ЛитМир - Электронная Библиотека

А вот обсудить все можно будет в Выручай-комнате. Сами Мародеры ею не пользовались, они натыкались на нее пару раз, но так и не оценили весь потенциал. Однажды эта комната стала для них чуланом, где они скрылись от учителя, а в другой раз они прятали в ней огромную партию огневиски, которую Джеймс сумел пронести в школу. Но Гарри проводил в ней собрания своего клуба и писал Крестному о том, как в эту комнату попасть и что именно у нее можно просить. Значит, и им она теперь пригодится.

Следующий вопрос на рассмотрении — древнейший и благороднейший. Прежде чем пытаться собрать в кучу своих стремительно разбегающихся родственников, нужно еще и свою силу вернуть. И снять ограничитель может только Арктурус. Если Сириус правильно все понял в одной из тех книг, что он читал во времена своего затворничества, то его дар весьма специфичен. И если заняться его развитием, то он сможет видеть способности и других членов семьи. Он, в принципе, еще раньше разгадал некоторые дары своей семейки, хотя младшие этими дарами и не пользовались. Но ему нужна родовая книга. Там должны описываться все дары, способы их развития и блокирования, и без этой книги не стоит и соваться к Нарциссе и Регулусу.

Как хорошо, что любовь к чтению в нем жила всегда. Когда после каникул он некоторое время жил в Блэк-мэноре, он аккуратненько выкрал из хранилища один артефакт и озаботился его расположением. Теперь нужно разместить вторую часть артефакта в малопосещаемом месте Хогвартса, и тогда Сириус сможет по ночам перемещаться в библиотеку Блэк-мэнора и вести поиски книги, которой уже лет сто никто не пользовался. Немного жаль, что этот способ передвижения только для одного Блэка — перемещаться может лишь один человек, а не-Блэка не пропустят щиты мэнора.

И при этом нужно еще и не забыть о боевой магии. Тут Сириус горестно вздохнул. Родовая направленность Блэков все же имела темный подтон. Есть дневники его далекого предка-тезки, по которым вполне можно заниматься — когда-то тот был сильнейшим магом своего времени. Но вот только с какого-то момента светлые и нейтральные заклинания сходили на нет. Но… сколько предков Сириуса занимались темной магией — ни один не снизошел до славы Темных Лордов и убийц. Темная сторона магии была управляема, но требовала огромного самоконтроля. И Сириус намеревался его развивать. Он сделает все, чтобы сохранить жизнь друга. Значит, пророчество не коснется его крестника. Значит, не будет Избранного и убить змееподобного маньяка должен кто-то другой. Например, он.

Пожалуй, стоит основать клуб для занятия защитой. Будет много спаррингов, можно натренировать реакцию и выносливость… Но сначала нужно попросить разрешение. И тут Сириус вспомнил слова Судьбы: «распутать этот клубок». Для него все было просто — Волдеморт плохой, Дамблдор хороший… но ведь Судьба прямо сказала: не доверять ни одной стороне? Сириус и раньше сомневался в Дамблдоре. Можно ли доверять старому интригану? Тому, который отдал маленького мальчика маглам, хотя были семьи, готовые принять его? Даже не так — Сириус точно знал, что его мать подавала прошение на опекунство, как ближайшая родственница Джеймса. Но ладно, род Блэк запятнал себя в той войне целиком, но однозначно были и другие. И тот факт, что Сириус был отправлен в Азкабан без суда и следствия. А пушистая проблема Ремуса стала известна в аврорате в самый неподходящий момент. И множество других мелочей. Может, Дамблдор и ищет всеобщего блага, но вряд ли в канву этого блага вплетается сохранение двух старинных родов в их сегодняшнем состоянии. И нет никакой гарантии, что директор одобрит такую жесткую подготовку учеников, как планировал устроить Сириус. Значит, нужно найти другие пути. Например, создание официального дуэльного клуба и чего-то вроде кружка, созданного Гарри.

А еще нужно найти кого-то неизвестного, кто все это и начал. И вот тут Сириус вообще не находил пути решения проблемы. Пока. У него есть минимум три года на выяснение этого вопроса. Но его не покидало ощущение, что где-то тикают часики, отсчитывая последние спокойные деньки. И пусть даже он, его семья и друзья пока в безопасности, предчувствие войны уже висело в воздухе.

Тряхнув волосами, Сириус аккуратно слез с подоконника, стараясь не шуметь, иначе можно разбудить чуткого Ремуса. Он точно помнил, что где-то на дне сундука валялась книга с пустыми страницами. Гримуар — такие книги было принято дарить аристократам в честь поступления в школу. За все эти годы Сириус, как и почти все его сверстники, не написал в книге ни строчки. Но сейчас ему было просто необходимо записать все на бумаге. И сжигать он это не собирался. Особенность гримуара — до смерти хозяина его никто не мог прочитать без разрешения владельца. Почему бы не продолжить славную традицию? Записи ему нужны, но никто не заставляет его писать в дневнике каждый день. Еще нашлась перьевая ручка, искать в чемодане самопишущие перо не хотелось, а тут хотя бы чернила не нужны. Потом пришлось чуть ли не на цыпочках красться к кровати Ремуса, потому что книга с нужными ему чарами лежала прямо на прикроватной тумбочке.

Сириус поудобнее пристроился на подоконнике, начав писать. Просто все, что не давало ему покоя. Он знал — как только закончит, решение проблем выявит себя. Может идеально выверенный план и не сложится за одно утро, но сейчас бумага и ручка помогут ему просчитать его действия на пару дней вперед. А дальше… время покажет. Он уже начал изменять судьбу, поэтому с этого момента нет никаких гарантий, что его жизнь пойдет по прежнему сценарию вплоть до мелочей. И подмога может прийти с совершенно неожиданной стороны.

Ремус проснулся под аккомпанемент пыхтения Блэка. Около двери в ванную еще на втором курсе был повешен турник — неусидчивый Джеймс часто на нем подтягивался. Но Сириус явно зашел дальше Поттеровской неусидчивости — на спине парня блестел пот, а из высокого хвоста Сириуса выбивались мокрые пряди черных волос.

— Тренируешься, — пораженно произнес Ремус. — Великий аристократ решил привести себя в форму.

— Ага. А то скоро девушкам нравиться перестану, — отпустил перекладину «великий аристократ».

— Да ладно. Сириус Блэк переживает о своей привлекательности для девушек. Опять не спал?

— Ммм… в четыре проснулся. Некоторые особенности великих и благородных родов могут причинять неудобства.

— Кошмарные неудобства. Иди вымойся, туша тестостероновая. А то я буквально от запаха проснулся.

Сириус радостно оскалился другу, но за дверью ванны все же скрылся. Ремус разбудил толстяка Питера, предпринял первую попытку подъема Джеймса — безуспешную, разумеется. Собрал валяющиеся вещи, открыл окно, магией заправил три из четырех кроватей. Ремуса откровенно бесил бардак, а с магией убираться было так быстро и легко, что он практически наслаждался этим. После всего этого он принялся колотить в дверь ванной — его сиятельство Сириус Блэк занимал ванную дольше любой девчонки.

Свежий и крайне довольный аристократ выскочил из ванной, напевая какой-то бравурный марш, и принялся поднимать Джеймса. Сложность побудки заключалась в большой магической силе наследника Поттеров, который в полусне пулялся в пространство чуть не сырой силой. Сириус ловко уклонялся от несколько нестабильной магии Джеймса. Побудка, как правило, оканчивалась тем, что Сириус попросту стаскивал растрепанного Джеймса за ноги. Джеймс с тихим бумом приземлялся на пол и начинал корить лучшего друга за чересчур варварские метод дисциплины в этой комнате. Он традиционно грозился уйти спать к девочкам, которые непременно будут будить его нежными поцелуями. Мародеры дружно ржали — Лили Эванс и Марлин МакКинтон явно были не из тех, кто перенес бы в комнате девочек кого-то вроде Джеймса.

К завтраку все были готовы в срок, хотя Поттер и продолжал зевать вплоть до самого Большого зала. Там они расселись за столом. Как обычно — Джеймс с Питером напротив Сириуса и Ремуса. Джеймс восхищенно вздыхал в сторону Эванс, Ремус рассуждал о том, какие предметы стоит брать на шестом курсе, а Питер просто восхищенно смотрел на своих пока еще друзей. И вот Сириус уже почти собрался вылить зелье прямо на тарелку Питера, как что-то отвлекло его внимание. Это что-то было одето в ярко-малиновое платье с широкой юбкой до щиколотки и являлось его троюродной сестрой Кассиопеей. И Касси неслась к нему со скоростью поезда, не замечая удивленных взглядов студентов. Считанные секунды — и миниатюрная Блэк грозно нависла над все еще сидящим Блэком.

7
{"b":"589733","o":1}