ЛитМир - Электронная Библиотека

Люси не могла признаться, что пугал ее совсем не голос, а его владелец.

Потому что она любила отца в детстве. А после смерти матери детство закончилось.

И, по-видимому, отец скончался вместе с Лейлой еще тогда, двенадцать лет назад.

Остался только его голос — сухой, пронизанный холодом и насквозь пропитанный виски двадцатилетней выдержки.

***

Дверь с неприятным скрежетом пропустила мужчину в комнату. Люси боязливо отошла на шаг назад, сжимая тонкими пальцами дряблую дверную ручку.

— Значит, так теперь живет наследница моей корпорации? — тихо усмехнувшись и держа одну руку в кармане, прошелся он по скромно обставленному помещению. — Из князи в грязь, да, Люси?

— Отец, — попыталась она возразить, дернув плечом, — это всего лишь общежитие, не преувеличивай.

Грузно вдохнув пыльный воздух, Джуд взял в руки рамку с фотографией и хрипло спросил:

— Думаешь, мама была бы рада за тебя? — большим пальцем протер поверхность фото, где была изображена счастливая, смеющаяся и такая искрящаяся молодостью семья.

Их семья.

Неприятно колющее сознание чувство прошлого заставило Люси подойти к отцу и выхватить рамку, смело глядя в его глаза. Внутри полыхало пламя: замерзшее двенадцать лет назад и постоянно царапающее грудь изнутри.

— Ее здесь нет, — вздохнула и сипло добавила, опустив голову, — и никогда больше не будет.

— Ты не веришь в ангелов, так? — спокойно улыбнулся тот и закинул голову вверх. — А она ведь целыми днями тебе о них рассказывала.

***

— Крылья белые-белые, мягкие-мягкие, — заглядывая в восхищенные глаза дочери, эмоционально описывала Лейла.

— И летать умеют? — удивленно спросила пятилетняя Люси.

— Конечно же! — захохотала в ответ она. — А еще у тебя есть свой ангел-хранитель, он здесь, рядом.

Девочка любопытно оглянулась, но, никого не заметив, расстроено промолвила:

— Я никого не вижу.

— Он прячется, — ободряюще положила на голову малышки руку и улыбнулась, — просто ему нельзя показываться.

— А я ведь всего лишь хочу подружиться, — грустно выдохнула она и вмиг переключилась на мать, — ты же от меня никогда не будешь прятаться?

— Обещаю, — поцеловав дочь в лоб, Лейла открыла книгу со сказками и начала читать историю, переключая внимание ребенка.

***

Нервно сжав пальцы и закусив губу, она спрятала разбитый взгляд за растрепанной челкой и старалась сохранить спокойствие, хоть сердце и разрывали болезненные «обещаю».

— Не верю, — рвано бросила и закрыла глаза, — уже двенадцать лет не верю.

Нервно усмехнувшись, Джуд подошел к стулу, сел и устало с насмешкой бросил, засматриваясь в оконную панораму:

— Я пришел в последний раз.

Люси удивленно глянула на отца, задавая немой вопрос. Но ответа пришлось дожидаться еще пару минут, пока Джуд тонул в полотне, устланном слоем шершавых серых туч. Сырость неприятным ознобом ложилась на кожу, а воздух с шипением проносился сквозняками сквозь жилища людей. Погоде не было никакого дела до серьезных разговоров.

— Предлагать вернуться я больше не намерен, — серьезно пояснил он, все так же не отрываясь от наблюдения за пейзажем, — два года было достаточно, чтобы ты решила свою дальнейшую судьбу.

— Судьбу? — насмешливо кинула она. — Я просто вырвалась из золотой клетки, которую ты мне сковал, отец.

— Я устал, — честно признался Джуд и строго посмотрел на дочь, вызвав у нее привкус сухой пыли во рту. — Сколько бы я не связывался с тобой, ты бросала трубку.

— Т-ты со мной связывался? — глотнула воздуха, резко села на кровать позади и вдруг тихо рассмеялась. — Тогда почему каждый раз в трубке я слышала голос этого Хидоки…

— Хидеки, — поправил тот спокойно.

— Да плевать! — воскликнула, сжав ладони в кулаки. — Ты каждый раз приказывал своему дворецкому раз в полгода набирать мой номер и сухо повторять формальные слова!

Джуд прищурился и взглянул на дочь, которую трясло в дикой истерике. Но в его зрачках — пусто. Даже его кожа отдавала едким холодом, который смеялся над ее юной душонкой, стремящейся найти свое место под небом.

Под своим небом.

Люси знала, что рано или поздно увидится с отцом, но даже не представляла, что будет разговаривать с его жалким подобием. С его голосом, которого боялась вот уже двенадцать лет.

— Я слишком занят для разговоров, — отчеканил тот.

— Черт подери, я твоя дочь! — громко прикрикнула она, срываясь на ноги. — За все эти два года я впервые слышу тебя, вижу и смотрю в твои глаза! — щеки покалывало от прохлады, что значило лишь одно — Люси плакала.

Она сорвала ту маску беззаботной девчушки, которая два года назад сбежала из дома к подруге, все это время перебивалась на жалких подработках, копила деньги на жизнь и параллельно готовилась к вступительным экзаменам. Все это время в груди жухлым осадком хрустело ощущение, что ее кто-то ждет. Хоть кто-нибудь.

— Если бы хоть раз мне позвонил именно ты, — сдерживая всхлипы, она дрожала от бессилия, — я бы вернулась, отец.

— Винишь меня в том, что я зарабатывал имя для будущего тебя и твоих детей? — слишком черство отреагировал тот.

— Ты не ради меня это делал, — отрицательно кивнула головой и вновь села на кровать, глотая последние остывшие слезы, — а ради себя.

— Себя? — удивленно вскинул брови.

Люси слабо хмыкнула и пронзительно встретилась взглядом с отцом.

— Мне было всего-навсего восемь лет, когда мама нас покинула, — тихо произнесла она и вздрогнула, — даже твои деньги и влияние не смогли ее спасти.

— Запущенная стадия лейкемии не поддается лечению, ты прекрасно это знаешь, — тот опустил голову и оперся локтями о колени.

— Тогда почему вы ее запустили? — обвиняюще произнесла.

— Мы пытались, но…

— Я видела, как ее шелковые волосы выпадали комьями, — сглотнув сухо перебила Люси, — помню, как тошнило желчью, как из носа постоянно текла кровь и ее постоянно бросало в жар, — глубоко вздохнула и сцепила кисти рук, — мне было восемь лет.

Липкой слизью прикоснувшись к сердцу, тишина блеском прошлась по зеркалам и скрылась в зрачках Джуда, который без эмоций слушал все, что она говорила.

— Тогда я нуждалась в отце, а не его жалком подобии, — прикусила губу и шикнула, — не в его имени и деньгах.

— Значит, твой ответ «нет»? — кивнул тот, потирая пальцами огрубевшую от старости кожу.

— За все время нашего разговора ты лишь один раз обратился ко мне по имени, — досадно прошептала Люси и указала в сторону двери, — уходи.

Джуд хмыкнул и слегка разочаровано цокнул, затем поднялся со стула и уже было направлялся к двери, как та открылась и в комнату зашла Леви. Заметив Джуда, она удивленно ойкнула и безмолвно взглянула на Люси. Во взгляде подруги плескался только холод — шероховатый и треснувший пополам в зрачках карего цвета.

— Джуд-сама? — растерянно поклонилась.

— Не дай ей натворить глупостей, — сухо бросил он и, прежде чем скрыться в коридоре, остановился и не поворачиваясь сказал: — И запомни, Люси, — назвал по имени, чуть ли не прошибая сознание твердостью голоса, — золотые клетки открываются только с разрешения хозяина.

28
{"b":"589736","o":1}