ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Это точно. Чёртова дюжина комиксов о науке и учёных
Без психолога. Самоучитель по бережному обращению с собой
Скрытые чувства
Воительница Лихоземья
Жизнь, похожая на сказку
Отпусти меня к морю
Горечь войны
Зулейха открывает глаза
Отражение

— Парня, друг мой, тебе бы парня, — вздыхает Чимин, поглаживая по растрепанным волосам своего друга и телефон в его кармане завибрировал.

Тэхён лишь наблюдал, как лицо друга бледнело, и как глаза заблестели, когда тетенька что-то рассказывала. Из-за шума в столовой нельзя было что-то услышать.

Появилось плохое предчувствие.

— Это из больницы, Ээ, — Чимин выключает телефон, — им нужно подтверждение на вскрытие.

Вскрытие.

Живых, ведь не вскрывают.

Значит, это всё?

Причал?

Ха-ха, блять!

Тэхён взвыл.

Вообще-то он на Юнги очень зол. Пусть он и двоюродный, но Тэ прожил с ним больше половины всей своей жизни, а сейчас Юнги лежит перед ним в одном из холодильников под белой и режущей глаза простынью. Юнги говорил, что по такому, как он, не плачут, и усердно просил их с Чимином этого не делать. Тэхён не плачет, но его трясет всего. Он отбрасывает желание начать трясти тело за плечи и кричать, что игра уже затянулась. Он даже зовёт его и только, но родные ресницы даже не дрожат, а пальцы рук пожелтели. Чимин подписывает бумаги вместо него. Тэхён не видит и не слышит, он проводит руками по отросшим волосам и улыбается, вспоминая, как Юнги матерился, когда впервые опробовал осветлить патлы. Обжог всё, что можно.

Но на этом не закончил, испытал и на брате.

А ещё его брат любил музыку.

В коридоре у них стояло пианино, но игру он слышал только дважды и то по случайности. Старший думал, что дома никого нет, а Тэхён просто делал наброски на балконе и так втянулся, что вылез оттуда с квадратной задницей.

— …ён?

Как он скажет родителям Юнги?

Блымает глазами и приходит в себя, когда слова Чимина стали до него доходить. Понимает, что они уже на улице и уже давно потемнело.

— Доберешься домой? Или позвонить Чонгуку?

— Я в порядке, — ещё не хватало, что бы этот качок перся в другой район ради него.

Оказывается, его телефон был выключен, включив его, то сразу же наткнулся на сообщения от Чонгука.

И странно вообще, что только от него.

Чон Чонгук:

Ты разве уже не должен был быть дома?

Мы голодные

Эй, приходи скорее, наши животики урчат

Тэхён улыбается.

Чон Чонгук:

Ладно, чмошник, это уже не смешно

Где ты?

Я волнуюсь за тачку, не за тебя

Папка подарил мне её на дырку, что б ты знал

Она дорогая

Чон Чонгук:

Блять, серьёзно

Где тебя носит?

Ты оставил на меня собаку

Она укусила меня

Я не с этой целью притащил тебя в свою хату

Кстати, оладушки были вкусными, спасибо

Чон Чонгук:

Какого черта Чимин тоже не поднимает трубку?

Мне подключить Лисан?

Сообщения заканчиваются и Тэхён садится за руль.

Было бы здорово, если б Чонгук ни о чем не догадался. Взглянув на зеркало, он поморщился. Его вид не внушает ничего оптимистичного.

Где-то неподалёку был ночной клуб.

— Ну и где ты был? — Чон стоит, подперев косяк и почесывая подбородок, а за ним выглядывает Ёнджэ. Тэхён оправдывается тем, что загулялся с Чимином, а телефон разрядился. — пиздишь, как дышишь, — Чонгук разворачивается и из комнаты разносится, — давай резче, кровать без тебя холодная.

«Я, как представитель иной ориентации, вижу вторую половинку его не Лисан, а тебя.»

Сейчас не время об этом думать.

В эту ночь Тэхён тоже не спит. Полбутылки соджу не помогло. Лежит на спине и старается не поворачиваться к Чонгуку лицом, потому что боится спалить свои мокрые от слез щеки. Ёнджэ тихо посапывает позади них, а Чон всё так же обхватил его всего и устроился на ключице.

Так плакать неудобно.

— А ты не замерзнешь? — Чон застегивает штаны, смотря на полностью одетого во всё чёрное Тэхёна.

— Я на машине, — устало отвечает он, — и, кстати, я с Чимином опять немного потусую сегодня, так что приду поздно, — Чонгук цокает, бурча «опять», — если вообще приду, — уже тише добавляет он, — но еды я приготовил на весь день, — и дверь за ним захлопывается. Чон лишь вздыхает тяжело, но помогает Ёнджэ застегнуть курточку и, взяв за руку, провожает в школу.

Почему сегодня только черное? Обычно какой-то яркий цвет, а сегодня чисто черное.

В тумблере пересидел, что ли.

Тэхена, как и ожидалось, не было целый день. Смсить он не стал, потому что бесполезно, как он посчитал. Русый приходит ночью и довольно громко. Даже хорошо, что Ёнджэ глухой.

— Какого черта?! — шипит Чон, когда Тэхён на четвереньках пытается вылезти из обуви. На лице его ехидная улыбка, а глаза блестят каким-то озорством.

— Гуки-и-и~, — тянет он и последнего передергивает.

Тэхён подвыпивший.

Ого.

— Не ври, тебя не берет, — улыбка с русого исчезает и тот становится серьёзным. Вылезает из обуви, встаёт на ноги, и топает к ванне, огибая Чонгука. Уже стоя у раковины, он прикрыл глаза, которые почему-то отдавали резями, будто все сосуды полопались. — Что-то случилось? — Чонгук тихо закрывает дверь изнутри. Ким улыбается, а потом тяжело вздыхает, тряся головой в разные стороны. — Ещё что скажешь? — брюнет разворачивает чудо-горе к себе лицом и проводит рукой от лопаток к пояснице. Тэхён снова улыбается. В прошлый раз, когда он был пьян, то такого не было. Лишь бесился и огрызался, а сейчас плечи его пожимает и оголяет зубки.

— Иди спать, Гуки, — утыкается он носом в ключицу, — иначе…

— Иначе что?

Иначе он поцелует его точно так же, как и в прошлый раз. Слова Чимина тут роль не сыграли никакую, нет, вы что. Это алкоголь, атмосфера, да и сам Чонгук сейчас удивительно красивый, а его поступок с помощью жилья, делает его ещё лучше.

И чего Тэхён хуебесился раньше?

Это не парень, а мечта.

Чонгук уходит.

Просто отстраняется от него и уходит, закрыв дверь. Тэхён долго смотрит в одну точку, а потом, наконец, принимает ванну. Когда возвращается в комнату, то Чон уже спит. Во всяком случае, отлично делает вид.

Эту ночь Тэхён спит и не замечает пару блестящих от фонаря глаз, что разглядывали его какое-то время, а потом продвинулись ближе, вдыхая запах шампуня.

Утром следующего дня Ёнджэ попросил купить ему конфет. Тэхён предупредил, что останется дома, и вот набрав пакетик всяких вкусностей, он садится в автобус на последние места и натягивает капюшон с оборкой-воротником, превращаясь в эскимоса. Он смотрит в окошко и видит Лисан, что разговаривала с — по совместительству друг по работе и одногруппник Лисан — Сокджином. Они увлечённо разговаривали. Сели впереди него и трещали о прошедшей защите проекта. Чон выдыхает, вроде ничего страшного, берет телефон и собирается устроить сюрприз.

Йоу, ща будет адово угарно

Пишет он, но Лисан почему-то не тянется за телефоном.

Пак Лисан:

Ой и што же?

Приходит ему от странички Лисан, которая сидит прямо перед ним.

А нет, я передумал

Пак Лисан:

Чо поч

Ёнджэ пришёл со школы?

Пак Лисан:

Да, он сейчас кролю клетку чистит

Чон тянет уголки губ вверх.

Пак Лисан:

Подо

Жди

Эм

:)

А парочка перед ним долго смотрит друг другу в глаза, и Джин подаётся вперёд, целуя девушку.

— Стой, — отталкивает она его, — мне надо будет как-то сказать Чонгуку…

— Ой, не переживай на этот счёт, — Чон снимает капюшон и лица парочки вытягиваются. — Я попозже заберу свои вещи.

— Так легко её отпускаешь, — говорит Джин, хмуря свои брови.

— На самом деле как от сердца отрываю. Но я, буквально, вчера начал изменять, — Сокджин чуть воздухом не давится, потому что Чонгук покрылся румянцем.

Ким Тэхён:

Где ты?

Я занят. Что-то надо?

Ким Тэхён:

Нет, ничего.

Просто

Ты обычно в это время приходишь и я подумал, что что-то случилось, и ты вот…задержался

Я надеюсь, это не из-за того, что случилось ранее…

Ну-ну. Ты просто соскучился.

Ким Тэхён:

Да всрался ты мне!

16
{"b":"589749","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ритуалист. Том 2
Как управлять хаосом и креативными эгоистами
Бизнес-ассистент. Лучшие инвестиции в свое будущее
Остров кошмаров. Паруса и пушки
Семь сестер
Цепи его души
7 шагов к стабильной самооценке
Гомункул. Конец… Или начало?
Тайна двух чемоданов