ЛитМир - Электронная Библиотека

— У маглов ведь другое отношение к Крестной и Крестному, — пожимала плечами Ольга. — Маглы отдают им духовное, то есть религиозное воспитание ребенка. А у магов – защитник ребенка перед самой Магией. Он клянется защищать ребенка даже от его собственных родителей. Моя крестная могла приехать и забрать меня из дома, если мне становилось совсем плохо и невыносимо с мамой.

— В смысле?

— Я начинала реветь и жаловаться, Крестная приезжала и увозила меня, несмотря на любые протесты матери. Родители могут заботиться о счастливом будущем, но обязанность крестных матери и отца – устроить крестнику счастливое настоящее. Ну и еще то, что в случае смерти родителей, крестные становятся родителями малыша до его двадцати пяти лет.

— До двадцати пяти?

Ольга расхохоталась, опять натолкнувшись на непонимание Лили простейших вещей.

— У магов есть последняя дата взросления. До двадцати пяти лет ребенок может жить на деньги родителей, не работать и радоваться жизни, но потом он — официальный взрослый. Должен начать работать и вести вменяемую жизнь.

— А как же семнадцатилетие?

— Это отмена родительской опеки. Только опеки. Но не ответственности.

— Подожди, — махнула рукой Лили, — но ведь крестным первенца, как и у маглов, становится шафер на свадьбе?

— Это потому что шафер жениха – человек, которому жених и невеста абсолютно доверяют. Логично доверить ему ребенка, разве нет?

Лили лишь пожала плечами. Почему никто до сих пор не издал книгу, где бы говорилось обо всех этих нюансах-различиях? Потому что ей уже надоело чувствовать себя самой незнающей.

========== Глава 44. Прорыв ==========

В начале июня в домах творился форменный бардак. Шутка ли — три свадьбы и помолвка? Нет, конечно, были и те, кто искренне наслаждался происходящим. Лукреция, Дорея, Натали и даже Друэлла с Вальбургой словно позабыли все прежние разногласия и устроили в голубой гостиной штаб трех свадеб. Ольга искренне не понимала, как они еще в них не запутались. Разница в торжествах — ровно по две недели. Сначала Лили и Джеймс, потом Северус и Софи, затем вся честная компания переносится в Россию, потому что Касси заявила, что жених ее устраивает. Еще был скандал авторства Нарциссы — та тоже захотела выйти замуж прямо сейчас. Отговаривала ее Ольга. Получилось шумно и со слезами, потому что Нарцисса считала доводы Ольги неубедительными. Да и как они могут быть убедительными из уст ее ровесницы, которая практически силком женила на себе Сириуса?

Сириус нечасто поддавался меланхолии, но в этот раз Ольга нашла его на берегу озера. Был темный и прохладный вечер, давно не было дождя, а теперь сухой ветер нес тяжелые облака. Лорд Блэк сидел на пологом холме, смотря на неспокойные волны озера. Вид у него был весьма импозантным, как с улыбкой подумала Ольга. Ее всегда поражала эта способность Блэков даже страдать и мучиться с непередаваемой грацией. Гордый профиль на фоне темного неба, нахмуренные брови, тяжелый взгляд.

— О чем задумался? — она села рядом, сразу облокотившись на плечо мужа.

— О смерти.

— Неожиданно, — спустя пару секунд проговорила Оля.

— Почему же? В той своей жизни я умер 18 июня.

— Боишься, что умрешь в этот же день?

— Боюсь? Нет, я о таком и не думал. Просто осознаю, насколько я был туп.

— Не могу поверить. Ты говоришь нечто подобное?

— А что? Самоуверенность, конечно, хорошо. Но умение смотреть правде в лицо — еще важнее.

— Готова сменить на посту Ремуса, — Оля села еще ближе к нему. — Рассказывай, а я буду убеждать тебя в обратном.

— Зачем?

— Чтобы переубедить.

— Этого больше не случится. Но ведь заняться самокопанием можно?

— Можно. Но уж слишком непривычно видеть тебя таким.

— Просто… Я вспоминал себя… И свои отношения с Гарри. Как я был не прав.

— Гарри — это ведь сын Джеймса и Лили?

— И мой крестник. Я мог столько ему рассказать, но был так занят местью, своими страхами, а еще виной за смерть друзей, что даже не помог ему. Ничего толком не рассказал. О том, как мы жили. О том, какие мы были. Как вообще все раньше было.

— И почему же занят этими мыслями именно сейчас?

— Так скоро Лили станет миссис Поттер.

Тут Сириус внезапно встрепенулся, вскочил.

— Защитный контур был нарушен!

Оля вскочила следом, понеслась по низкой траве следом за ним. Но пожиратели не нападали на мэнор. И Дамблдор не спешил штурмовать главный бастион защиты. Посреди холла стоял Ксавьер с незнакомым мужчиной в джинсах и рубашке поло.

— Что значит, он ничего не сделает? — наседал на магистра Смерти Сириус. — Тут не проходной двор, чтобы водить всех подряд! Как вообще он сюда попал?

— В защите дома была прореха.

— И вы не сказали?!

— Не кричи. Найти ее можно лишь изнутри. Никто бы ее не нашел, да и все равно, без меня он бы не смог сюда попасть.

— Да вы издеваетесь?

— Сириус, — Оля легко коснулась руки мужа, — поговорите в кабинете. Заодно защиту восстановите. На этот раз так, чтобы она работала идеально.

Сириус прикрыл глаза, мысленно считая до пяти. Он впервые за долгое время вышел из себя, но как иначе, если чувствуешь, что в дом телепортировался кто-то посторонний?

— Кто это? — кивнул он на парня.

— Подарок вашему зельевару, — хмыкнул Ксавьер, — оборотень из Северной Америки. Потомственный. Который умеет контролировать перевоплощение даже в полнолуние. Он согласился помочь в исследованиях, потому что его семье пришлось многое испытать в прошлом, прежде чем они научились контролировать зверя.

— Рем, пожалуйста, — попросил Сириус друга, который стоял на лестницу.

— Конечно. Помогу и прослежу.

— И не забудь вытащить Теда и Сева из лаборатории перед свадьбами, — улыбнулась Оля, — а то вторая может остаться без жениха.

Блэки, повылазившие на лестницу в ожидании представления — еще бы! Сириус вышел из себя — стали быстренько расползаться по своим делам, отчаянно делая вид, что они тут случайно встретились. Все вместе.

Поздним вечером перед американским оборотнем сидели Тед, Северус и Ремус. Американца звали Ахига, он говорил по-английски хорошо, но с акцентом. Ахига был оборотнем по рождению. Как и его отец, его дед, прадед и многие поколения предков. Оборотнем была и его мать. Он мог в полнолуние сохранять разум, но лишь до тех пор, пока инстинкт не завладеет им.

— Я контролирую себя, пока зверь не видит опасности или пищи. Человек — опасность. Олень —пища. Запах крови. Запах женщины. Все это может стать причиной потери контроля. Еще боль. Или страх. Если ты сам нестабилен, то не можешь удержать зверя.

— Но когда обращаешься… — пораженно проговорил Ремус.

— Да, я могу отличать себя-человека от себя-зверя.

— И ты можешь научить?

— Нет, прости, но нет. Как мы не пытались, но это не является результатом контроля и силы воли. Это потому что я — оборотень от рождения. Но мой родич… его мать была из простых. Он не может сопротивляться Луне. Совершенно. Ксавьер сказал, что вы пытаетесь найти лекарство. Чтобы такие, как мой родич, не были опасностью. И чтобы такие, как я, могли принимать его и не бояться сорваться. Он предположил, что я, моя история и моя кровь, могут вам помочь.

Северус вдруг понял, что учитель Поттера сделал ему шикарный подарок к свадьбе. До его бракосочетания еще больше двух недель, в промежутке между свадьбой Поттера и его как раз будет полнолуние.

— У нас очень много работы, — проговорил он.

Тед Блэк тоже поспешно вскакивал с места, готовясь исследовать Ахига с ног до головы, но помочь Севу в поиске лекарства. Ремус же просто неверяще смотрел на парня. Да, это тоже не панацея. Но теперь они чуточку ближе к пониманию проблемы. Северус говорил, что они сначала сварят зелье, которое будет сохранять разум, но с появлением Ахига… может, им удастся разобраться в ситуации полнее. Ведь, как говорили все, проблемами оборотней ранее вообще никто толком не занимался.

92
{"b":"589733","o":1}