвета меда, они едва уловимо различались. Вроде один и тот же овал лица, та же форма губ и носа, но перепутать Гидеона и Фабиана было просто невозможно. Мальчишки были сильными магами и известными хулиганами в школе. Благодаря Лу, большинство их забав удавалось скрыть от строгого деда — младшая дочь Арктуруса считала эти шалости очаровательными.

Появление внутри семьи Лили вызвало целую бурю чувств у мужчин. Гидеон и Фабиан (зови нас Джи и Эф, сестренка!) расстроились, что уже закончили школу, Калеб радовался, что теперь у него есть собственная, персональная, сестра. Отец, Игнатиус Пруэтт, первые выходные терпеливо разъяснял Лили кодекс рода, а дядя Рандел с нескрываемым удовольствием ему в этом помогал.

— Почему семью Уизли называют предателями крови? — спрашивала девушка.

— Кодекс рода и Кодекс чистокровных — это не просто красивые книжечки, — объяснял отец, — это… как карта, которая помогает нечестным людям сохранять магию. Задача каждого магического семейства — охранять источники силы, беречь накопленные знания, продвигать науку вперед. Даже можно сказать так: магия нам дается не просто так, ее можно потерять, если совершишь что-то недостойное. Чаще всего при нарушении Кодексов предателем Крови, то есть предателем перед лицом самой Магии, становится один человек. Но у Уизли им стал весь род.

— Но за что? Что такого можно совершить, что наказывают позором всех потомков?

— Давай начнем с того, что не только позором. Это печать. И она накладывает изменения и на ауру мага, на его способности. Носители печати слабее магически, хотя их род мог быть ранее одним из самых сильных, такие маги лишаются родовых способностей и даров. Поэтому от них все и бегут.

— Но что они сделали?

— Честно говоря, не знаю. Да никто уже и не искал. Но там множество вариантов. Убили ребенка — для магии это огромный грех — или нарушили магическую клятву. Обидели кого-то беззащитного, но могущественного.

— Это кого же?

— Не знаю, — улыбнулся отец, — может феникса убили, может и правда кто-то ребенка к праотцам отправил. Это не важно. Кстати, сегодняшние Уизли может и не заслуживают этой печати, это уже другие люди, ведь род носит эту печать уже пять-шесть поколений. Но ни один чистокровный магический род не рискнет взять в жены девушку Уизли, да и мало какая чистокровная рискнет выйти за них замуж. Ну, кроме такой доброй души, как наша Молли.

— Дед изгнал ее из рода, — обвинительно сказала Лили.

— У него не было выбора, — покачал головой Рандел, — если не изгнать ее из рода, печать может упасть и на нас. Поэтому отец выгнал ее из рода, но не заставлял меня отказываться от дочери. Да, мы теперь не общаемся, но она по-прежнему находится на семейном древе.

32
{"b":"589733","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Закрытый сектор. Капкан
Земное притяжение
Суперстудент
Счастливые неудачники
Эхо Севера
Умный гардероб. Как подчеркнуть индивидуальность, наведя порядок в шкафу
Жена в наследство. Книга 1
Коснись меня
Доктор, я умираю?! Стоит ли паниковать, или Что практикующий врач знает о ваших симптомах