ЛитМир - Электронная Библиотека

— Эрза, что происходит? — боязливо вымолвила она, прикоснувшись к поверхности двери.

— Заходи, — коротко бросила она и подтолкнула их, открывая проход в огромный зал.

Свет озарял каждый угол этого помещения, не оставляя шансов теням спрятаться хотя бы за одним углом. В конце зала стояли трибуны, за которыми сидели благословленные Господом советники. Они прервали свои перешептывания, как только увидели Люси.

— Явилась по зову, — она покорно склонила голову, прижав правую ладонь к шраму на груди.

— Подойди ближе, хранитель Люси, — бархатный голос одного из советников плавно разлился по помещению.

Эрза вздрогнула, узнав этот голос. Да и Люси его знала. Не существует ни одного хранителя, который не был бы наслышан о господстве, кто был наречен Джераром. Одним из святейших и известнейших благословленных, который славился своими мудрыми поступками и беспроигрышными битвами. Он был одним из тех, кто символизировал власть Господа.

Сделав несколько шагов в центр зала, Люси по-прежнему не поднимала голову, боясь встретиться взглядом с ним. Воздух здесь был свеж, терпок, но отдавался сухостью во рту.

— Сегодня хранитель Кана сообщила нам, что твой подопечный Нацу Драгнил — грешник, способный к очищению, — казалось, он даже не прерывался на дыхание, — но она сомневается в том, поможешь ли ты ему этого достигнуть. У тебя слишком малый опыт, что значительно уступает многим другим хранителям.

Джерар говорил твердо, будто хотел, чтобы разум Люси треснул пополам под натиском прикрытых сомнений.

— Но ведь прошлые души ее подопечных очистились, — сзади послышался тихий, но уверенный голос Эрзы, которая посмела вступить в диалог.

— Эрза, — хрипло отозвался тот, — ты хочешь опровергнуть мои слова по поводу возраста?

Секунда тишины. Металл глухо заскрипел, что означало лишь одно — она тоже склонила голову.

— Прошу прощения, святейший, — терпеливо произнесла.

В зале еще минуту царила полнейшая тишина, прерываемая лишь шорохом облаков, что цеплялись за крышу храма.

— Я хотела лишь убедить Вас поверить в хранительницу Люси, — голос отдавал тонами горечи и рвения доказать что-то, — как поверила в нее я.

Шелест одежды и затем шаги, что приближались медленно к Люси. Она все так же не осмеливалась поднять голову, ожидая последующих слов.

— Я понимаю тебя, Эрза, — произнес он почти над ее головой, — понимаю твою веру и хвалю за непокорность сомнениям.

Затем к плечу прикоснулась его массивная ладонь, чуть сминая одеяние пальцами. И через секунду последовал следующий вопрос от Джерара:

— Но, хранитель Люси, — почти шептал, вкрадываясь в помутневший рассудок, — справишься ли ты? Поможешь ли этому заблудшему найти путь просвещения и принять смерть с чистой душой?

Люси задумалась лишь на мгновение, затем же резко выпрямилась, посмотрела в глаза господству и без толики сомнения сказала голосом, сквозящим твердой уверенностью:

— Справлюсь.

Удовлетворенно кивнув, Джерар обернулся к другим советникам и произнес:

— Дадим ей шанс.

Кажется, эту его интонацию, слова и теплый взгляд она будет хранить внутри себя, чтобы в любой момент вспомнить и заново поверить в свои силы. Чтобы доказать всем, что не зря она очистилась двадцать шесть лет назад, погубив при этом двести грешных душ. Живых грешных душ.

========== Глава четвертая. Ртутью по облакам. ==========

Комментарий к Глава четвертая. Ртутью по облакам.

Песни: Gabrielle Aplin – Ready to Question

Gabrielle Aplin – Liar And The Lighter

Легкими касаниями морозный воздух вывел из раздумий. Блестящие хлопья снега шелком устлались под ногами, смачно хрустя под давлением шагов. Встречные прохожие неловко озирались по сторонам, ловя жадным взглядом яркие рекламные баннеры и мигающие магазинные вывески.

Люси, как и положено всякому хранителю, внимательно следовала за своим подопечным, который сейчас куда-то спешил и не замечал ничего: проворно нырял в толпу, лавировал между медлительными незнакомцами, игнорировал ароматы свежей выпечки и сочных мандаринов.

Вся зимняя суматоха, которая должна была по всем законам празднеств закончиться уже давно, сейчас бурно резвилась с людьми, одаривая их светлыми улыбками и искрящимися глазами. Она, одурманенная незаметными порывами режущего ветра, танцевала польку, укрываясь в вихре снежинок. Завывала под аккомпанемент уличной гитары и бубна, вскидывая голову к тучам, налитым ртутью.

Для праздников ведь не существует времени — для них важно лишь настроение.

Поскользнувшись на ступеньках, Нацу ловко схватился рукой за поручень и уже осторожно засеменил к входной двери, над которой висела небольшого размера табличка, что свидетельствовала о находившемся здесь детективном агентстве «Inquiry».

— Здравствуй, Джувия, — приветливо махнул он рукой, проходя мимо замешкавшейся на секунду девушке с насыщенно-синими волосами.

— Нацу-сан? — она была не то, чтобы удивлена, скорее, ее застали врасплох. — Грей-сама позвал?

— Так точно, — не оборачиваясь, он прошел к двери из темного дерева и, даже не удосужившись постучаться, резко распахнул ее и зашел в кабинет.

Люси уже не спешила и остановилась в фойе небольшого, но очень уютного офиса.

— Опять мешаться будет, там же клиент, — недовольно подытожила девушка-синевласка и продолжила быстро перебирать руками какие-то файлы темно-красной папки. — Джувии это не нравится.

Подойдя к ней на расстояние в один метр, Люси задержала взгляд на ее бледной коже и глубоких, пожирающих своей синевой глазах.

— Любишь Грея, — без запинки прочитала она ее чувства и потерла подушечки пальцев друг о друга, — отчаянно любишь.

На этот раз она решила не звать другого хранителя в пространство, доступное всем душам. Она разгадала загадку этой Джувии, почти прикоснулась к ее застывшему сердцу, наполненному слезами счастья и боли наперевес. Девушка любила — девушка томилась от устали. Это понять было несложно.

— Любить больно? — прохрипела непонимающим тоном Люси и спустя секунду проследовала к своему подопечному, который буквально мгновение назад скрылся в другом помещении.

Она подоспела как раз вовремя — перед рабочим столом, за которым обычно сидит Грей, как указывала соответствующая табличка, стояло трое: Нацу, Грей и какой-то незнакомый мужчина лет сорока пяти. Выглядел он довольно устрашающе и необычно для привыкших к повседневности будней людей. Густые черные копны волос в небрежном беспорядке свисали за спиной, а проколотые темными точками пирсинги на коже лица придавали этому мужчине грозный вид. Совсем не подходящий образ для своих лет, как показалось Люси. Кожа уже была укрыта незначительным количеством морщин, раны от пирсинга выглядели в некоторых местах не ухоженно, а в волосах блестело несколько седых тонких прядей.

— Я не вовремя? — спросил Нацу, взглядом исследуя незнакомца.

5
{"b":"589736","o":1}