ЛитМир - Электронная Библиотека

В отличие от Поттера, который больше медитировал и шлялся по кладбищам, Сириус много времени проводил в дуэльном зале. Троцкий часто приглашал его в Россию. В Колдотворце была большая арена для дуэлей. Можно было зарегистрироваться среди любителей, профессионалов и совершенно легально участвовать в дуэлях. Даже под псевдонимом. Троцкому удавалось уговорить на дружеские потасовки определенных магов. Сириус с азартом вступал в каждый бой.

— Через год вполне можешь начать участвовать в официальных соревнованиях.

— Через год?

— Ты сейчас сражаешься с такими же, как ты: талантливыми магами, для которых дуэли лишь развлечения. Часто – суровая необходимость. Официальные дуэли проходят в другом темпе, требуют красочности, быстроты реакции и список запретных заклинаний гораздо больше, чем среди любителей. Это все же спорт. А ты должен стать не спортсменом, а машиной убийства.

— Вот уж спасибо.

— Давай без сантиментов. В бою сильных магов нет технического проигрыша. Никто не скажет тебе: прекрасная техника, я сдаюсь. Тебя попытаются победить полноценно. То есть вырубить, вывести из боя проклятьем или вовсе убить. И в этом нет красочности. Будут кидаться ножами, камнями, кричать гадости и сбивать с толку странными движениями.

Сириус понимал, что становится все сильнее, как дуэлянт. В прошлый раз к ним отправили не самых сильных противников. А на войне, в которой участвовал он, в свалке “все против всех” мастерство не являлось самым главным. Но теперь Сириус понимал, скольких смертей бы удалось избежать, если бы в Англии чаще обучали дуэлингу на высоком уровне. И что Альбус Дамблдор действительно очень странен. Ведь он-то является известным мастером в магических дуэлях. Почему сам так редко участвовал в сражениях?

И если тренировки Сириуса сделали из него хорошего бойца, то Джеймс начал чувствовать магию смерти тоньше. И издалека. Теперь они прочесывали Англию в надежде наткнуться на след крестража.

— Ксавьер не может нам помочь? – спросил Сириус, когда они перенеслись в очередное пустынное место.

— Он чувствует лишь на чуть большее расстояние, чем я. Все же родовой принадлежности у него нет. Но он говорит, что я в качестве Магистра смогу ощущать практически весь этот большой остров.

— И когда ты будешь готов к испытанию?

— Не знаю. Честно. Пока мы с тобой занимались теорией, пока тренировали тело, реакцию, силу заклинаний, все казалось проще. А потом, на кладбище. Это очень сложно.

— На Имболк мы отправимся в Пещеру Теней.

— Так поздно?

— Для контроля Тьмы нужно научиться контролировать себя.

— Ну да. Смерть не желает подчиняться, Тьма пытается подчинить тебя. Страшно? – внезапно спросил Джеймс.

— Когда он сказал – был рад. Сейчас начинаю переживать.

— Но ауру ты контролируешь, — напомнил Джеймс.

Сириус стал реже выходить из себя, магия больше не проявлялась в нем спонтанно. Ауру он вызывал пару раз. Колышущееся марево вокруг него защищало от многих заклинаний, делало реакции быстрее, чувства обострялись, мысли прояснялись. Сириус начал любить это ощущение.

В то время в домах время текло своим чередом. В назначенный срок на свет появилась Меиса Блэк – дочь Альфарда. Вокруг малышки водили хороводы два счастливых Блэка – сам Альфард и Северус, который после рождения сестренки сделал внезапное предложение Софии Розье.

— Знаешь, — поделился он с Сириусом, — я внезапно понял, что хочу своих детей. Это странно?

— Оля тоже хочет, — вздохнул Сириус.

У нее на туалетном столике стояло зелье для определения беременности. Каждое утро она проверяла и горестно вздыхала. Сириус подозревал, что сама магия считает ее слишком юной для рождения детей. Но это не мешало ей их отчаянно хотеть.

Нимфадора взбаламутила всех больше своей одногодки-сестры. С первых же минут стало понятно, что девочка обладает одним из самых редких даров. Метаморф. Андромеда носилась с дочкой, сияя таким счастьем, что никто не мог сдержать улыбки. В Блэк-мэноре стало еще более шумно. Лу, отправив сына в школу, явно нацелилась переехать в Блэк-мэнор. Просто потому, что любовь Лу к детям была неискоренима, но у нее родился лишь один сын. А дочка досталась уже большой.

В любом случае, в тесном мирке Блэк-Поттер-Пруэтт-Принц царили радость и легкий сумбур. А за пределами этого мира разгоралась война. Страшная и беспощадная. Сириуса несколько напрягало, что их она пока не касалась. Но незадолго до начала празднования Йоля и Рождества, вместе с Орионом в Блэк-мэнор пришли еще три Лорда. Гринграсс, Адамс и Булстроуд. Все трое – маги старой закалки, в сединах, умеющие двигаться степенно и с достоинством, а говорить неспешно и совершенно естественно растягивая гласные. Проще говоря, это были типичные нейтралы. Представители тех родов, что всегда держали в стороне от любых волнений магического мира.

После взаимный расшаркиваний, разговоров о погоде и другой ерунды, за которую Сириус ненавидел чистокровных аристократов, Лорд Адамс перешел к сути визита.

— Еще летом мы говорили о том, что нас не интересует война.

— Я помню, — кивнул Сириус. — Задача магов охранять свои Кодексы, держать клятвы перед Магией и придерживаться равновесия.

— Но эта война другая, — устало и печально сказал Адамс. — Вчера в Хогсмите убили двух маглорожденных учеников и тяжело ранили всех тех, чьи семьи не перешли на сторону Того-кого-нельзя-называть.

— Я читаю газеты. “Последний шанс перейти на нашу сторону”.

— Нам не оставили выбора. Нас заставляют выбирать сторону. Дамблдор нам не нравится. Он ведет странную и непонятную политику, а в Визенгамоте настаивает на таких законах, которые могут навредить чистокровным семьям и той работе, которую мы выполняем.

— Хотите перейти на сторону Мага-на-чье-имя-наложен-запрет?

— Нет. Маги помогали маглам. И хотя эти времена давно в прошлом, мы не считаем, что их нужно уничтожать. Тем более мы не думаем, что маглорожденые и полукровки недостойны права находиться в магическом обществе.

Сириус лишь усмехнулся. Блэки не любили полутона и отговорки. И нейтральные семьи могли оставаться их друзьями лишь до тех пор, пока в стране не было войны. Примкни к тем или к другим, стань либо союзником, либо врагом. Потому что нейтрал – это неизвестность. Ты его защищаешь, а потом он вгоняет тебе нож в спину. Когда Арктурус сказал своим друзьям – старым союзникам семьи Блэк – что Блэки в войне будут придерживаться своей стороны и что с Дамблдором им по пути лишь временно, нейтралы отказались. Они планировали пересидеть войну в мэнорах, затаиться. Но не получилось. Оз явно не любил неопределенность даже больше, чем Блэки. Вот только Оз еще не знает, на чьей стороне Блэки. Забрали Беллу – не показатель. Незамужняя девушка, ведущая себя столь раскованно, вполне могла попасть под домашний арест вплоть до свадьбы.

— Я так понимаю, — вынырнул из своих мыслей Сириус, — вы хотите объединить усилия с нами. Точнее – получить все, что мы можем дать как союзники, не делая ничего взамен.

Лорд Адамс опять грустно усмехнулся.

— Я знаю, что простое спонсирование деньгами взамен на защиту подошла бы Дамблдору… но не Блэкам. У меня две незамужние дочери. Но моя палочка к вашим услугам.

— Я и мой сын также готовы оказать помощь на этой войне, — кивнул Лорд Гринграсс.

— Как и мой клан, — продолжил Булстроуд.

— И с нами еще семь семей, — снова взял слово Лорд Адамс. — Если наступит время для активных сражений, мы окажем любую помощь и будем воевать вместе с вами.

— Надо отдать должное Реддлу, — хмыкнул Сириус, — ему удалось невозможное. Он вытащил из панцирей главных черепашек Великобритании.

К Имболку Орион, Сигнус и Альфард превратились в настоящих тайных агентов. Всех союзников необходимо было собрать, учеников Хогвартса защитить, обеспечить телепортами, которые ведут в Блэк-хаус, на который наложили Фиделиус, разъяснить правила поведения в экстренных ситуациях, проверить разум на наличие ментальных закладок. Сириус помогал им как мог, по вечерам теперь обсуждали не прошлое Оза, а то, куда кого прятать, как бороться и когда. Напряжение в стране росло. Блэк-мэнор оставался островком покоя в этом шторме.

88
{"b":"589733","o":1}