ЛитМир - Электронная Библиотека

— Три. Два. Один. Начали! — громыхнул голос преподавателя защиты.

Гаррет сразу же почувствовал, как юноши выпустили свою магию. Создавалось впечатление, что в огромном зале появилась новая сила, и тут полетели первые заклинания.

Слизеринец выполнил два четких и быстрых взмаха, после которых в старосту воронов отправилась сразу пара лучей, но Алан не растерялся от прыти своего соперника и трансфигурировал левый рукав мантии в щит. Приняв на него оба заклинания, он бросил в своего противника карманные часы, которые в полете превратились в десяток крупных игл, заточенных с двух концов.

Отпрыгнув сторону, Грегор оттолкнул часть опасных снарядов с помощью Депульсо.

— Грязно играешь, Алан, — слизеринец присел и приложил конец палочки к помосту, после невербального заклинания от нее во все стороны начал расползаться темный туман.

— Как могу, — после очередного невербального заклинания трансфигурации, ковер со стороны соперника словно ожил и попробовал захватить того в плен. Показав отличную реакцию, Грегор выскочил из импровизированной ловушки, прервав свое заклинание, но, как оказалось, это было не все. Когда он отпрыгнул, то оказался посреди отброшенных им же игл, которые повинуясь жесту Алана взлетели и во время полета превратились в литые наручники захватившие руки слизеринца и сведя их вместе.

— Сдаешься? — насмешливо спросил Дурхан.

— Черта с два! — крикнул юноша и начал двумя руками выводить сложный узор. Лицо Алана тут же потеряло всякое веселье, и он тоже начал размашистые движение палочкой, разделяя красный ковер на лоскуты чарами ножниц и отправляя эти куски во врага, предварительно придав им форму кирпичей. — Экспекто Дартонум!

Выпущенный магом до этого туман внезапно собрался в сумрачную человеческую фигуру.

Гаррету показалось, что губы Алана, скривившиеся от ярости, что-то беззвучно прошептали. В следующее мгновенье он тоже выпалил заклинание:

— Экспекто Патронум! — из его палочки вылетела необыкновенная птица, которая в противовес темному магу словно состояла из ярчайшего света. На лице Грегора проступила растерянность, похоже, он не ожидал такого ответа.

— Прекратить! — прервал дуэль голос профессора Морриса. — Мистер Дурхан, отзовите Патронуса, и вы, мистер Хоггарт, отзовите ЭТО, чем бы оно ни было. Минус пятьдесят балов с каждого факультета за применение высшей магии. Я вас предупреждал!

Гаррет с друзьями удивленно переглянулся. Они даже не слышали ни об одном из этих заклинаний, и теперь причина была ясна. Это высшая магия, недоступная большей части магов, которые не развивали объем своего магического ядра с ранних лет.

— Вы все запомнили? — кинул Лерой многозначительный взгляд на своих друзей. Те кивнули. Даже если они не смогут вспомнить движения палочкой самостоятельно, всегда есть оклюменция, которая поможет с любым воспоминанием.

— Профессор Арвендейл, будьте добры следующую пару, — недовольные прекращением подростки спустились с помоста, кидая друг на друга грозные взгляды.

— Мистер Джеймс Поттер вызывает мистера Гаррета Торндейка на дуэль.

— О-о-о, — многозначительно протянул Сергей. — Так вот он для чего тебя искал, — Гаррет тут же бросил на него яростный взгляд. — Прости, я забыл тебе передать, — безразлично пожал он плечами, на что мальчику оставалось только скрипеть зубами.

— Мистер Торндейк, вы принимаете вызов?

— Да, — собственный голос показался Гаррету немного сухим и он прокашлялся. Мальчик не ожидал вызова на дуэль в первый же день работы клуба.

На помост поднялась почти точная копия всемирно известного волшебника, обладающего шрамом, только более долговязая и без очков. Он нашел Гаррета в толпе и, гадко ухмыльнувшись, поманил его пальцем на помост.

Гаррет расстроенно вздохнул и поднялся к этому гриффиндорскому выскочке. Надо было победить, не показывая большей части своих возможностей. Анимагию — отбросить, легилименцию — отбросить, беспалочковую и немногочисленные заклинания, которые он мог выполнить невербально — туда же. Что у него остается? Боевые искусства и комбинации, которые они неплохо отработали с профессором Арвендейлом, хотя их тоже лучше всего припасти на потом.

Выйдя на помост, Гаррет поклонился сопернику, тот повторил жест, и услышал шепот своего соперника:

— Я тебе отомщу за прошлый раз.

Гаррет не растерялся и ответил.

— Ты не твой отец. Не зазнавайся.

Лицо мальчика вспыхнуло и исказилось в гневной гримасе. Резко развернувшись, он пошел к своему месту, громко чеканя каждый шаг.

Пожав плечами, Гаррет тоже отошел на положенное расстояние и приготовил палочку к бою, достав ее из кобуры вручную. Не надо всей школе знать, что у него есть зачарованные «ножны».

— Три. Два. Один. Начали!

— Экспелиармус-Ступефай! — Поттер сразу же атаковал скомбинированной двойкой, несколько удивив Гаррета, который думал, что сын героя ничему не научился за прошедшее лето.

— Протего, — щит поглотил оба заклинания и все еще поблескивал прозрачной пленкой. Мальчик тоже решил удивить своего противника и использовал довольно редкое заклинание. — Депульсо Эксто!

Модернизированное заклинание отбрасывало не материальные объекты как его первоначальная версия, а смещало легкие, нестабильные щиты. Почти невидимый протего послушно поплыл в сторону Поттера, а тот, не видя щита, отравил в него какое-то заклинание, которое рассеялось вместе со щитом, и тут Гаррет выпустил ответные чары.

— Импедимента! — концентрированное заклинание угодило Поттеру прямо в грудь и тот зажмурился, но с удивлением обнаружил, что не получил урона. Презрительно улыбнувшись, он устроил настоящий артобстрел простыми заклинаниями, от которых Гаррет закрылся щитом и просто ждал.

После четвертой связки заклинаний Поттер понял, что что-то не так, поскольку его движения замедлились практически в два раза. Он уже приготовился снять с себя эффект возможных чар, как в него угодил красный луч Петрификуса и сын избранного замер на месте.

— Дуэль закончена! Победитель Гаррет Торндейк! Наложив на своего соперника замедляющие заклятие, он отразил все атаки с помощью безупречно выполненных чар щита и обездвижил противника, когда эффект стал в достаточной мере влиять на противника. За победу факультет Когтеврана получает пять баллов! — провозгласил Джек Моррис. — Фините!

Разъяренный Поттер буквально слетел с помоста, расталкивая однокурсников.

Гаррет только пожал плечами, глядя на уязвленного своим поражением юношу. Лично он давно привык проигрывать, занимаясь дуэльному искусству с профессором Арвендейлом.

Первым с помоста его встретили не друзья, как ожидалось, а староста факультета, к которому Гаррет относился с некоторой опаской. Лерой тогда рассказал ему о том, что на самом деле случилось в стычке со слизеринцами, и мальчики поняли, что староста их факультета просто стер память незадачливым отморозкам, а вот мотивы его поступков были пока неясны. Вряд ли он сделал это, чтобы защитить факультет от проблем.

— Хорошо разыграл, особенно мне понравилась твоя задумка с щитом, — мальчик дружелюбно улыбался и даже пожал руку победителю. Но мне кажется или тебе было скучно против сына героя, которого с его курса никто не может победить?

— После моих занятий с профессором Арвендейлом, он не представлял опасности, — осторожно ответил мальчик, стараясь ничем не выдать себя.

— Так ты тот самый первокурсник, которого Зверь взял себе в подопечные! Тогда понятно, почему ты с такой легкостью справился с тем, кто разбрасывается легкими двойками направо и налево, — подросток ненадолго замолчал, словно что-то обдумывая. — Ты бы не хотел научиться боевой трансфигурации?

— Боевой трансфигурации?

— Да. Видишь ли, многие считают этот предмет мирным и не представляющим опасности, но на самом деле мастер трансфигурации может дать бой многим. Превратить камень в лаву, простые часы — в стрелы, или размножить боевые артефакты и послать во врага. Конечно, все перечисленное мной — это крайние меры, но поверь, трансфигурация даст тебе преимущества перед любым противником, если выучить достаточное количество формул. Ты ведь владеешь оклюменицией в достаточной мере, чтобы обновлять воспоминания?

29
{"b":"589740","o":1}