ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В наши дни представители одного из главных направлений новой исторической науки[1073] подчеркивают не только капиталистический, рыночный характер НЭПа, но и то, что известные меры экономической политики, разрешение с 1922 г. применения наемного труда в деревне ввели в еще не отвердевшую «ткань» советского общества социальные конфликты, грозившие дестабилизацией и внутренним взрывом и получившие настоящее значение в процессе позднейшей ликвидации НЭПа. В то же время общеизвестно, что из-за отсутствия внешних экономических источников государство могло найти «решение» только в «контроле» над деревней и производством и распределением хлеба. Известные попытки Ленина отдать в концессию часть советской промышленности и добычи сырья потерпели неудачу, так как западные державы поставили советским властям невыполнимые политические условия. С 1922 г. экономические контакты с Западом по существу сводились к установлению экономических связей с Германией. Для Советской России это был период налаживания дипломатических отношений. В то же время Ленин не без оснований опасался усиления противодействия со стороны буржуазной интеллигенции, нэпманов и крестьянства. Как мы видели, он не собирался отказываться от политического террора.[1074] Другой вопрос, что в этой изолированной зоне мировой экономики, на «полупериферии», называвшейся «Советская Россия», функционирование рыночной экономики было невозможно даже при наличии системы буржуазных институтов и средств. (Это, конечно, относится и к другим регионам полупериферии, где не было никаких коммунистических революций: к Латинской Америке, Южной Европе, уж не говоря о важнейших регионах Восточной Европы).

После 2000 г. один из крупнейших советских знатоков НЭПа, недавно умерший Е. Г. Гимпельсон, следуя «новой» идеологической парадигме и презентистски опрокидывая в прошлое новейшие события нашего времени, рассматривал историю НЭПа так как будто НЭП мог стать политическим средством развития по пути либерального капитализма.[1075] Однако он не мог стать таковым, поскольку его особенностью было как раз то, что он был запланирован для создания рыночной экономики, управляемой «необычным» государством.[1076]

8.4. Характер власти и диктатура партии

В исторической науке давно доказано, что в ситуации международной изоляции Ленин был вынужден подвергнуть радикальной критике «социализм» военного коммунизма, поняв, что «политический социализм», захват политической власти не могут сами по себе способствовать ликвидации отсталости русской деревни. Он слишком долго оттягивал осуществление поворота от военного коммунизма, облаченного в социалистическую идеологию. Новое предложение Ленина было нацелено на общий «буржуазный» цивилизационно-культурный поворот, в котором играли роль такие понятия, как организованность, техника, культура, образование, и который подготовил бы почву для «настоящего» социализма. Было неизбежно появление новых противоречий, поскольку многосекторная экономика, складывавшаяся в рамках НЭПа, не могла способствовать, служить осуществлению непосредственной демократии, «государства типа коммуны», которого требовали уже представители самых различных направлений, поскольку историческое развитие двигалось в сторону быстрого сужения альтернативных возможностей, что проявилось в беспримерном усилении экономической, производственной и распределительной роли государства (и, конечно, было характерно не только для Советской России).

Как мы неоднократно подчеркивали, Ленин видел предпосылку сохранения «возможности социализма» в том, что реставрированные капиталистические отношения будут контролироваться и «обуздываться» «пролетарской», «советской» властью. Однако при непредвзятом анализе мы можем обнаружить в этой области крупнейшее противоречие всей послереволюционной теоретической (и, конечно, политической) деятельности Ленина. Ленин беспрестанно называл осуществленную форму советской власти «властью пролетариата», противореча тем самым своим прежним критическим соображениям, сформулированным в дискуссии о профсоюзах.[1077] Эти соображения, эти теоретически обоснованные критические тезисы, которые Ленин считал правильными до конца жизни, до самых последних работ, указывали именно на «непролетарский характер» аппарата власти.[1078] В условиях командно-административной системы военного коммунизма вспыхнула дискуссия о профсоюзах, настоящая история которой не могла быть выяснена в СССР, так как советские исследователи по известным причинам не имели доступа к значительной части источников.[1079] В статьях и выступлениях того времени Ленин многократно призывал уделить внимание сокращению веса немногочисленного пролетариата, подчеркивал значение «мелкобуржуазного моря». Это свидетельствовало о том, что не осуществилась даже «диктатура пролетариата», о которой он так решительно говорил на II конгрессе Коминтерна.

Говоря на новом этапе о профсоюзах, становившихся средствами милитаризации труда, Ленин по-новому описывал характерные черты «военно-коммунистической» власти. По его мнению, профсоюзы, поголовно охватывающие — часто на основании принудительного членства — рабочих, призваны осуществлять посредничество между коммунистической партией и государственной властью. Из его аргументации выясняется, что «диктатура пролетариата» осуществляется не пролетариатом, а партией. «Получается такая вещь, — говорил Ленин, — что партия, так сказать, вбирает в себя авангард пролетариата, и этот авангард осуществляет диктатуру пролетариата. И, не имея такого фундамента, как профсоюзы, нельзя осуществлять диктатуру, нельзя выполнять государственные функции».[1080]

Следовательно, основная задача профсоюзов в том, чтобы «создать связь» между партией (партийной диктатурой) и рабочими массами. Ленин ссылался не только на малочисленность рабочего класса, послужившую «фундаментом» для складывания диктатуры партии, но и на то, что во всех капиталистических странах, а особенно в России, «пролетариат все еще так раздроблен, так принижен, так подкуплен кое-где (именно империализмом в отдельных странах), что поголовная организация пролетариата диктатуры его осуществить непосредственно не может». Таким образом, профсоюзы, находящиеся между советским аппаратом и партией, являются частью общей структуры власти, которую он охарактеризовал как «ряд зубчатых колес».[1081] В связи с оценкой и перестройкой рабочего характера «рабочей власти», управляемой партийной диктатурой, Ленин столкнулся с двоякой оппозицией.[1082] Одна оппозиционная группировка, отрицая все властные функции профсоюзов, смотрела на них лишь как на принудительные организации военно-коммунистической милитаризации экономики. К этой группировке относился тогда прежде всего наркомвоенмор Троцкий. С другой стороны Ленину противостояла так называемая рабочая оппозиция, которая стремилась расширить социальную базу диктатуры, рассматривая профсоюзы как органы производственной, «экономической» демократии. В споре с первыми Ленин ссылался на самозащиту рабочих и одновременно полемизировал со сторонниками «рабочей демократии», подчеркивая, что в переходный период еще не существует рабочего государства, хотя уже нет и государства буржуазного. В январе 1921 г. в статье «Кризис партии» Ленин, полемизируя с Бухариным, писал, что советское государство не является чисто рабочим: «Рабочее государство есть абстракция. А на деле мы имеем рабочее государство, во-1-х, с той особенностью, что в стране преобладает не рабочее, а крестьянское население; и, во-2-х, рабочее государство с бюрократическим извращением».[1083] Из этой социологической и политической специфики вытекало, что профсоюзы должны были функционировать и как организации самозащиты рабочих: «Наше теперешнее государство таково, что поголовно организованный пролетариат защищать себя должен, а мы должны эти рабочие организации использовать для защиты рабочих от своего государства и для защиты рабочими нашего государства».[1084]

вернуться

1073

В последние годы появилось необозримое количество статей, книг и публикаций источников, посвященных НЭПу. См., например, объемистую, содержащую богатый материал книгу, написанную коллективом авторов под редакцией академика А. Н. Яковлева: Россия нэповская. М., 2002.

вернуться

1074

См. одну из новейших работ по этой проблематике: Сенявский А. С. Новая экономическая политика: современные подходы и перспективы изучения // НЭП: экономические, политические и социокультурные аспекты. РОССПЭН. М., 2006. С. 5–25.

вернуться

1075

Гимпельсон Е. Г. Новая экономическая политика Ленина-Сталина. Проблемы и уроки (20-е годы XX в.). Собрание. М., 2004. Гимпельсон считает «виной» большевиков то, что они помешали развитию НЭПа в буржуазно-капиталистическом направлении. Согласно этой новой интерпретации, большевики, включая Ленина, попали во власть социалистической «утопии», не понимая того, что их задачей является создание демократического капитализма, покоящегося на фундаменте буржуазной демократии и приватизированной государственной собственности («демократического, товаропроизводительного рыночного общества») и не сложившегося, по признанию самого автора, даже после 1991 г. (с. 293–296). Проецируя в далекое прошлое возможность создания демократического капитализма, Гимпельсон, собственно говоря, предполагал, что либеральная рыночная экономика может быть создана без поддержки значительных социальных сил, на одном желании. А предположение, что Ленин лично добился бы или должен был добиться реставрации капиталистической системы, относится к числу «недоразумений», характерных для презентистской исторической науки.

вернуться

1076

С достоверностью непосредственного очевидца описывал политику Ленина в своих воспоминаниях Н. Валентинов. По его свидетельству, Ленин действительно планировал НЭП с его рыночными аспектами «всерьез и надолго», однако, в противовес Бухарину, он не собирался чрезмерно «идеологизировать» введение НЭПа. Валентинов Н. НЭП и кризис партии. С. 30–31.

вернуться

1077

См.: Szakszervezetek és államhatalom.

вернуться

1078

В своей последней опубликованной работе «Лучше меньше, да лучше» Ленин также писал об отчужденной, бюрократической природе госаппарата. Конечная причина этого явления выражена в знаменитой, почти афористической формулировке «элементы недостаточно просвещены». Ленин В. И. ПСС. Т. 45. С. 389–406.

вернуться

1079

В первой половине 1980-х гг. в Венгрии уже можно было публиковать работы по этой теме с использованием «запретных источников». См.: Krausz T. Állam és demokrácia. P. 492–498.

вернуться

1080

Ленин В. И. ПСС. Т. 42. С. 203–204.

вернуться

1081

Там же. С. 204.

вернуться

1082

Подробнее об этом см.:

Krausz Т. A szakszervezeti kérdés az OK(b)P X. Kongresszusán (1921) // A nemzetközi munkásmozgalom történetéböl. Évkönyv 1981. Kossuth Könyvkiadó. Budapest, 1980. P. 156–166.

вернуться

1083

Ленин В. И. ПСС. Т. 42. С. 239.

вернуться

1084

Там же. С. 208.

109
{"b":"589755","o":1}