ЛитМир - Электронная Библиотека

Вновь почувствовала кровь на своей груди, когда-то проткнутой железным обломком самолета.

Вновь задохнулась от нехватки воздуха.

Люси вновь умерла и возродилась за какую-то секунду.

— Вот же глупая, — процедила сквозь зубы, стараясь проглотить стон.

Боль исчезла так же быстро, как и возникла. Через миг Люси стояла прямо, невольно схватившись рукой за грудь, на которой даже в этом теле остался еле заметный шрам. Ей оставалось только сглотнуть от жутких воспоминаний и поспешить догнать Нацу, который ушел на довольно приличное расстояние.

И вот, наконец-то, он остановился перед одним из многочисленных подъездов, достал дрожащими пальцами ключи и открыл массивную железную дверь. Из помещения мутным течением разлилась тишина ночи. Шестой этаж, деревянная хлипкая дверь под номером «33» и противный скрип двери.

— Ну что, скучал по мне? — радостно воскликнул он, сев на корточки, как только зашел в квартиру.

Люси встала у входа в другую комнату и заинтересованно глянула, к кому он обращался. Навстречу протянутым крепким ладоням выбежал небольшой черный кот, чья шерсть на свету отдавала синим оттенком. Глаза питомца были ярко-голубыми и так же ярко светились от радости.

— Кот, значит, — задумчиво протянула она и тут же вздрогнула, когда увидела, что взгляд того направлен прямо на нее.

— Хэппи, что случилось? — удивился Нацу. — Обиделся что ли?

Кот не реагировал на его слова, став рядом с хозяином, но сверля взглядом Люси.

— Ну и ладно, — недовольно бросил парень, поднявшись и сняв курточку, — без ужина останешься.

Хэппи — по-видимому, именно так звали питомца — растерянно мяукнул и обернулся на хозяина. Затем вновь перевел взгляд на нее, и вновь на Нацу. Он будто хотел сообщить тому, что здесь есть еще кое-кто, вот здесь, прямо рядом, стоит и насмешливо следит за жалкими попытками.

— Да хорошо, пошутил я, — хихикнул тот и, разувшись, прошел в другую комнату, на кухню, как потом поняла Люси.

Послышалось тихое шуршание, звук открывшегося холодильника, скрип стульев, — но Люси по-прежнему играла в «гляделки» с этим странным котом. Они непрерывно всматривались в зрачки и терпеливо дышали, выжидая, что же предпримет другой в следующее мгновение.

— Кушать подано, — послышался громкий голос Нацу.

Хэппи заметно вздрогнул и медленно, осторожно переступая лапами по холодному линолеуму, боком двинулся в кухню, не отрывая взора от Люси. В воздухе так и витали слова «я за тобой слежу». Причем, адресовались эти слова друг другу взаимно.

Наконец, бросив последний меткий взгляд на спокойную девушку, кот скрылся за стенами соседней комнаты. Люси хмыкнула и направилась в глубь квартиры, рассматривая условия, в которых проживал ее новый подопечный.

Прихожая, кухня, ванная и еще две комнаты: гостиная и спальня. Все довольно просто и не искрящееся изысками. Стены везде одного бежевого тона, одинаковый скользкий линолеум, выполненный рисунком под темное дерево, в некоторых местах поцарапанный.

— Ты старался выкинуть воспоминания, — провела рукой по одной из стен, почувствовав на ней следы в форме прямоугольников, скорее всего, принадлежавших фоторамкам, — отказался от прошлого и спрятался за чистыми стенами.

Глубже вдохнув воздух, проткнутый нотками сырости, она громко выдохнула и хрипло произнесла:

— Но не смог избавиться от этого воздуха.

Люси чувствовала в каждом кубическом миллиметре кислорода ворох грехов и тяжелых воспоминаний. Казалось, могла рукой схватиться за пустоту и вытянуть оттуда цепь, которая плющом взвилась по голым стенам, обминая места со следами от фото.

Нацу, без сомнения, был грешником. Запутавшимся в собственном омуте прошлого, но старательно карабкающимся из него. Хранителям не рассказывают о совершенных грехах их подопечных — их задачей является лишь очищение. А там уже как получится: догадается ангел, что же за груз держит душу на этой протухшей земле, либо просто добьется своей цели, так и не разгадав гниющую внутри тайну.

— Как же я уста-а-ал, — Нацу зашел в спальню, в которой как раз стояла Люси, и тут же упал на кровать, даже не удосуживаясь ее расстелить или хотя бы переодеться в домашнюю одежду.

— Спи, — Люси кроткими шагами подошла к нему и аккуратно прикоснулась ко лбу двумя пальцами.

Через минуту она услышала легкое сопение. Забавно причмокнув, Нацу перевернулся на бок и провалился в сон. В комнату поспешно забежал Хэппи и тут же остановился, внимательно разглядывая Люси. Он принюхался и настороженно посмотрел на ее ладонь, все еще лежащую на лбу хозяина.

— Я не желаю ему зла, — нежно промолвила она и отошла к окну, усаживаясь на подоконник.

Кот чуть помедлил, но все же, успокоившись, ловко запрыгнул на кровать и лег в ногах хозяина, все так же следя голубыми глазами за ней. Спустя десять минут такого безмолвного диалога, он наконец-то последовал в объятия Морфея, откинув сомнения.

Остаток ночи прошел в надтреснутой тишине, нарушаемой лишь тихим дыханием Нацу и Хэппи, которые сладко ворочались во сне. Наблюдавшая все эти часы за ними Люси горько вздохнула и оперлась на шероховатую стену, поджимая колени под себя.

— Солнце взошло, — мягко прошептала, взглядом следя за прорезающими синеву ночи солнечными стрелами-лучами.

Они, перешептываясь между собой, резво проникли в комнату, разгоняя тени и вороша пыль. Атмосфера тут же наполнилась светлыми отблесками, облака медленно тянулись вперед длинной вереницей. А снег все шел не прекращаясь, кружился в танце круговоротом, оседал плавно на землю.

А снег все упрямо падал, чтобы вновь взошедшее солнце через пару часов растопило его, заставив прохожих беспрерывно проклинать эту противную слякоть.

========== Глава третья. Ближе к небу. ==========

Дрожь в пальцах неприятными покалываниями отвлекала от суматохи, что царила в магазине с самого утра. Снующие туда-сюда работники умело пробирались в коморке, выхватывая из стопок нужные коробки, делая какие-то пометки и перекрикиваясь между собой.

— К сожалению, это последний размер, — поджав губы, извинялся один рыжеволосый парень перед расстроенной клиенткой, — но могу предложить Вам такую модель.

— Ну что ж, несите, — махнув рукой, девушка мило улыбнулась и уселась на мягкий пуфик.

Парень мгновенно отправился в сторону подсобки в поисках нужной коробки с кроссовками.

— Как тебе удается, Локи? — прокомментировал Нацу, цокнув языков, когда тот проходил мимо.

— Кто ж передо мной устоит? — самодовольно усмехнулся он и зашел в нужное помещение.

Люси наклонила голову набок, задумчиво провела указательным пальцем по своим губам и хмыкнула. В этом парне горел огонь: яркий, завораживающий, светлый, словно день. Но языки этого пламени окутали тело, стягивая, что путы, не давая освободиться от него. Одно неверное движение — и Локи просто потеряет себя, истлеет под гнетом света. Видимо, поэтому он с виду казался таким оживленным, активным. Внутри болело. И скорее всего, причиной этой боли являлось прошлое.

3
{"b":"589736","o":1}