ЛитМир - Электронная Библиотека

— Когда мне исполнилось шесть лет, мы переехали в Китай, там дядя отдал меня обучаться кунг-фу.

— Поразительно. Хоть твой дядя всего лишь сквиб, но он сумел создать для тебя первоклассную базу, лучшей альтернативой кунг-фу, могло стать разве что дзюдо. У тебя просто поразительная физическая форма. Мой тебе совет — не прекращай этих занятий, и как минимум на год твое обучение сократится.

Сделав несколько записей в тетради, Франсуа сказал мальчику одеваться.

— На сегодня, пожалуй, все. Сейчас мы кое-что обсудим с твоим дядей и, думаю, через пару недель приступим.

— Не завтра?

— Конечно, нет. Для начала мне потребуется составить наиболее оптимальную систему обучения, по предварительной оценке твоего состояния. Видишь ли, каждый человек отличается от другого, и, соответственно, нагрузки и даже сами упражнения сильно отличаются. Тем более, мистер Торндейк обещал поделиться записями твоего учителя, и, возможно, там я найду что-то интересное, не используемое в методике нашего рода.

Убрав тетрадь на пояс, учитель попрощался и вышел из комнаты, оставив Гаррета в небольшой прострации от произошедшего.

— Ну и каковы результаты вашего, так сказать, осмотра?

— Потрясающе. Вы проделали огромную работу, развивая мальчика. Как у вас получилось добиться такого послушания от ребенка?

— Видите ли, единственный близкий для него человек — это я, и все, что он знал с детства — это особняк и учеба, учеба и особняк. Конечно, время от времени дети все равно перестают слушаться, но в случае с Гарретом совсем другая история. Когда мальчику исполнилось семь лет, я показал, как его родители погибают от рук магов… поверьте, это сильно сказывается на людях, особенно — детях.

— Вы пошли на большой риск. Вас не испугала возможность травмировать ребенка?

— Если он травмируется от подобного, то пусть мой род лучше погибнет, чем слабак встанет в его главе, — губы Гарольда исказились в презрительной усмешке.

— Вы жестоки, мистер Торндейк, но не мне вас упрекать. В тяжелые времена для нашего рода мы тоже приняли множество неверных решений, — Франсуа принял протянутый Гарольдом стакан с огневиски и сделал пару коротких глотков, стараясь хоть как-то отвлечься от старых воспоминаний. — Достаточно говорить о прошлом, продолжим разговор о вашем племяннике. Дополнительные тренировки для подготовки тела ему не нужны, просто продолжайте заниматься с ним так же, как занимались до этого, ваша программа меня полностью устраивает. Разве что можно добавить немного тренировок на развитие гибкости. На ранних стадиях она будет играть большую роль.

— Хорошо, я уделю время для гимнастики.

— Прежде чем начать составлять тренировки, мне потребуется изучить записи моего азиатского коллеги, и, думаю, через пару недель мы приступим. Кстати, как вам удалось заполучить записи самого Оуяна? Азиатский сектор довольно скрытен и очень редко контактирует с мировым магическим сообществом. Тем более, как я слышал, великий Джинхей давно отошел от дел.

— Он лично обучал Гаррета и подарил ему эти записи для саморазвития.

— И вы, не раздумывая, решили подарить их мне?

— Вы же не думаете, что это оригинал со всеми записями? Всему есть цена, и цена за ваше обучение — эти записи об анимагии, — Гарольд устало вздохнул. — Видите ли, Франсуа, я сторонник системного обучения и не хочу, чтобы мой племянник обучался анимагии не пойми с кем. Это очень опасный раздел магии, который лучше всего изучать под руководством опытного человека, чем самостоятельно в одном из заброшенных кабинетов Хогвартса, как, впрочем, и предлагал делать Джинхей.

— Тут вы правы. История знает множество печальных историй, как даже опытные маги становились калеками, пытаясь освоить этот раздел магии.

Мистер Торндейк неспешно подошел к сейфу и достал оттуда копию записей из дневника Джинхея.

— Возьмите. Надеюсь, вы составите план через две недели, как и договаривались?

— Конечно мистер Торндейк. Я исполняю свои обещания, — Франсуа принял дневник и закрепил его на поясе рядом со своими записями.

— Очень на это надеюсь.

— Ваш камин подключен к сети?

— Разумеется.

— Тогда я поспешу откланяться.

Франсуа встал в камин и, произнеся адрес своего особняка, бросил горсть летучего пороха. Взметнувшееся вверх зеленое пламя унесло волшебника к месту назначения, оставив Гарольда наедине с его мыслями.

Мистер Торндейк не собирался пускать на самотек ни одно из занятий своего племянника, намереваясь сделать его как можно сильнее. Еще неизвестно, какие проблемы встретят молодого главу некогда могущественного рода…

Через несколько дней у измученного главы древнего рода, наконец, выдалось свободное время, чтобы пообщаться со своей подругой, совсем недавно прилетевшей в Париж.

— Привет, Гар! Как дела? Я совсем недавно научилась колдовать новое заклинание без палочки, мне его мама показала. А еще я прочитала…

— Рози, подожди немного! — за время, проведенное с девочкой, Гаррет уже привык к ее неугомонной манере общения, поэтому он либо стоически терпел все словоизлияния, либо сразу старался пересечь. — Вы давно в Париже?

— Уже два дня. Мой папа сразу же отправился в недавно открывшийся местный магазин шалостей, а мама сделала уборку и пошла гулять по магическим катакомбам.

— Магическим катакомбам?

— Гаррет, ты уже год во Франции, но так и не был в месте наподобие нашего Косого переулка?! Вход находится прямо у памятника Марселю Эме, где изображен автор, написавший известный рассказ. Изображен он, кстати, довольно неклассично — наполовину застрявшим в стене. И не зря. В шестнадцатом веке такой случай действительно имел место быть, когда один из магов пострадал. Проход дал сбой именно в тот момент, когда волшебник проходил сквозь барьер, и он остался там на несколько часов, пока не подоспели опытные колдомедики. Так вот, этот проход ведет на тот уровень катакомб, который скрыт от маглов.

— Дядя запрещает мне лишний раз контактировать с магическим миром, опасаясь за меня.

— Логично. А как он смотрит на то, чтобы погостить у нас, или хотя бы посетить наш загородный дом в Париже? Я уверена, тебе будет интересно посмотреть на дом настоящих волшебников.

— Думаю, я смогу его на это уговорить. Кстати, дядя нашел мне учителя по анимагии, скоро я буду учиться превращаться в зверя!

— Это… это же просто потрясающе! Ты знаешь, что в Англии за весь двадцатый век всего семь зарегистрированных анимагов? Конечно, были и незарегистрированные анимаги, как, например отец моего дяди с друзьями, но сам факт того, что ты будешь это уметь, просто… невероятен!

— Только, Рози, я прошу тебя, никому об этом не говори. Дядя запретил мне рассказывать об этом кому-либо.

— Но я тоже хочу этому научиться.

— Как только отправимся в школу. Мне сказали, что на это потребуется несколько лет тренировок, и как ты сама понимаешь, в школе тренировки будет нельзя забрасывать.

— А ты точно будешь учиться в Хогвартсе? Зная вашу кочующую жизнь…

— Дядя сказал, что другие школы никогда и не рассматривал. Уже через год с небольшим мы отправимся в Англию, и я поступлю в школу. Так как десять лет мне исполнится в ноябре, то следующим летом мы будем уже там.

— Классно! Мой дядя говорит, что школьная программа сильно изменилась с тех пор, как мои родители учились в школе. Он работает в министерстве магии, на должности министра образования. Они с мужем моей тети очень тесно сотрудничают, так как тот помимо должности главы аврората недавно стал членом попечительского совета школы.

— Аврорат?

— Отдел мракоборцев. Что-то вроде магической полиции.

— Понятно. Рози, скажи, а сколько у тебя всего родственников?

— Прости Гаррет, долго считать.

— …

— У моего отца четыре брата и одна сестра. Есть еще родственники со стороны бабушки, но насколько я знаю, они с нами не общаются. Почти все мои дяди имеют уважаемую работу и внушительные должности. После второй магической войны наш магический мир стал сильно меняться, даже к маглорожденным стало более теплое отношение. В школе ввели даже небольшие занятия для них, чтобы они знали магический этикет и самые древние рода в Англии.

15
{"b":"589739","o":1}