ЛитМир - Электронная Библиотека

У входа в дом их ждал домовой эльф в темной тоге, он и повел «сиятельных Лордов» к хозяину дома. Шаги скрывали пушистые ковры, на стенах обилие картин с пейзажами и натюрмортами, Лестрейндж-мэнор очень напомнил Сириусу Блэк-хаус. Темно и мрачно, но не лишено уюта.

Рудольфус Лестрейндж, в отличии от многих чревоугодников, предпочитал магловскую одежду. Он был старше Сириуса на пять лет, учился, разумеется, на Слизерине, и никогда особо не раздражал. Просто потому что никуда не лез. Лестрейнджи были красивыми и талантливыми, в этом они похожи на Блэков, но назвать их яркими и заметными все же нельзя. А еще у них в семье всегда рождаются только мальчики.

— Добрый день, — Рудольфус встал из-за стола, приветствуя гостей, — располагайтесь.

Сириус и Джеймс сели в кресла напротив стола. Лестрейндж рассматривал гостей, гости хранили молчание. Через пару минут взаимного разглядывания Рудольфус все же начал разговор.

— Я действительно хочу узнать причину разрыва помолвки.

— На самом деле, помолвка не была заключена.

— Но Бель не была против.

— Бель? — Джеймс не смог сдержать смех. — И ты еще жив?

Так Беллу называла мама. Маленькую боевую Блэк это домашнее прозвище бесило до взрывания всего, что может взорваться. Рудольфус заметно стушевался. Видимо, назвал невесту коротким именем наугад, чтобы подчеркнуть их близкие отношения.

— Белла не была против просто потому, что отец убедил ее в необходимости выходить замуж. Я позволил ей остаться старой девой, — Сириус, напротив, не изменился в лице.

— Пожалели сестру? Или не устраивает моя кандидатура?

— Не устраивает.

— До недавнего времени мы считали, что ваша дружба с Поттером лишь пережиток прошлых лет, — сощурился Лестрейндж, — но теперь мне поручили спросить: на чьей стороне будут Блэки?

Сириус удивился. Он был уверен в двух вариантах развития событий. Первый — Рудольфус вызывает его на дуэль. Второй — далее разговор ведет Оз. Но он никак не ожидал, что разговор будет вести Лестрейндж.

— На своей собственной.

— Не бывает собственных сторон, — возразил Рудольфус. — Это война. Вы не можете остаться в стороне. Дамблдор собирает армию против нас. Вы можете не воевать с нами. Но нам нужна поддержка в Министерстве, мы хотим быть уверенными, что вы не ударите в спину.

Теперь Сириус не смог сдержать усмешку.

— И что же вы сделаете, если я не дам вам таких гарантий?

Лестрейндж посмотрел на Блэка с недоверием. И Сириус только теперь понял, что они не знают о разговоре с Дамблдором. Вообще ничего не знают. Но Сириус был уверен, что Педдигрю — шпион Волдеморта… Что-то в этот раз совсем не так… или?

— Ваш предводитель до сих пор не принимает в свои ряды не-аристократов?

— Что? — удивился Лестрейндж.

— Впрочем, это так, мысли вслух, — Сириус свел ладони вместе, чтобы удобнее стало доставать палочку в случает нападения. — Мы не союзники Дамблдора. Нас не устраивает сегодняшняя политика Министерства, нас вообще почти все не устраивает в сегодняшнем положении дел. И, пожалуй, не появись ваш Лорд, Блэки бы сами развели в Англии гражданскую войну. Вот только методы Волдеморта нас не устраивают. Да и цели тоже.

Лестрейндж молчал. Джеймс поменял позу, чтобы вскочить из глубокого кресла при первых же признаках опасности. Рудольфус, некогда выигравший кубок по магическим дуэлям Англии, прекрасно понял это.

— Я обещал вам безопасность, — с явным высокомерием продолжил он, — поэтому вы можете покинуть мой дом без опасения. Но я бы хотел встретиться с Беллатрикс. Она была преданна нашему делу…

— Она под домашним арестом, — перебил его Сириус, — за неподобающее поведение.

— Что она сделала?

— Посмела нанести на тело метку, — ответил Блэк, — скрывала это от родных, оскорбила своего Лорда… Передавала силы рода на сторону. Дед предлагал ее изгнать. Склонен считать, что это были ошибки юности. Беллатрикс Блэк под домашним арестом еще минимум года два.

— Мой домовик вас проводит.

Сириус с Джеймсом отправились обратно по всем коридорам дома. Не имеющему постоянный допуск было практически невозможно переместиться в мэнор, или из него. Все посторонние приходили пешком, через ворота. Разовый пропуск действовал именно так. И до ворот никто не мог напасть на них, раз уж Рудольфус подтвердил, что Блэк и Поттер — гости. Но сразу за воротами…

Трое в закрытых мантиях шагнули прямо к ним. Быть может, они и были хорошими дуэлянтами, но ведь их противники ждали этого момента. Джеймс и Сириус одновременно вскинули руки с палочками. Это был тот случай, который Троцкий называл «сила есть — ума не надо». Двое встречающих отлетели в разные стороны, потому что мало кто мог бы соперничать с молодыми Лордами в количестве силы. В третьего Джеймс кинул нож. Заговоренный на пробитие магических щитов, он вонзился точно в правую глазницу.

Джеймс на мгновение замер, сам поразившись тому, насколько быстро и беспощадно он только что убил мага, который пока еще не успел ничего ему сделать. Но потом вспомнил о Лили, которая сейчас волнуется и явно изводит Ольгу своими волнениями…

— Помоги взять этого, — Джеймс быстро рванул к убитому.

— Зачем? Давай лучше оглушенных.

— Оглушенные могут врать, — зло гаркнул Поттер, — а этого я подниму и заговорит как самый большой болтун.

Сириус тут же подлетел к умершему магу, подхватил его, одновременно берясь за Джеймса: когда дело касалось перемещений в пространстве, Сириус всецело доверял родовому таланту Поттеров. Сначала они переместились в домик, который служил тюрьмой.

— Домой? — спросил Сириус, небрежно отпуская труп.

— Нет. Угробишь мое умертвие, если я не справлюсь с контролем.

— У тебя же не получалось!

— Это без Певерелловского дара не получается. Ксавьер мне даже зелье давал, чтобы он какое-то время не работал.

Сириус, тихо ругнувшись, поднял труп в воздух, направляя его в зал, где уже был расчерчен круг.

— В центр! — командовал Джеймс, попутно доставая из кошелька с незримым расширением несколько бутылей с зельями.

Самые простые. Такие он варил сам, для их идеальной работы нужна была рука мага смерти, а не талант настоящего зельевара. В каждом зелье три-четыре компонента. Одно связывает тело, разум и душу на какое-то время. Его колдомедики варят для застрявших между воплощениями анимагов. Второе — зелье памяти. Выпивали те, кто отчаянно хочет что-нибудь вспомнить. Но слишком слабое, чтобы вспомнить все. На трупах работает выше всяких похвал — они вспоминали чуть ли не момент своего рождения, а главное — умерший организм не обладал умением моментально выводить зелье и одним вопросом дело не ограничивалось. Третье зелье состояло из трех бутонов калла и одного волоска фестрала, сваренное на морской воде. Джеймс не любил его варить, но именно оно было основным в некромантии. Разумеется, если хочешь поднять кого-то, кто имеет разум, а не создать банального инфернала. Разжав зубы убитому, Джеймс вылил все три флакона, после начал осторожно выпускать силу Певереллов. Она слушалась его неохотно, все же не быть Джеймсу Повелителем Смерти. Но слушалась.

Сириус отошел к стене, смотря на друга не отрываясь. Его магия — яркая и шумная. Дуэли, проклятья, упокоение всего, что можно упокоить. Но Магистры Смерти совершенно другие бойцы. Магию смерти не так уж часто используют в бою, а вот до и после боя… Джеймс стоял над трупом, не двигаясь. Если соскользнуть на магический уровень зрения, то из опущенных вниз ладоней Джеймса словно выливаются потоки чего-то пыльно-багрового, грязного и пугающего. Оно опутывало тело на каменном полу, постепенно растворяя остатки ауры уже умершего мага, убирала многоцветные ошметки магии, заменяя все одинаковым багровым цветом. Прошло никак не меньше десяти минут, прежде чем труп поднялся, словно его мышцы были стальными, и уставился невидящим взглядом куда-то мимо Поттера.

Джеймс, тяжело вздохнув, отошел от своего создания, волшебной палочкой создавая себе и Сириусу по креслу. Оба сели в кресла, в создании которых Джеймс особенно поднаторел. Перед ними стоял немолодой мужчина. В связи с некоторыми повреждениями на лице, Сириус едва узнал его.

96
{"b":"589733","o":1}