ЛитМир - Электронная Библиотека

— И вы можете сделать нам палочки? — напомнил вопрос Джеймс.

— Я всю свою карьеру мечтал создать хотя бы одну палочку магистра. А вы предлагаете мне сделать две. Конечно, я сделаю их. Позвольте.

Их, как и в первый приход к Олливандеру, измерили со всех сторон, вот только теперь все характеристики тщательно записывались. Как и ответы на странные вопросы — любимый цвет, время суток, запах, цветок.

— Если в голову не приходит ответ, говорите — не знаю, — советовал Оливандер. — Всего в списке ингредиентов разной степени редкости около двух миллионов наименований. Сердечная жила дракона — один из самых слабых ингредиентов. Пламенная чешуя саламандры белой, волос птицы Сирин, пепел винной лозы Атлан… а слезы Феникса? Яд василиска? Но все это искать и проверять — слишком дорого и муторно. Зачем, если давно выяснено, что при расположении тех или иных планет во время вашего рождения, человек получает определенные черты. В том числе и магические таланты. И тогда можно будет сузить список до пары сотен. А то и пары десятков.

Списки пришли с совой. Ингредиенты редкие, очень редкие и те, что потенциально найти невозможно. Блэки и Поттеры пошуршали в закромах, повытаскивали разные редкости, обменялись некоторыми, но вот с ядом василиска вышла загвоздка. Нужен был яд старого — не меньше пары сотен лет, но при этом сам яд терял свои свойства при хранении больше десяти лет.

А теперь Сириус скептически рассматривал маленького птенца феникса, что проклюнулся специально для него. Птенец был совсем крохотным, беззащитным, и — что самое обидное — в течении пары месяцев он действительно нуждался в магической подпитке. А еще в ласке и заботе.

— Ну и чем я тебе так понравился?

Птенец жалко отряхнулся.

— У меня же времени на тебя нет. И посадить тебя некуда. И как я вообще объясню, откуда достал феникса. Да еще и новорожденного — без пепла.

Птенец, словно крошечный котенок, потерся мягкой кожей, пока лишенной перьев, о большой палец заинтересовавшего его мага. Сириус горько вздохнул. Не фамильяр. И если Блэк решит отдать птичку кому-нибудь, то никаких законов не нарушит. Все равно птица вполне может улететь через год-два. Это Дамблдоровский Фоукс предан хозяину, что вообще-то редкость. А так-то фениксы прилетают и улетают когда захотят. Но как отдать это маленькое сморщенное тельце? Он ведь уже через два месяца станет красивой любопытной птицей, а Сириусу и самому любопытно — какого это иметь спутника?

— Давай так. Два месяца сидишь тихо. Мне бы очень хотелось, чтобы о тебе и двух… яйцах… пока никто не знал. Хорошо?

Маленькая птичка с памятью предков кивнула головкой. Еще одна особенность фениксов — они ведь бесполы. Мальчик-девочка вопрос фантазии мага и поведения птицы.

— Скоро мне пришлют книгу… как тебя кормить… На полотенце пока посиди.

И феникс устроился в складках полотенца, зарывая поглубже тщедушное голое тельце. Пока он выглядел жалким. Но забавным. Эдакий маленький воробей с интеллектом. Два остальных яйца передали в Блэк-мэнор с домовиком.

— Так нечестно, — весело заметил Джеймс, лежа на кровати, — почему у тебя есть феникс, а у меня нет?

— Могу одолжить. Думаю, этот воробышек не будет против.

«Воробышек» возмущенно пискнул.

— Да ты не переживай, мы все почти всегда вместе. А у Джима явно больше рвения ловить тебе мух, или чем ты там питаешься.

Еще один уничижительный взгляд от птицы в сторону Сириуса.

— Это ты выбирал, — ткнув в него пальцем Блэк, — Я бы был тебе рад полгода назад… или через годик. Но у меня и так времени в сутках не хватает.

Птица пропищала что-то явно жизнеутверждающее.

— Я так понимаю, это означает «ем мало, много места не занимаю, в хозяйстве полезен»?

Птенец кивнул.

— Ну живи. Только я бы не хотел, чтобы ты попался на глаза Дамблдору. Да у меня вообще нет желания объяснять кому-либо откуда у меня новорожденный феникс. Поэтому давай ты будешь незаметным, пока перья не отрастут. Идет? Ну и чудно. Приятно иметь дело с разумным существом.

Птицу кормили специальным кормом, который можно было собрать самостоятельно. Но все же была небольшая фирма, которая этот корм производила. Сириус решил, что и этот малыш не будет против покупного корма. Уже к концу недели птичка была покрыта розоватым пушком и иногда каталась в кармане мантии Сириуса на школьный ужин или на прогулку.

Блэк ворчал, спорил с птицей, которая пока не умеет передавать мысли, обзывал птенца то воробьем, то куренышем, но все же природная доброта в нем жила. И каждый вечер они с Ольгой шли гулять на улицу, неся в кармане птицу. Феникс с удовольствием кутался в пушистый шарф Ольги, у нее на руках вел себя как котенок и восхищенно рассматривал снежный пейзаж вокруг замка.

А Сириус наблюдал за девушкой. Птенец — нелепый, в алом пуху — сидел у нее на ладонях, прикрывал глаза от удовольствия, когда девушка проводила пальчиком по нежному пушку, мог бы — мурлыкал. Ольга улыбалась, словно увидела настоящее чудо. Впрочем, чудо и есть. Фениксы рождаются редко. Живут с людьми еще реже. А уж таких — молодых, любопытных, игривых, мир не видел, наверное, лет пятьсот.

Насколько знал Сириус, Фоукс решил стать спутником Дамблдора далеко не яйцом. Дед говорил, что Дамблдор вернулся со взрослой птицей лет двадцать назад, привез ее из Европы. И с тех пор птица особо и не менялась. Да и характер. Молодые любопытны, повсюду суют свой нос, совсем не против человеческих прикосновений, обычно следуют за интересными людьми, а цикл их жизни особенно длинный — новорожденный птенец сгорит лишь через года два, а то и три.

Поэтому Сириусу достался крайне непоседливый спутник. Это все же разумное существо, согласившееся быть рядом с магом по каким-то своим резонам, оно будет с удовольствием защищать хозяина, но вот выполнять его поручения — придется уговаривать. Получил в спутники феникса — вовсе не то же самое, что открыл фонтан драгоценных целительных слез. Перья из хвоста отдает лишь сам, носить на себе посторонних не будет, зато с удовольствием послушает все разговоры. В книге написано, что даже советы может дать. Сириус пока не понял, как именно строится связь феникса и человека, но птицы не умели говорить и думать словами, как василиски. Видимо, какие-то образы.

Пух начал превращаться в перья как раз к отъезду на каникулы. Да и сама птичка порядком подросла. Теперь в кармане мантии он заметно выпирал и поэтому в поезде поедет в сумочке Ольги. Утро двадцать первого декабря было сумрачным и неприветливым. Сириус уже привычно не выспался, до четырех утра читая книгу про укрепление защиты домов посредством Магии Крови. А вот проснулся он внезапно. Что-то словно ворвалось в его сон с требованием немедленно проснуться. На подушке сидел самодовольный куреныш. И Сириус, повинуясь порыву, посмотрел на птицу. Тот выглядел весьма самодовольным.

— Это ты…

Тут же возникло ощущение правильности вывода. По всей видимости, общение с фениксом будет похоже на ощущение интуиции — только очень громкой интуиции. Тут перед глазами Сириуса вспыхнул пейзаж за окном и зябкое ощущение.

— Да ты забавный! — Сириус теперь сам погладил птицу по голове, отчего феникс заклокотал что-то довольное.

— Сири, что такое? — из ванной вышел Ремус.

— Феникс научился общаться. Представляешь, даже визуальные образы передает.

— Интересно. Смотрю, этим он смирил тебя со своей персоной?

— Да я давно смирился. Только беспокоит потенциальное повышенное внимание. У меня его и так много.

На каникулы ехали в поезде. Под непонимающими взглядами школьников, слизеринцы с гриффиндорцами занимали купе, где тут же принялись что-то бурно обсуждать, бросая недовольные взгляды на всех, кто неосторожно заглядывал в купе. А коридоры патрулировали две старосты — гриффиндорская и слизеринская.

— Что говорит Лу насчет помолвки? — интересовалась Нарцисса. С переездом в мэнор она практически перестала общаться со своей свитой, предпочитая им общество Софи, Лили и Ольги.

52
{"b":"589733","o":1}