ЛитМир - Электронная Библиотека

Последний Певерелл вряд ли мог подумать, что на нем его род прервется. У него было двое детей. Старший сын и наследник, и любимая дочь. Большой дом, власть, сила. Певереллы в те годы были на вершине своего могущества. Они единственные знали, как заставить смерть отступить, как жить вечно… но раз за разом выбирали покой.

А вот основатель рода Поттер был седьмым сыном в семье маглорожденного и младшей дочери одного из британских магических родов. Младший из братьев, он не имел ни малейшего шанса получить материнское наследие. Поэтому и пошел служить к Лорду Певереллу. Этот Поттер был очень сильным магом. Певерелл помог основать ему свой род, а когда подросла его дочь, он отдал ее замуж за своего верного вассала. Говорят, Леди Поттер в то время завидовали. Она вышла замуж за любимого. Красавец-маг, к тому же сильный, они быстро устраивали быт. Но словно гром среди ясного неба — погиб наследник Певерелл.

Поттер был слишком многим обязан своему сюзерену, да и жену любил безмерно. Как позволить угаснуть столь сильному роду? Как позволить ему окончательно раствориться в небытие? Джеймс не знал, насколько сложен был ритуал, наложенный на чету Поттеров. Но это была магия невероятной силы. Сила и наследие Певереллов заснули в Поттерах, дожидаясь, когда в семье появится мальчик, способный возродить величие рода. Поттеры жили в Певерелл-мэноре, в простонародье именуемый Дом-на-костях.

Как и Блэк-мэнор, дом перестраивали огромное количество раз. Неизменным оставался лишь фундамент. И здесь он был необычным, за что дом и получил свое название. Ни одного кирпича — лишь черепа и кости, сложенные в мозаичной точности и залитые бетоном. Когда Джеймс был маленьким и еще не умел контролировать вспышки Дара, ему казалось, что дом дышит. Позднее он узнал, что волей Повелителей Смерти фундамент дома был живым существом… условно живым. В случае опасности дом сам включал защитные заклинания.

Точнее — включал бы, если бы Поттеры приняли дары Певерелов до конца. Но последний Лорд говорил, что Поттеры достойны основать свой род, и не стоит ради спасения некромантов убивать не менее редкий дар. То, что Джеймс чувствует дыхание смерти — так он сам называл все проявления власти Госпожи — это был лишь его дар. Маленькая крупица дара настоящего некроманта.

У этого дома больше нет родовой защиты. За столько веков она испарилась. Дом защищают сложные чары Поттеров — игра с пространством, им удалось спрятать дом без заклятия Фиделиус, но заклинание сложное и требует жертв. Джеймс вообще сомневался, что его удастся повторить. Но любое заклятье можно снять, если его не подпитывает родовой камень. А значит, как только Волдеморт найдет Дом-на-костях, это место будет уничтожено. И наследие единственных Повелителей Смерти будет утеряно навсегда.

Джеймс предполагал, что когда-то наследие этой семьи было ему не особенно важно. Он вообще не любил свой Дар и избегал им пользоваться. Но, когда он стал на путь Ученичества, его мировоззрение несколько поменялось.Он обещал Магии защищать ее творения, оберегать рода и отдельных магов. Это лишь на страницах современных книг Магистр Смерти — злобный колдун с манией величия. На деле же скорее добрый дедушка с поправками в сторону справедливости. Оберегай беззащитных, сохраняй созданное, развивай имеющееся. Не зря ведь даже в старые времена, когда Магистры были почитаемыми членами магического общества, их было не много. В Англии никогда не было больше семи. И то семь — это когда шесть семей с Атлан приехали на остров.

И Джеймс понимал, что уже не позволит Волдеморту разрушить Дом-на-костях. А он его ищет. У них не было шпионов в стане Волдеморта, но старшие отлавливали некоторых магов из низшего круга, таким образом получая крохи информации. Оз искал Дом-на-костях. И он его найдет. Сначала отыщет примерное месторасположение дома, а потом разрушит заклинание Поттеров.

Алтарный зал как всегда дарил прохладу. Как и в доме Блэков, стены, пол и потолок его были выложены мозаикой. По полу — круглая красная линия, темно-серые руны внутри этого круга. Даже четыре фигуры по краям света. Только что фигуры были другие. Джеймс коснулся алтаря. Было немного страшно, но он все же начал произносить вслух старинные слова. Он пробуждал магию Певереллов.

И очутился в странном месте. Каменный пол, а стены, если они и есть, терялись в сумраке. Напротив стоит женская фигура в черном балахоне.

— Что-то вы зачастили ко мне, — в голосе женщины чувствуется улыбка.

Джеймс тут же понял, что это то самое место, о котором рассказывал Сириус.

— Почему я здесь?

— Потому что мне решать, достоин ли ты стать Некромантом, — Судьба замолчала на несколько мгновений. — И ты не сможешь вынести это бремя.

— Но тогда наследие будет уничтожено.

— Я могу дать тебе право стать регентом при нерожденном наследнике.

— То есть моем сыне? Я пока даже не женат.

— Но твой будующий сын, хоть и был лишен Даров Певереллов, смог подчинить себе ваши регалии. Все три. Он сможет воскресить давно ушедшую семью.

— А если меня убьют?

— То ты просто умрешь. Но как регент, ты сможешь управлять столь ценным для Певереллов домом. И у вас будет на одно защищенное поместье больше.

— Хорошо, — пожал плечами Джеймс, он не видел особой проблемы в данном вопросе.

— Тебе стоит поучиться у друга глубине суждении, — в голосе опять сквозила улыбка, — ты решаешь судьбу своего сына. Не будет Гарри Поттера. Будет наследник Певереллов. И он с самого детства получит весь объем мощи Певереллов.

— А у нас есть выбор? К тому же, Сири говорил, что мой сын получился более ответственный, чем я.

— Сам напросился, — пожала плечами фигура в балахоне.

И к Джеймсу из сумрака метнулись темные сгустки, пронзая его насквозь. От боли он, кажется, даже кричал. А очнулся от того, что отец тряс его за плечо.

— Джеймс! Джеймс!

Он встал, тряся головой. Перед глазами плясали круги, в голове словно что-то тихонько позвякивало, а мышцы болели, словно после хорошей тренировки.

— Сегодня - все еще сегодня? — прищурившись спросил он отца.

— Да…

— А время сколько?

— Половина второго.

— Ммм… даже часа не отсутствовал.

— Ты кричал, будто тебя живьем режут.

— Скорее, будто меня живьем варят.

— Что ты сделал?

— Ммм… — Джеймс поморщился, внезапно осознав, что ему теперь отцу объяснять, что именно он попытался натворить.

Но пока Джеймс объяснялся с отцом, Сириус принимал гостей. Лео Сторм прилетел в Англию на магловском самолете. В аэропорту его встречали Сириус и Лили. Блэк был вынужден признать, что его познания о магловском мире весьма условны. Музыка, некоторые книги, кино, джинсы. В остальном же в общественных местах он вел себя как дикарь, который вообще ничего не знает.

— Хочешь кофе? — Лили сидела на неудобном стуле в зале ожидания.

— Если ты мне скажешь, где его купить, я принесу.

— Пошли вместе. Тут есть целый бар. Только помни, что по магловским стандартам тебе еще нельзя пить алкоголь.

— Что за нравы? Мы же аристократия, нас приучают к выпивке еще с одиннадцати лет.

— А как выглядит этот Лео Сторм? — Лили потрясла маленькой табличкой с именем.

— А я знаю? Он достаточно хорошо ориентируется в мире маглов, даже зарабатывает не в волшебном мире. Ему двадцать один год. И это все, что может нам помочь его узнать.

— Нет, еще есть номер рейса и его задерживают.

Лео оказался высоким кареглазым блондином. Загорелый, с задорной улыбкой, он приветливо махал встречающим рукой, и издалека походил на красавчика из магловского фильма про море, пляж и курортные романы. Но едва подошел, поцеловал Лили руку с грацией прирожденного аристократа.

— Я так рад наконец-то сюда приехать. Говорят, у вас тут война, — он был эмоциональным человеком, которого явно в детстве не ругали за излишнюю жестикуляцию.

— Есть немного, — согласился Сириус, — но тебя ведь это не пугает?

— Еще бы! Только во время войны можно проверить свой характер.

67
{"b":"589733","o":1}