ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нагулялась? — тихо выдохнул Сириус ей на ушко.

Оля не ответила, лишь потянулась к его губам. За эти дни в России она не просто соскучилась. Она вдруг поняла, что ей вполне уютно быть англичанкой, жить в огромном доме, учиться быть английской леди, пытаться привести в порядок дела этой огромной семьи… А еще быть рядом с мужчиной, которого она безгранично любит.

Перед сном Оля всегда расчесывала волосы и заплетала их в косу. Тяжелая золотая коса так и норовила распасться на отдельные прядки, Оля вплетала в нее длинную ленту, которой прочно связывала кончик. Волосы у нее густые, тяжелые. В детстве вились крупными кудрями, но сейчас из-за длины едва заметно вились. Сириус обычно присутсвовал в комнате во время войны с непокорной гривой, ему нравилось смотреть, как Оля, тихонько чертыхаясь, справлялась со свободолюбивыми волосами.

Сегодня она была особенно задумчива. Долго их расчесывала, достала широкие шелковые ленты, хотя обычно затягивала их чуть ли не рогожкой. Как обычно, она сидела вполоборота к зеркалу, Сириус отражался в зеркале у нее за спиной, он часто перед сном заучивал текст заклинаний, шепотом повторяя его снова и снова. Но сегодня он просто внимательно наблюдал за женой.

— Ты сегодня особенно задумчива.

— Встретилась со своей школьной знакомой… Поговорили о девичьем… Все никак не могу забыть.

Коса была заплетена. Она перекинула ее на грудь, перевязала лентой чуть ниже ключиц и взяла в руки тяжелые портняжные ножницы. Сириус лишь покачал головой: он чувствовал, что широкие ленты появились не просто так. Небольшое усилие, и золотистые локоны рассыпались по плечам, почти моментально скручиваясь к крупные мягкие волны. Оля радостно тряхнула головой и улыбнулась. Стало легко и беззаботно.

— Может устроим Волдеморту кошмар? Этой косищи хватит, чтобы обратить в меня целую армию.

Сириус засмеялся, встал с кресла и встал за ее спиной. В зеркале отражалась немного другая Оля. Вместо прибранной золотистой короны из косы — копна кудрей.

— Теперь ты похожа на солнышко.

— Как я не подумала, что с короткими я стану почти рыжей, — чуть наклонилась к зеркалу она.

— И как ощущения?

— Будто мешок с плеч сбросила. Тебе нравится?

Сириус нагнулся, целуя ее в висок.

— Очень.

========== Глава 34. Бессмертная звезда. ==========

Несмотря на то, что в созвездии Близнецов было две яркие звезды — Поллукс и Кастор, Блэки отдавали предпочтение имени бессмертного брата*. Среди всех Блэков не было ни одного Кастора. А вот Поллуксов — достаточно. Но лишь Поллукс Ликорис Блэк стал настоящей легендой среди Блэков. Подумать только: Блэк, который умел сдерживать себя. Не страдает паранойей, не мучается от желания что-нибудь украсть, способен досчитать до десяти, прежде чем начать отрывать всем голову… Он был хорошим политиком, умело манипулировал магами, играл на нервах и разрушал чужие планы. Но внутри семьи никогда не притворялся. Отчего и считался самым прямолинейным, циничным, безжалостным… и далее по списку. По семейной легенде, существовал лишь один человек, которого Поллукс боялся обидеть — это Дорея. Поздний ребенок, она появилась как раз в то время, когда маги начинают с удовольствием ждать внуков, поэтому отец ее баловал неимоверно. И при этом Дорея боялась его больше всех Блэков, вместе взятых.

Поэтому она меняла уже пятое платье, все не решаясь наконец-то отправиться в Блэк-мэнор, куда Поллукс решил зайти “на огонек”. Карлус терпеливо ждал, Джеймс не мог усидеть на месте. Впрочем, в самом Блэк-мэноре было очень шумно.

Свадьба Андромеды и Теда приближалась семимильными шагами. Белла доводила всех перепадами настроения. Альфард третировал Теда каждый день, беременность Эйлин превратила огромного Блэка в невротика. Арктурус ворчал на весь мир и полез проверять бухгалтерские ведомости семейных предприятий. Друэлла появлялась в Блэк-мэноре каждый день, потому что все ее дочери ее покинули и переехали в мэнор. Вальбурга явно не желала быть в стороне от всего этого безобразия, поэтому тоже появлялась в мэноре ежедневно. И на фоне всего этого безобразия Сириус Орион Блэк пытался как-то упорядочить свою жизнь.

Маги, особенно аристократы, собравшие в себе примесь различных волшебных существ, выносливее маглов, часто физически сильнее, менее склонны к пустяковым болячкам. В случае с Блэками, с их-то огромной родословной и обилием невест из волшебных народов, все эти качества доходили до абсурда. Спали Блэки мало, по пять-шесть часов, при этом еще и смели ходить бодрыми и радостными.

А Джеймса Сириус называл аккумулятором. Когда он собрал свой первый летающий мотоцикл, он узнал что это за штука такая, и с тех пор уверился, что Поттеры живут по тому же принципу. Джеймс был способен спать сутки кряду. И есть в два горла. А при сильном увлечении ему ничего не стоило не спать сутками и питаться от случая к случаю. Видимо, Поттеры как-то научились спать и есть “про запас”.

И таких было много. Фрэнк Лонгботтон и братья Пруэтты тоже могли до трех ночи резаться в карты, а на утро спокойно идти на пары. Различие в привычках магов-аристократов и всех тех, кто лишен таких “бонусов” часто порождало споры и ссоры, ведь гриффиндорцы жили по пятеро в комнате (а Слизеринцы, будь они неладны, по двое!). Но лишь недавно Сириус задумался, что в плане контроля времени маглы ушли далеко вперед.

Дел у него было много, спал он мало, к тому же титул Лорда буквально наполнял его энергией, и до отповеди Поллукса, он даже не задумывался, что временем можно распоряжаться экономичнее. Продуктивность — это не про магов. Магия слишком заметно упрощает жизнь. Поэтому теперь Сириус учился составлять планы, ставить цели и как-то обуздывать сумасшедший дом, в котором привычно существовали магические семьи. Пока не было Ольги, у него все это получалось из рук вон плохо. Вернувшись из дома, молодая Леди Блэк, с одной стороны, украла некоторое количество времени, а с другой — немного ему помогла.

Женщины слабее физически. А еще, как сказала Ольга, периодическое буйство гормонов, а заодно беременность, привязанность к детям, все это привело к тому, что девочек учат каким-то основам. Олина мама верила, что ее дочь станет женой Лорда. Поэтому учителя у нее были лучшие, да и окружение Ольги, как она сама призналась, было не из ее круга.

— Моя бабушка была из очень именитого рода. Говорили, что ее брак с Солоухиным был мезальянсом даже большим, чем женитьба папы на маме. А я очень похожа на бабушку. В ее семье у девочек всегда золотистые волосы… в общем, когда в школу приехала я, меня приняли как аристократку, хотя я ею и не являлась. Ммм… не так. Везде ведь как? Есть Лорды и Леди — самые старые магические семьи, там своеобразные Дары, состояние, которое копили тысячелетиями, мэноры на сильных магических источниках. Есть аристократия. У них тоже Дары, поместья с родовым камнем, иногда главу рода даже называют Лорд… но нет той длинной истории, нет такой силы. Как правило, рода эти — целиком магические, нет никакой посторонней крови вроде бабки из фейри. К таким принадлежал мой отец. А моя бабушка — из очень родовитой семьи, дочка Лорда, любимица. Моя мама тоже из чистокровной семьи, но роду было от силы пару сотен лет, всего несколько поколений сменилось…

— И тебя встречали, будто ты из высшей аристократии?

— Да. И Касси заодно. Все знали, что ее отец из Блэков, а те — Лорды. А вот Черновы в России — из средней прослойки. На самом деле, у нас все еще сложнее. И более разграничено. Меня не приглашали на балы высшего света, и в прессе я не примелькалась, но вторые и третьи сыновья Лордов ко мне присматривались, к окончанию школы у меня было бы пара-тройка подобных предложений…

Теперь они вставали вдвоем. После отрезания косы Оля все же сходила в парикмахерскую. Волосы у нее теперь были до лопаток, она завивала их в строгие каскады локонов, укладывала в необычные прически, но каждое утро Сириус смотрел на золотистую копну волос супруги. Она потягивалась, как кошка, сладко и соблазнительно. Выбирала платье на день, одетая в магловский домашний костюм. Они завтракали у огромного окна в спальне, или в розарии. А потом расходились по своим делам. Ольга готовила свадьбу Андромеды, Сириус разбирался с кипой бумаг, что каждый день доставляли ему от отца и двух дядь. Обед в обществе тех, кто случайно или специально оказывался в мэноре. Потом Ольга ворчливо вытаскивала его на прогулку. Лето выдалось погожим, дожди, хоть и старательно поливали Англию почти каждый день, были недолгими. Оказалось, что спорить с Джеймсом об очередном заклинании можно и на лавочке в парке. После прогулки, если не было каких-то срочных встреч, Сириус с Джеймсом закрывались либо в дуэльном зале, либо в лабораториях, продолжая свое обучение. На ужине было шумно и людно. Меньше двадцати человек за столом становилось редкостью. По вечерам Блэки читали. Остальные тоже. Иногда разгорались пламенные споры, рисовались схемы, сжигались в воздухе листы пергаментной бумаги. Жизнь становилась более-менее упорядоченной.

74
{"b":"589733","o":1}