ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Глава 18. Догони грешника. ==========

МакГонагалл уже послала гневное письмо Блэкам — их дети покидали школу так часто, что это уже просто неприлично. Завертелась ожесточенная переписка с Арктурусом с поминанием самых замшелых школьных правил. Ну, а на время переписки Мародеры в расширенном составе вспомнили о том, что в школе можно не только сочинения друг у друга скатывать. На носу был первый квиддичный матч в этом году. Гриффиндор тренировался в основном после уроков, потому что по субботам половина команды экстренно разбегалась по домам. Теперь же была первая субботняя тренировка.

Марлин с Сириусом дурачились, отправляя бладжеры друг в друга, охотники полным составом выделывали в воздухе невероятные пируэты, а вратарь пытался выучить определение с листочка сидя на метле. От ворот время от времени долетало бормотание «это магический барьер… ставится в случаях… найти на местности можно…». Ольга же и вовсе зависла у трибун и обсуждала с Касси что-то типично девичье. Тренировка была самой веселой из всех возможных, Джеймс пытался призвать команду к порядку, но все продолжали веселится: команда в этом году была невероятно сильная. В отличие от других факультетов, где с хорошими игроками в этом году была напряженка.

— Да не кипятись, — Марлин стукнула Джеймса по плечу, — мы всех побьем.

— Или рассмешим до смерти!

Посмеиваясь над капитаном, гриффиндорцы шли в замок. А им на встречу бежала взволнованная Нарцисса.

— Сириус! Там Мальсибер с Эйвери напали на Мэри МакДональд, — задыхаясь, говорила она.

— Им мало досталось? — скрипнул зубами Джеймс.

— Да не это главное! — зло топнула ногой Цисси. — Северус в нашей гостиной высказал им все, что о них думает и теперь там недолго до драки. Все чревоугодники всполошились!

— Мерлинова борода! — Сириус передал свою метлу первому попавшемуся игроку. — Вот уж кому нужно было на Гриффиндор поступать!

Дверь в покои Слизерина открылась без пароля. Джеймс давно заметил, что его друг приноровился общаться со старинным замком. В гостиной царил разгром, ученики прятались за диванами, но продолжали бросать заклинания во все стороны. Где-то в углу были зажаты немногие оппозиционеры: там была и Меди, и Северус с Алексом Розье.

И Лорд Блэк отправил в полет заклинание, которое ни разу не практиковал: согласно книге, оно замораживало все магические проявления. Несколько видных лучей проклятий действительно замерли в воздухе. Как всегда бывало у Сириуса во время перерасхода силы, а это случалось всего пару раз, он был зол. И это было заметно. Блэк был в такой ярости, что даже семикурсники под его бешенным взглядом зябко ежились.

— Вызовите Слизнорта, — он обернулся к Циссе.

— Софи побежала, — тряхнула локонами младшая Блэк.

— Северус…

— Понял, — слизеринец выглядел донельзя довольным. Впрочем, как и Меди. А вот Алекс посматривал на Сириуса с опаской — сейчас этот Блэк выглядел гораздо, гораздо старше семнадцати лет. И — обман ли это зрения, или игры воображения — но вокруг него словно колыхалась темная дымка.

— А младший где? — с прежней интонацией, в полной тишине, спрашивал Сириус.

Младшим называли Регулуса. Тому было всего четырнадцать, поэтому прозвище его бесило.

— Рега я оправила в комнату, — спокойно очищала платье Меда.

— Хоть о чем-то подумали.

И только тогда появился Слизнорт. Он явно не спешил, но очень удивился: в воздухе висели едва заметные заклинания, а у входа стояла целая делегация гриффиндорцев: Сириус, Джеймс и Ремус, а заодно Ольга, Касси и Марлин случайно зацепились. Остальная квиддичная команда, к слову, топталась у входа в подземелья, потому что немного припоздали.

— Профессор, — Сириус буквально пел слова, — никто не узнает о сцене вопиющего безобразия в гостиной Слизерина, если вы сами справедливо накажете своих учеников. Причем наказания за сегодняшние безобразия должны быть жесткими, а вот как они отразятся на Листе, никто и не посмотрит.

Лист — это летопись всех снятых баллов и назначенных наказаний. Любой проступок ученика заносился в базу и иногда — точнее почти никогда — проверялся Попечительским Советом и Министерством. Об этом узнал Алекс Розье. О забытом своде правил и обязанностей напомнил крайне разгневанный Арктурус. Раньше попечители были обязаны выполнять эти требования, а теперь все превратилось в почетную должность, обязанность помогать деньгами и возможность на некоторые уступки со стороны дирекции. А тут вон оказалось, что это проверочный орган. Так наружу был вытащен Лист. А пролежал непроверенным он больше двухсот лет. И теперь все профессора вынуждены были оглядываться на эту бумажку.

Но драка на факультете, да еще с разгромом гостиной… это не шутки. Учеников, возможно, не исключат, особенно младше шестого курса, а вот неприятно оштрафовать сколь угодно любимого профессора — это вполне возможно. Просто потому, что в потасовке старших вполне мог пострадать младший.

— Хорошо. А теперь, мистер Блэк, выйдите, пожалуйста, из чужой гостиной. И друзей своих с собой заберите.

Гриффиндорцы выскочили из прохода, остановившись буквально в паре метров от лаза.

— Сириус, успокойся, — Джеймс смотрел на друга с невероятным беспокойством.

— Сам успокойся, — отмахивался тот, а вот темнота вокруг него становилась еще заметнее.

— Ты не понял. Тебе просто необходимо успокоится. Вокруг тебя аура сгущается.

— Аура? — теперь Сириус, кажется, не на шутку испугался, а темнота стала еще заметнее.

— Да! Аура. Подыши, о ромашках подумай, только успокойся.

— Тебе легко сказать! А ты попробуй успокойся, когда тебе говорят успокойся!

— Сириус!

— Отойдите все от меня! — парень начал отступать назад, в дальнюю часть коридора.

— Сириус! Успокойся, а не в катакомбы иди! — Джеймс, напротив, шагнул за другом. Впрочем, Ремус за его спиной поспешно отводил девушек подальше.

— Отойди от меня.

— Напоминаю: аура может не только убивать, но и стены разрушать.

— Да знаю я! Еще что нового мне скажешь?!

— Отвлекись! Я же говорю — дыши. О ромашках думай.

Но о ромашках не думалось. Думалось лишь о том, что аура — одно из первых проявлений становления на путь магистра. Увеличение потенциала, изменение самой сути тела и магии. Аура не являлась аурой человека в привычное смысле этого слова. Аура — это некоторое поле вокруг тела мага. По сути, оно защищает его от внешних воздействий, а также испытывает разум. Вместе с аурой приходит сила, она растет и проверяет на прочность мага. Ощущение могущества сводит с ума: оно способно убедить мага во вседозволенности. Но вот само чувство превосходства приходило не сразу. Первоначально аура лишь примерялась к телу, проявлялась в моменты магического напряжения или сильного эмоционального напряжения.

Пока Сириус лихорадочно пытался успокоиться, мысли его скакали с темы на тему. И, судя по испуганному взгляду Джима, лучше не становилось. Он уже сам начинал видеть дымку ауры. Она делала мир одновременно и темнее и ярче, четче края, движения других едва заметно замедлялись. Совсем немного. Но вот он видит, как Оля обходит и Рема, и Джима, совсем безбоязненно подходит к нему и берет за руку, а потом и вовсе обнимает.

Сириус настолько поразился наглости девчонки, а еще ее доверием и этими объятиями, что мир как-то резко стал светлее и потерял четкость линий.

— Спасибо, — шепнул он ей в макушку.

— На здоровье, — ответила она одной из своих типично-русских фраз. Их у нее было много.

Вечером гриффиндорцы сидели в общей гостиной у камина и тихо переговаривались. Точнее, тихонько ругались.

— Сири, ты не можешь сейчас в это ввязываться, — отчитывал друга Рем.

— С чего бы это? Это моя идея, к тому же, со мной это будет легче сделать без особого шума.

— Старшие и сами прекрасно справятся. Даже мой отец вернулся в страну, и Альфард с Карлусом сами выслеживали этого… несчастного.

42
{"b":"589733","o":1}