ЛитМир - Электронная Библиотека

Гаррет сделал привычное движение кистью, и одна из книг поднялась в воздух, следуя движениям руки.

— Классно! А можешь меня так же научить???

— Я же говорил, это займет много времени.

— Я буду тренироваться так часто, как это возможно! Каждую свободную секунду.

Девочка соскочила со своего места и подбежала к Гаррету, смотря ему прямо в глаза. Бастионы разума мальчика рухнули и выкинули белый флаг перед умилительным взглядом девочки.

— Хорошо. Только ты должна относиться к этому со всей серьезностью и делать все в точности, как я говорю.

— Ура, ура!!! — девочка уже не слышала, что мальчик говорил дальше. Она начала высоко подпрыгивать на месте и вздымать в воздух обе руки, при этом громко выкрикивая «банзай!» на разных языках. — Когда начнем?!

— Хоть сейчас. Только скажи, часто у тебя случаются стихийные выбросы?

— Совсем недавно я подожгла обои, когда мама забрала у меня учебник по зельеварению. Тогда она на радостях и согласилась купить копию. Как будто у нас в библиотеке еще осталось место для копий.

— Тогда начнем с самых простых…

Июнь 2015 года. Париж, Франция.

Следующий год пролетел незаметно. Гаррет научился весьма сносно владеть шпагой, бегло читать латынь, и получил базовые знания русского, который давался ему ОЧЕНЬ тяжело, даже с китайским языком у него было значительно меньше проблем.

Ужу через месяц дядя самоустранился от его обучения, найдя достойного учителя, а еще через пару месяцев Уизли покинули Париж и должны будут вернуться только через пару недель, в этом году.

Гаррет с нетерпением ждал возможности повидаться со своей подругой, но это не отменяло его учебу, на которую дядя наседал все больше и больше, агитируя тем, что юному волшебнику скоро придется уехать в Хогвартс, где некому будет присматривать за развитием ребенка.

Особенно сильно мальчику понравились уроки музыки, которые у него вела красивая дама по имени Арабель.

В тот день мальчик впервые вживую увидел фортепьяно, которое установили прямо в гостиной. Преподавательница, оказавшаяся девушкой двадцати с хвостиком лет, прочно обосновалась в сердце мальчика. Нет, не как первая любовь, а как та, которая сумела открыть ему новый мир.

Под звонкий голос девушки мальчик научился творить волшебство. Не магию, которой обладал его предыдущий учитель, а именно волшебство, волшебство музыки. Бетховен, Моцарт, Чайковский и другие композиторы научили его передавать свои чувства не только словами, но и посредством музыки.

Сегодня Гарольд, помимо прочего, обещал его познакомить с новым учителем, по одной из областей, которые ему завещал Джинхей в своем дневнике.

— Гаррет! Спускайся, твой учитель прибудет с минуты на минуту.

— Секунду.

«…с повышением магической силы становится возможным выполнить несколько заклинаний в день даже без использования магической палочки». Закончив предложение, юноша с сожалением отложил перо и убрал кодекс в сторону.

Когда Гаррет спустился вниз, его дядя находился в кампании высокого, статного мужчины с длинными волосами, которые оставляли высокий лоб открытым. Весь его внешний вид словно кричал о древних корнях аристократа. Длинный, острый подбородок вкупе с резкими скулами. Ярко выраженный нос, точь-в-точь как на монетах, изображающих самого Цезаря, и пронзительный взгляд, который буквально впился в Гаррета, стоило тому только показаться в поле зрения волшебника, о чем говорила его длинная волшебная палочка, находящаяся в специальном чехле на поясе.

Пожалуй, первое впечатление о нем было такое — опасный человек, с которым Гаррет не хотел бы не то что ссориться, но и иметь какие-либо дела.

— Познакомься. Это Франсуа де Рашильд, потомок некогда славного рода, который, как оказалось, так и не истребили до конца. Мне очень повезло, когда я узнал, что во Франции еще остались такие специалисты. Именно род Рашильдов первыми освоили анимагию в Европе и владеют секретами менее болезненного освоения этой способности. Франсуа, это мой племянник Гаррет. Единственный, кто остался от некогда славного рода.

— Приятно познакомится. Твой дядя уже рассказал о твоем сильном даре и успехах в его развитии. Родись ты на несколько столетий раньше, ты уже был бы сильным волшебником. В былые времена юные дарования получали свою волшебную палочку с первыми стихийными проявлениями и начинали обучение магии. Конечно же, при ТЩАТЕЛЬНОМ присмотре.

— Франсуа, вы пока пообщайтесь с моим племянником и расскажите о том, как в дальнейшем буду проходить ваши занятия. После чего прошу вас ко мне в кабинет, обговорим ваше вознаграждение. Обратитесь к любому из слуг и вас проводят.

— Спасибо, мистер Торндейк. А место для занятий?

— Фехтовальный зал подойдет?

— Вы учите мальчика фехтованию? Похвально. К сожалению, даже у нас позабыли, как сильно взаимосвязано искусство мечника и дуэли магов.

— Я стараюсь подготовить своего племянника к любым… неожиданностям.

— Значит, и его физическая форма развита достаточно. Это хорошо, так процесс будет идти гораздо легче. Мы можем идти?

— Конечно. Гаррет, проводи гостя.

— Да, дядя, — мальчик приглашающе вытянул руку в сторону зала.

Помещение для фехтования представляло из себя большой зал, полностью покрытый паркетом. Ничего лишнего — стойки со снаряжением, столик с водой и несколькими тонизирующими зельями.

— Отлично. Это помещение подойдет, — тщательно осмотревшись, Франсуа встал в центр зала. — Подойди ко мне. Твой дядя хочет, чтобы я научил тебя древнему и сложному искусству — анимагии. Анимагия — это превращение волшебника в животное, при этом оно может быть как магическим, вплоть до единорога, так и обычной мышью. Помимо прочего, эта область еще опасна тем, что ты можешь уничтожить свое тело, подвергнуть его необратимым мутациям, или просто потерять разум, перейдя в форму зверя.

— А драконом я смогу стать?

— Возможно. Но даже упомянутый мною единорог был всего лишь один за всю историю моего рода, а ведь в нашей семье каждый маг был способен превращаться в кого-либо. Так что на твоем месте я бы на подобное не рассчитывал, даже учитывая твой великий потенциал. Эта наука не осваивается за одно занятие или даже за год. Средний срок освоения анимагии — пять лет. Самый быстрый человек, освоивший превращения, справился за три года. Прими как данность, что боль будет твоим главным напарником на протяжении всего обучения, даже с моими методиками и укрепляющими зельями.

— Почему?

— Ты будешь учиться разрушать свое тело, а потом собирать по кусочкам, и так до тех пор, пока твое тело не начнет перестраиваться автоматически лишь по одному твоему желанию. К сожалению, форма зверя, которую ты приобретешь, будет единственной и постоянной, зато в этом есть сильный плюс. Маги, владеющие трансфигурацией на высшем уровне, могут свободно менять свое тело, поэтому анимагам это будет даваться гораздо легче, хотя риски по-прежнему останутся, хоть они и не будут так велики, как у простых магов. Так что настоятельно советую тебе сделать упор на эту дисциплину, — Франсуа поправил свои непослушные волосы и махнул мальчику рукой. — Разденься.

Гаррет послушно снял рубашку и выжидательно посмотрел на учителя.

— Полностью.

Покраснев, мальчик выполнил просьбу своего учителя.

— Не стесняйся, превращаться с сохранением одежды ты научишься далеко не сразу. Я тебе больше скажу, даже в нашем роду это получалось далеко не у всех. Хотя я так умею.

Франсуа вплотную подошел к мальчику и начал ощупывать его мышцы, заставив того покраснеть еще больше. Каждое свое действие он комментировал вслух.

— Крепкие плечи, руки сильные, без лишней массы мышц. Твои кисти — это просто дар для любого мага, гибкие и могут выворачиваться под любым углом. Я уверен, ты станешь прекрасным дуэлянтом, хоть это и не так популярно в наше время, — Рашильд взял мальчика за руки и крутил его кистями, поворачивая под разными углами. — И ноги поразительно сильно развиты для фехтовальщика. Ты чем-то еще занимаешься?

14
{"b":"589739","o":1}