ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В постели с Райаном
Это просто невыносимо… Как укротить неприятные мысли и научиться радоваться каждому дню
Пойми меня, если сможешь. Почему нас не слышат близкие и как это прекратить
Пять законов успеха. Пусть ваша мечта воплотится в жизнь!
Возвращение
Закон викинга
Рискуя собственной шкурой. Скрытая асимметрия повседневной жизни
Эта ложь убьет тебя
Привет! Это я… (не оставляй меня снова одну…)

— Нет, я так и знал, — рассеянно опустил руки мужчина. На немой вопрос сына он ответил просто: — Он поставил свою метку. Как ты вообще мог пустить к себе альфу, когда был в таком состоянии?! Я сколько раз тебе говорил, что…

— Пап, мне и так плохо, не надо, — неожиданно парню прилетел не слабый подзатыльник, — а-а-у.

— Плохо ему… — Мужчина взял с тумбочки коробочку и быстро посмотрел, что же принес альфа. — Их нужно рассасывать, — он протянул сыну салатового цвета большую таблетку.

Старший омега тяжело вздохнул и опустил голову. Он знал, что уберечь Тэмина от влияния взрослого мира будет трудно, но до последнего надеялся, что у них это все же получится. До совершеннолетия оставался всего один год. А сейчас на них всех наложена такая больная ответственность.

— Скажи мне одну единственную вещь. У вас была сцепка? — мужчина крайне переживал, боясь услышать положительный ответ.

— Я не помню… Кажется, нет, — Тэ отрицательно покачал головой.

Действие таблетки было мгновенным, парень сразу почувствовал себя лучше, комок внизу живота будто растворялся, а мышцы расслаблялись. Но на душе у него было паршиво, Тэ еле-еле сохранял спокойствие рядом с родителем. Сейчас нельзя было выдавать свои панику и злость.

— Сейчас иди приведи себя в порядок. И запомни, с сегодняшнего дня ты под домашним арестом! — строго сказал мужчина и вышел из комнаты под жалобные восклицания сына.

Как только Тэмин остался один, то сразу ударил кулаком по подушке и подпрыгнул с кровати, хватаясь руками за волосы, стискивая зубы и жмуря глаза. «За что, за что, за что!» — вопило сознание парня. «Сука, Джонг, ненавижу тебя! Какого хрена ты ворвался в мою жизнь? Да, раз я отчетливо почувствовал его присутствие во время течки, значит, он, правда, мой истинный, но черта с два!.. Я не так представлял себя первые дни с ним, трахнуться на второй день знакомства… Еще и метка… и чертова сцепка! Пока нельзя говорить родителям об этом, думаю, есть еще вероятность того, что меня пронесет и я не залечу от этого. Блин, папа видел меня сразу после первого секса, какой позор. Верните мои шестнадцать лет, когда все было хорошо и спокойно.»

Пока Тэмин размышлял о произошедшем, он ходил туда сюда по комнате, то и дело пиная различные вещи, случайно попадавшиеся на его пути. Спустя какое-то время он все-таки решил сходить в душ. Его ужасно начал раздражать собственный запах, поэтому Тэ отрыл в ванной папин спрей, которым он пользуется во время течки, и вылил на себя чуть ли не пол флакончика. Пересекаться с родителями желания не было, поэтому парень плюхнулся в комнате в кресло и уже хотел было написать Каю, но взгляд его упал на кровать. В памяти сразу всплыли моменты недавней похоти, от этого омеге стало немного не по себе. Он быстро заменил постельное белье. В голове уже возникла идея сжечь старое, но Тэмина остановило то, что если он это сделает, папа его точно убьет. Вернувшись в кресло, Тэ зашел в общий с друзьями чат и начал рассказывать, что же произошло.

***

В планах Тэмина было: вернуться в пиццерю, найти того самого официанта, взгляд которого до сих пор встает перед его глазами, и признаться в своих неправильных и необычных чувствах. Влюбляться в омегу немного не входило в планы Тэ на жизнь, но сердце ведь не обманешь. Проблема была в том, что он под домашним арестом, и течка еще не закончилась. Он пил каждый день таблетки, но все равно чувствовал себя паршиво, плюс ко всему аллергия на что-то началась, и все тело ужасно чесалось, поэтому Тэмин принимал что-то и от нее. Давно он не пил столько лекарств, последний раз, когда болел, а это было давно.

«Что бы придумать такое, чтобы меня выпустили из дома хоть на пару часиков. К ребятам меня не отпускают. Ах, а может… У родителей же сейчас закончатся выходные и им придется идти на работу, а я попрошусь сходить за чем-нибудь в аптеку. Тут мне не должны отказать. Это же ради моего блага, так ведь? Аптека не далеко, а когда я приду, никто же не узнает. Решено, так и сделаю».

Тэмин не прогадал, за спреем его и, правда отпустили. Но в аптеку на обратном пути зайти все же надо было, так как подавляющий запахи спрей по-настоящему заканчивался, омега опрыскивал себя как только мог, в надежде заглушить навсегда эту чертову ваниль. До последнего Тэ сомневался выпить ему еще таблетку или же не стоит, но мышцы, особенно внизу живота, по прежнему тянуло. Поэтому перед самым выходом из дома омега выпил одну капсулу и на всякий случай положил под язык ту зеленую таблетку, что принес Джонхен. Они же разные, ничего плохого от этого ведь не случится.

Парень вышел на улицу и уверенным шагом пошел в сторону кафе. Оно было не очень далеко, мину пятнадцать пешком. Погода стояла жаркая, конец июля все-таки. Тэмин был рад, что смог выбраться на улицу, дома находиться уже не было сил. Настроение слегка омрачало, только состояние Тэ. Горло вдруг заболело. Наверное, подумал Тэмин, это все простуда, не нужно было сидеть вчера на сквозняке. К тому же тело продолжало чесаться, да и неприятные ощущения от течки не особо проходили. Поэтому омега решил съесть еще одну зеленую таблетку, он предусмотрительно взял пластинку с ними с собой. «Они ведь помогали ранее, сегодня, наверное, мне просто хуже, чем обычно».

Тэмина ужасно напрягали похотливые взгляды проходящих мимо альф. Неужели, они чувствуют его запах даже под толстым слоем «волшебного» средства. Паню приходилось то и дело ускорять шаг, стараясь избежать всякого контакта с альфами. Они свистели, что-то говорили ему в след, пытались приставать, от чего пару раз Тэ приходилось срываться на бег. Повернув на другую улицу, омеге в очередной раз не повезло и он, в буквальном смысле, врезался в альфу, высокого, здорового мужчину, лет тридцати-сорока. Произнеся тихое: «ой», — Тэмин уже собирался бежать, но его остановили.

— Куда это ты, малыш? — ухмыльнулся незнакомец, схватив омегу за руку. — Не хочешь поиграть с дядей, сладкий? — он притянул Тэмина к себе, смотря голодным взглядом сверху вниз.

— Извините, я спешу, — пропищал парень, пытаясь вырваться. Запах у этого мужчины был до ужаса противный.

Альфа крепко держал Тэмина, не желая отпускать свою добычу. Тэ изворачивался как только мог, про себя моля бога о спасении. Вдруг, повернув голову вправо, он увидел Джонхена, выходящего из какого-то магазина. Думать было некогда, он был последней надеждой. Тэмин резко ударяет коленом между ног альфы и, вырвавшись из его рук, бросается на дорогу. Всплывает мысль о том, что подобное уже происходило, только при других обстоятельствах. В след омеге кричат: «Ненормальный! Жить надоело?!» А в голове у него лишь мысли о спасении от изнасилования. Машины резко останавливаются, чтобы не задавить омегу. Джонг оборачивается посмотреть, что произошло, и видит несущегося к нему Тэмина. Мгновение и он оказывается в крепких объятиях. Тэ прижимается к альфе, а тому не остается ничего, кроме как обнять трясущееся тело в ответ.

— Что случилось? — взволнованно спрашивает старший.

— Меня чуть не изнасиловали… — хнычет в ответ омега.

После этих слов Джонг и сам замечает ванильный аромат, витающий вокруг. От отводит Тэмина с середины дороги, извиняясь перед прохожими, и требовательно накидывается с вопросами, стараясь сдерживаться от запаха, благо он был не особо сильным.

— У тебя еще не закончилась течка, что ты делаешь на улице? Ты пользовался хотя бы подавителями? Твой запах довольно ощутим…

— Да я вылил незнамо сколько этой хрени на себя! Что эффекта никакого вообще? — Тэ был действительно удивлен.

— Возможно, небольшой есть, но альфы тебя все равно чуют. Зачем ты вышел на улицу? И ты же вроде под домашним арестом, или как.

— Откуда ты знаешь? — воскликнул омега.

— Мне пришлось серьезно поговорить с твоими родителями, — вздохнул Джонг. — Они согласились не сдавать меня полиции, — усмехнулся он. — Пришлось объяснить им мои чувства к тебе…

— Да какие чувства?! Ты максимум знаешь, как меня зовут! И я, конечно, очень счастлив, что ты оказался сейчас тут, но знай… ты последняя сука! И метку на мне сразу же поставил!

5
{"b":"589734","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Манипулирование людьми: приемы спецслужб и конкурентных разведок
Знакомьтесь: любовь
Я решил прожить до 120 лет
Сидзэн. Искусство жить и наслаждаться
Спаситель и сын. Сезон 3
Час Быка
Тяжелый случай
Ход в Шаолинь
Гомеопатия в вопросах и ответах