ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кстати, откуда он? — хмурился Орион.

— А, это наш подарок на совершеннолетие, — улыбалась Меди, — Сириус ведь вечно жаловался, что ненавидит эти обязанности сидеть за столом в определенном порядке.

К вечеру воскресенья Блэки собирались в холле мэнора и с недоумением посматривали на портал в виде табакерки.

— А это обязательно? — осторожно интересовалась Нарцисса, — Нельзя пешком дойти?

— Что тебя не устраивает? — нервно отвечала Белла.

— То, что вряд ли это чудо умеет перемещать так же осторожно, как наши телепорты.

— Потерпи, Цисси, — Сириус терпеливо ждал, пока Орион завяжет ему шейный платок. С галстуками он обращаться умел, а вот с шейными платками — не очень. Но в приглашении было указанно: в парадных мантиях.

Ольга тоже недовольно оправляла складки мантии цвета закатных облаков. Даже Цисси, привыкшая за последнее время к Блэковским вечеринкам с магловской одеждой, чувствовала себя несколько неуютно в традиционной одежде магов.

— Чертовы ретрограды, — ворчала Друэлла, — никакого уважения к современным портным. Во всей Англии только два портных шьют парадные мантии. Неужели так сложно оставить в прошлом эти хламиды?

— Признайся, Друэлла, — сахарно улыбалась ей Вальбурга, — тебя просто огорчает, что в мантиях не бывает глубокого выреза.

— Вытачки в них тоже не предусмотрены, — не менее сахарно отвечала ей та.

Две женщины Блэк были известны своей приверженностью к разным типам платья. Вальбурга предпочитала темные, насыщенные цвета, облегающие фигуру как вторая кожа, но без глубоких вырезов и разрезов. Поэтому часто походила на закованную в сталь железную леди. А Друэлла, хоть и была блондинкой, любила глубокие вырезы и широкие юбки. А сейчас обе стояли в мантиях, которые почти полностью скрывали фигуру и той и другой.

На балл к Малфоям отправлялись Орион и Сигнус с женой, Арктурус, Беллатрикс, которая вообще не пропускала ни одного светского мероприятия, Нарцисса, Северус и Сириус с Ольгой. Причем девушки фактически не отходили от своих сопровождающих. А еще были в предвкушении посмотреть на потенциально самого темного мага страны. В предвкушении находилась и Белла. Она уже давно попала под очарование Волдеморта и теперь ждала каждой встречи с ним как самого желанного свидания.

Дотронувшись до табакерки, что было не так-то просто, если учесть, сколько народу отправлялось на балл, Блэки унеслись в Малфой-мэнор. Недовольно морщась, они оправляли одежду и прически, растрепавшиеся после переноса. Прямо перед ним оказался донельзя довольный Джеймс:

— Пользуйтесь услугами только Поттер-авиалиний, — тихо смеялся он.

— А что такое авиалинии? — поинтересовалась Нарцисса под негодующим взглядом Друэллы.

— Это компания, которая обеспечивает безопасность полетов магловских самолетов.

— Надо же, маглы контролируют небесное пространство, — тихо ворчал Арктурус, — а у нас так до сих пор и летают на метлах.

Но к прибывшим уже несся Абраксас Малфой, сияя своей высокомерной улыбкой.

— Арктурус! Как рад тебя видеть здесь, да еще в таком составе. Решил приобщить младших?

— Они сами высказали желание.

— Проходите, проходите.

Вежливо кивая, все заходили в зал и как-то незаметно разошлись по разным углам. Северус с Нарциссой под руку потащился к группе Чревоугодников, Джеймс уже вел маму в центр танцующих, а вот Сириус с Ольгой чинно следовали за Арктурусом к группе Лордов. Волдеморта еще не было.

Лорды говорили о ближайшем заседании Визенгамота, на котором планировалось обсуждение закона об ограничении перемещения оборотней. Почтенные лорды буквально спорили. Одни напирали на то, что оборотни и так приносят много вреда магическому обществу и их давно пора принудить к регистрации и проживанию на одном месте.

— Думаю, мы не совсем правы, — брал слово Арктурус, — ограничение прав еще никогда не приводило к миру. А оборотни и так повсюду ущемлены.

— А что думает об этом молодежь? — улыбнулся Лорд Пруэтт.

В этом кругу из молодых, действительно, присутствовали лишь Сириус с Ольгой.

— Я согласен с дедушкой, — улыбался Сириус, в эти минуты напоминая всем знаменитого Поллукса, — Хотя и не в полной мере. Мне кажется, что регистрацию все же стоит ввести, в конце-концов, никого ведь не удивляет, что в министерстве регистрируют всех магов. Почему это должно оскорблять оборотней? Но вот в остальном законы против оборотней — хуже некуда.

— У вас интересный взгляд на этот вопрос, юноша, — отвечал Барти Крауч, которого Сириус, вообще-то, справедливо ненавидел. — Может расскажете нам, как именно вы представляете в идеале законы об оборотнях?

— Маги сдают экзамены для получения работы в государственных инстанциях. По-моему, для оборотней тоже стоит ввести подобные экзамены. То есть те, кто сможет доказать, что в промежутках между полнолуниями он абсолютно вменяем и может сдерживать свою природу, а в полнолуние согласен находиться под контролем, то ему должны давать официальное право работать.

— С чем связано такое желание?

— Хотя бы с тем, что один из самых известных французских зельеваров был оборотнем. Как знают многие, он так и не смог закончить Академию и всю жизнь перебивался случайными заработками, но все равно сделал для науки больше, чем любой Мастер. Все потому что чуткий нюх оборотня помогал ему ничуть не меньше, чем собственный талант.

— Интересный пример, — согласился Крауч. — Вы, судя по всему, планируете строить карьеру в политике?

— Возможно. Но ведь и место в Визенгамоте принадлежит Блэкам, значит в будущем мне.

Лорды доброжелательно заулыбались, а старый Лорд Гринграсс выразил общее мнение:

— Вы очень молоды, а уже задумываетесь не только о себе, но и о семье. Арктурус, у тебя растет хороший наследник. Теперь мне понятно, почему ты пропустил сына и признал сразу внука.

В зале на какое-то время возник небольшой хаос: Волдеморт пришел на бал. Одетый в черную строгую мантию, он еще сохранял отдаленные человеческие черты. Но уже был лыс, лицо было настолько худое, что до черепа оставалось недолго. А знаменитый нос, хоть и сохранял еще человеческие очертания, уже стремительно приближался к полному исчезновению.

— Вот и пришел самый дорогой гость Малфоя, — поморщился Крауч.

— Вы все еще не одобряете его позицию? — иронически улыбался Лорд Лестрейндж.

— Конечно, нет. Там и позиции нет, — желчно отвечал Крауч, — одни призывы к чистоте крови и смене законов. Если бы предлагал что путное, я бы первый бежал ему помогать.

Лорды улыбались: Крауч вечно был недоволен сегодняшним положением дел в стране, но при этом ворчал на каждый новый закон. На самом деле, сейчас на Сириуса смотрел какой-то другой Крауч. Все же полноценная война еще не началась, да и пост его пока не столь велик. Вид мирного ворчливого Крауча напомнил Сириусу, что до начала полноценных военных действий, а не просто исчезновений, оставалось всего пара месяцев.

— Может молодежь желает познакомиться с гостем? — предложил Лестрейндж.

— Думаю, там не протолкнуться, — Сириус указывал на толпу молодежи вокруг Лорда. — Мы, пожалуй, пойдем танцевать. Лорды.

Но долго они не танцевали: с ним хотел познакомиться сам Волдеморт. Маг шел сквозь толпу словно нож сквозь масло, а рядом с ним с самодовольным выражением шагала Беллатрикс.

— Мой Лорд, — она обозначила головой поклон, — Позвольте познакомить вас с моим кузеном.

— Сириус Блэк, — сам представился он. — А это Джеймс Поттер и моя невеста Ольга Солоу.

— Можете звать меня Лордом, — милостиво позволил Оз и даже снизошел до комплимента. — У вас очень красивая невеста, мистер Блэк.

— Благодарю вас, — вежливо ответил Сириус, с любопытством рассматривая того, чьим именем спустя пару месяцев будут пугать детей. А ведь начиналось вполне безобидно… относительно.

— Ваша кузина много рассказывала о вас, — говорил Оз.

— Надеюсь, хорошего? — использовал банальный ответ Сириус.

— Не уверен. Она говорила, что вы не желаете видеть принципиальной разницы между волшебниками и не волшебниками.

38
{"b":"589733","o":1}