ЛитМир - Электронная Библиотека

— Может позже. Собрать в любом случае будет удобнее.

Лили рухнула на кровать.

— Я так больше не могу. Из-за огромного количества платьев, я не знаю, что выбрать. А Лу все шлет и шлет. Как вы так легко определяетесь с нарядами?

— Я сама его рисую, — хором ответили Оля и Цисси.

— Что? — Лили резко села.

— Я рисую примерный фасон, выбираю цвет, или подбираю украшение, высылаю запрос портному, он через два-три дня присылает мне эскиз, который я при необходимости дополняю, — объяснила Цисси.

— То есть вы не разбираете груду платьев? — рыжая взметнула в воздух ворох разноцветных тканей.

— Ну да, — непонимающе оглянулась Цисси, — Лу и тебе ведь предлагала.

— Когда?

— Она же спрашивала: есть пожелания? Что наденешь? Какой цвет? Ты на все ответила «не знаю». Вот она и пытается угадать твой вкус.

Лили упала обратно в ворох кружева и шелка.

— Но я действительно не знаю. А в чем ты пойдешь? Слышала, Ремус тебя пригласил.

— Да. Он решил, что мне непременно стоит пойти на этот выпускной. И я решила не отказываться. А надену я платье из оттенков розового. Но его нужно видеть. Просто Оля мне одолжила один рубиновый комплект. И как ты его нашла?

— Кассиопея… которая с картины, если вы не поняли, заставила меня идти в Гринготтс и проводить инвентаризацию сейфов. Принесла несколько украшений, которые по какой-то причине убрали с глаз долой. Там такое необычное колье. Оно сделано из множества розовых рубинов, но все они разного оттенка: от малинового до едва розоватого.

— Просто шикарнейшее, — продолжила Нарцисса. — Проверили в старых записях, проклятья на нем нет, никто в нем не вешался. Носить можно.

— Никто не вешался? — нахмурилась Лили.

— Привыкай, — еще раз крутанулась перед зеркалом Ольга, — старинные магические семейства насчитывают историю в несколько тысяч лет. За это время там набралось столько скелетов, что никаких шкафов не хватает. Приходится прятать в банковских сейфах.

Лили опять рухнула в свое платьевое гнездо. Вот вроде уже привыкла, но все равно в некоторые моменты она решительно не понимала этих чистокровных. Украшения с рубинами, которые пылятся в сейфах. В ее жизни колечко с бриллиантом казалось невероятным богатством. А сейчас одно родовое кольцо Пруэттов с пятью розовыми бриллиантами стоит больше, чем дом ее родителей. А на ее семнадцатилетие отец показывал ей перечень ее приданого. Она привычно переводила магические богатства в магловские, но отчаянно путалась в цифрах. Какие-то неродовые украшения (то есть новые, сделанные специально для нее), сейф с таким-то количеством золота, акции магических организаций… Лу сказала, что приданое скромное. Ее было раз в пять больше.

Величина приданого — одна из тех тем, на которую любили поговорить чистокровные слизеринки. Цисси относилась к этому пренебрежительно, считала, что не стоит зацикливаться на деньгах. Ольга пожимала плечами. По ее словам, Сириус принял лишь сейф в банке, и тот так и остался на имени Ольги. Сказал, что у нее должно быть что-то свое.

Лили вообще поражалась тому, как они тратят деньги. И как легко у них все это происходит. Они покупали все, что им хотелось. Цену спрашивали лишь чтобы отсчитать необходимое количество денег. Ольга, войдя в семью Сириуса, получила автоматический доступ к сейфам Рода и тратила деньги, даже не задумываясь об этом ни на секунду. Она лишь сказала, что подобное богатство и для нее в новинку, но ее с детства учили, что, возможно, она выйдет замуж за человека с более высоким доходом. А если нет — то ее приданое дает ей возможность также тратить деньги.

Андромеда готовилась к свадьбе в начале июля, так как ее муж переходил в род Блэк, то и он оказывался на правах чистокровной невесты — сейфы рода становились теперь и его сейфами. Лили видела, что спокойный Тед слегка терял голову, слушая указания тестя. А свое приданое Андромеда решила отдать младшей сестре. Так что Нарцисса могла стать первой Блэк, которая может выйти замуж хоть за нищего, но нисколько не изменить своих привычек.

— Если мой муж будет беден, а я буду тратить столько же, — как-то говорила она, — то денег хватит даже моим детям. Внукам, скорее всего, уже нет. Но я сомневаюсь, что мой муж будет из тех, кто не сможет приумножить мое богатство.

На выпускной допускались лишь сдавшие ЖАБА и их пары. Большой Зал был превращен в огромный бальный зал, вокруг постамента для танцев стояли круглые столики на десять человек, а стены украсили цветами. Лили искренне наслаждалась атмосферой. Они с Джимом танцевали почти каждый танец. Ремус старательно развлекал Нарциссу, Сириус обсуждал что-то с Андромедой, а Ольга что-то втолковывала Северусу. Когда один из танцев закончился, Лили запросила пощады и они с Цисси вышли на улицу, подышать свежим воздухом.

— Ольга разговорила Сева, — хихикнула Цисси.

— Что она ему втолковывает?

— Они уже с полчаса говорят о любви. Обсуждают любовь, страсть, брак и все в этом духе.

— Да? — удивилась Лили. По ее воспоминаниям, Сев не любил говорить на такие темы. Он любил рассказывать что-то. О школе, о зельях, о мире вокруг. Но говорить о своих чувствах и эмоциях… о своих мыслях…

— Кажется, — продолжила Цисси, — она твердо решила устроить судьбу Софи.

Лили не ответила. Она представляла, как бы они выглядели вместе. Но не получалось. Оказалось, что она и раньше не знала Северуса, а теперь он еще больше изменился.

— Жаль покидать это место, — Нарцисса коснулась ладонью стены, — мне нравилось здесь.

— Покидать? Ты же только пятый курс закончила?

— Конечно, покидать, — грустно улыбнулась слизеринка. — Они этого не говорят, но ни ты, ни я, не вернемся сюда. Может Рег продолжит обучение — он все же парень, ему не пристало прятаться от опасностей. А мы не вернемся.

— Почему?

— Кто отпустит лекаря в школу без присмотра? То, что я проучилась этот год — уже удача. Без защиты Сириуса и Алекса меня сюда не отпустят. И я бы могла поскандалить… но не буду. Все равно здесь будет… не так, как мне бы хотелось.

— А почему я не попаду?

— Потому что твоя семья тебя уже полюбила. А в августе Джеймс непременно придет рассказывать им ужасы о Хогвартсе и тебя оставят дома.

— Вообще-то мне уже семнадцать, — напомнила Лили.

— Ну и что? Ты сможешь сказать им свое веское «нет», когда знаешь, что в чем-то они правы? Да и какой смысл? На последних курсах учеба к Хогвартсе — сплошное самообразование, можно и дома этим заниматься. Поэтому будем мы с тобой друг к другу в гости ходить. Устроим совместную ночевку, как в магловских фильмах, а?

— То есть на одной кровати? — с сомнением спросила Лили.

— Ты же сама говорила, что на этих кроватях поместится целая рота. Пригласим девчонок.

— Даже не знаю, без Ольги будет скучно, а предугадать реакцию Сириуса, когда он увидит в своей кровати нас всех…

Цисси звонко расхохоталась, чего раньше себе никогда не позволяла. В небе уже зажигались первые звезды, теплый ветер едва заметно играл складками платьев. Замечательный вечер.

— А ты? Ты хочешь вернуться сюда? — повернулась к подруге слизеринка.

— Не знаю. В одном ты права: Хогвартс не будет прежним, если Джим с Сири не взорвут котел на первом занятии по зельям.

Лили оглянулась по сторонам, убедившись, что во дворе больше никого нет, и села на траву, подтянув колени к груди. Цисси, усмехнувшись, сбросила туфли и с наслаждением пошевелила пальцами в густой траве. Этот год изменил их обеих. Лили размышляла о том, что пачкает травяным соком платье, которое в своей магловской жизни бы оберегала даже от воды. А Цисси о том, что снять туфли может и неприлично, но как же приятно стоять босиком на траве.

========== Глава 30. Наследие Певерелов. ==========

Джеймс шел по пустынными аллеям парка. Он любил этот дом, любил этот парк. В детстве он прятался в беседках из темного камня, плавал в озере, которое даже в жару оставалось прохладным, а его вода всегда была темной — даже в самый солнечный день. Он здесь вырос, хоть и проводил большую часть времени в маленьком особняке. Этот дом нужно было прятать и оберегать, что и делали Поттеры последние пару сотен лет.

66
{"b":"589733","o":1}