ЛитМир - Электронная Библиотека

Леви прикрыла глаза и обняла его в ответ, вдыхая родной сердцу запах.

— Ты дурак, Гажил Редфокс, — произнесла она тихо в ответ, — но я ведь полюбила тебя такого.

Гажил хмыкнул в ответ, уткнувшись носом в жестковатые от мороза лазурные волосы, а затем отстранился от нее и сказал:

— Поехали домой, — прикоснулся к плечам, заглядывая в глаза.

Леви чуть улыбнулась, но отрицательно кивнула головой.

— Сначала навестим ее, — грустно выдохнула и сжала одной рукой ладонь Гажила, который согласился, — кстати, кто эти молодые люди? — заинтересованно взглянула на наблюдавших за ними Нацу и Греем.

— Мы его хорошие друзья, — весело произнес Нацу, и они оба поклонились, — Нацу и Грей.

Леви кивнула головой, представилась и, уже смотря на мужа, спросила:

— Когда ты друзьями обзавелся? — прищурилась и тепло улыбнулась, затем же громко спросила: — Мы идем навестить подругу, вы с нами?

Дождавшись утвердительного кивка, она повела всех за собой по промозглым улицам тихого городка, ставшим за эти полмесяца для нее местом для поисков многих ответов. И следующая за ними Люси с трепетом в сердце ощущала эту жгучую связь.

Она столько лет игнорировала это чувство, сегодня же ей выпал шанс прикоснуться к воспоминаниям в реальном времени.

***

Воздух неприятно покалывал пальцы, заставляя прохожих сжиматься от едкого холода. На окраине городка пейзаж сменился тусклой высохшей травой и небрежно вытоптанной тропой, на которой практически не осталось следов — они скрылись под тонкой пеленой мутного снега, утопая в слякоти и прохладе зимнего утра.

Люси ступала чуть сбоку, поглощая глазами крапинки редких снежинок, неустанно витающих в атмосфере.

— Там ничего не изменилось? — спросил Гажил, крепко поддерживающий свою жену, и сделал небольшой шаг, обминая грязную лужицу.

— Нет, — еле слышно ответила Леви, опустив голову.

Минута за минутой они неспешно забирались на небольшой холм, за которым находилось что-то явно дорогое для них обоих. Нацу шел позади, прищурив глаза и улавливая какую-то странную тяжесть внутри. Ему хотелось сейчас просто остановиться и не идти туда — слишком личное пространство для этих двоих. Не хотелось нарушать его, врываться в атмосферу кошмарных воспоминаний и хотя бы мимолетно проскользнуть взглядом по неизвестному тайнику чужого прошлого.

Прошлого, которое так хотела узнать Люси.

— Я думаю, она будет рада тебя видеть, — прошептала Леви, отчего Люси вздрогнула и заметила натянутую улыбку на ее лице — ей было больно говорить о таком.

— А мне кажется, была бы рядом, так давно бы уже наслушался нравоучений, — хмыкнул Редфокс и чуть замедлил шаг.

Вскоре они остановились и подняли голову на стоящий невдалеке памятник, изображающий молодую девушку, статного мужчину и маленького ребенка, светло улыбающихся небу. Пустые металлические глаза, кожа шероховатая холодная и застывшие иллюзорные улыбки — вот, что видело большинство. Хартфилия же сразу обратила внимание на три птицы, что замерли в полете над головами тех статуй, будто улетали вглубь небес. Кажется, архитектор хотел показать, что души погибших перевоплотились в птиц и покинули этот мир в обличии умеющих летать.

Люси усмехнулась.

Ей, как никому другому, было известно, что лишь она одна — из двухсот с лишним пассажиров — обрела эту способность. Но, вопреки всем сказкам, на крылья всегда давили небеса, поэтому и чувство свободы не ощущалось.

— Люди такие наивные, — сухо пробормотала, — неужели я была такой же?

Облака с шорохом скреблись о голубое полотно, не решаясь ответить на вопрос.

— Это… Это что? — завороженно обвел все взглядом Нацу.

— Мемориал памяти погибшим, — прикусив потрескавшуюся губу, произнесла Леви, — здесь двадцать шесть лет назад разбился пассажирский авиалайнер.

— Ваша подруга была пассажиром? — прибавил Грей, скорее утверждая.

— Ее имя значится среди еще двухсот таких же, — указала на длинную мраморную плиту, что огибала небольшое пространство вокруг памятника.

На плите были видны чьи-то фотографии, надписи. А прямо под ней лежали где увядшие, а где совсем свежие букеты цветов.

— Люди следят за этим местом, — медленно подходя к плите, она прошла мимо первых рядов имен и вдруг остановилась.

Люси стала рядом и глубоко выдохнула — прямо перед ними значилось ее имя, а рядом была прикреплена фотография улыбающейся солнечной улыбкой девушки. Она неуверенно прикоснулась к холодной поверхности и тут же отпрянула, почувствовав, как затрещало в ушах. На миг ей показалось, что сидит в этом боинге и мысленно борется со своим рассудком.

Но она была не той Люси, которой ощущала себя сейчас.

Она была живой.

Живой и такой наивной.

— Это она, — обняв саму себя за плечи, Леви кивнула в сторону фотографии, — я и сейчас будто слышу ее смех и ощущаю присутствие рядом.

Люси дернулась, заметив, как взгляд Леви прошелся по ее силуэту, но не задержался.

— Я рядом, — с горечью прошептала, — но ничего не помню, — прикоснулась к ее плечу и, опустив голову, добавила: — Прости, — и тут же отошла на пару метров назад, заметив приближающихся Гажила, Нацу и Грея.

Один, видимо, окунувшись в воспоминания, скользил взглядом по всем именам. А Нацу и Грей замерли рядом с Леви, рассматривая фотографию улыбавшейся светловолосой незнакомки.

— Почему самолет разбился? — отрезвляюще четко спросил Грей.

— Ошибка пилота, — не заставляя ждать ответа, произнесла Леви и развернулась, отойдя чуть поодаль, — что-то пошло не так. Но нас в детали не посвящали.

Приложив ладонь к своему лицу, Люси усмехнулась:

— Это не ошибка, — прикрыла глаза и вдохнула сухой воздух.

Облака все так же пожирали солнечное тепло своей массой.

— Люси Хартфилия,— хрипло произнес Нацу и прищурил глаза, — покойся с миром, — затем неловко прикоснулся к табличке с именем.

— Пора, — Редфокс в последний раз глянул на фотографию и направился назад к тропе, взяв Леви за руку.

Нацу кивнул и обернулся, намереваясь идти за ними, но внезапно замер, широко раскрыв глаза и боясь что-либо произнести. Он одернул проходящего мимо Грея и с шумом выдохнул.

— Что случилось? — спохватился тот, заметив, что Нацу медленно опустил голову и громко дышал.

— Я… — сипло отозвался. — Может, мне показалось…

— Да не томи ты, — Грей схватил Драгнила за плечо и вопросительно заглянул в дрожащие глаза.

— Я только что увидел ее, — голос не желал подчиняться напору и ломался от каждого вдоха.

— Кого «ее»? — тот непонимающе моргнул.

Застыв в трех шагах от своего подопечного, хранительница услышала, как Нацу четко, по слогам, но с неким страхом произнес:

— Люси Хартфилию.

Видимо, ошибки допускают не только пилоты.

11
{"b":"589736","o":1}