ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

1.5. У власти

Узнав о Февральской революции, Ленин приступил к организации возвращения на родину. В итоге 32 большевика выехали в Россию через Германию в знаменитом «пломбированном вагоне».[223] При их отъезде из Цюриха небольшая группа меньшевиков и эсеров устроила Ленину нечто вроде враждебной демонстрации.[224] Между прочим, по приезде в Россию И. Арманд обосновалась в Москве, а Владимир Ильич — в Петрограде. В биографии Ленина истинная история 1917 г. была не сказочным взлетом на вершину власти, а хроникой испытаний, сама жизнь Ленина неоднократно висела на волоске. По-настоящему сказочными событиями были его возвращение в Россию и победа Октябрьской революции.[225] 3 апреля, после получения известия о том, что Владимир Ильич вечером возвращается на родину после 12-летней эмиграции, в рабочих районах Петрограда и в Петроградском Совете начались приготовления к встрече. Тысячи рабочих и солдат ждали поезд, прибывший на Финляндский вокзал около полуночи, и прежде всего, конечно, прибывшего на нем Ленина. Ленин, превратившийся тогда в настоящего народного вождя, произносил речи, встречавшиеся с бурным ликованием, его приняли пением «Марсельезы», а в городе его уже сопровождали звуки «Интернационала». Речь Ленина на вокзале кончилась возгласом: «Да здравствует социалистическая революция!», который показал, что Ленин и официальные руководители Совета (больше того, некоторое время и вожди самой ленинской партии) по-разному оценивали ситуацию и грядущую перспективу. Легендарный броневик доставил Ленина во дворец Кшесинской, где обосновался большевистский Центральный Комитет и Петроградский комитет партии. Ленин и Крупская поселились на квартире старшей сестры Владимира Ильича и ее мужа, Марка Елизарова (сегодня — улица Ленина, д. 52), где ночевали вплоть до «июльских дней».

Когда демонстрации, состоявшиеся третьего июля, чуть не привели к преждевременному началу революции, власть прибегла к обычной в таких случаях мере: объявила вне закона «крайних революционеров», в данном случае партию большевиков. Ленину пришлось уйти в подполье, хотя даже некоторые руководители партии считали, что ему следовало бы предстать перед судом. Сталин высказал мнение, что Ленин не должен явиться в суд, поскольку кадеты растерзали бы его еще до судебного разбирательства. Владимир Ильич сначала постоянно менял местопребывание в Петрограде, а позже покинул город и через Сестрорецк выехал в Финляндию. Сначала он вместе с Зиновьевым поселился недалеко от Петрограда, в шалаше на станции Разлив, где его посетили Орджоникидзе, Сталин, Свердлов и Дзержинский. Это место стало известно тем, что, по существу, именно там Ленин написал свою книгу «Государство и революция». Награда, обещанная за поимку Ленина, сделала свое дело, и в окрестностях Разлива появились агенты властей. В конце концов 8 августа Ленин в сопровождении рабочих Шотмана, Рахья и Емельянова оставил шалаш и покинул Россию, переодевшись кочегаром. «Синюю тетрадь» некоторое время хранил Шотман, на случай провала Ленин поручил ему передать ее в Центральный Комитет. В конце концов Шотман поместил Владимира Ильича в Гельсингфорсе, в квартире финского социал-демократа, который в то время исполнял обязанности начальника гельсингфорсской полиции, что было наилучшим решением с точки зрения конспирации.[226] Но и в финском городе Ленин менял место жительства. В эти дни он также непрерывно работал, много писал, сложными конспиративными путями получал газеты и сохранял связь со столицей. В этих условиях были написаны знаменитые письма Ленина о возможности и необходимости восстания и захвата государственной власти. Ленин чувствовал, что главное дело его жизни близко к осуществлению, страна на пороге пролетарской революции. Когда в сентябре ЦИК Советов созвал «Демократическое совещание», на котором был избран «предпарламент», стало ясно, что вопрос о власти очень скоро так или иначе станет предметом острой, быть может, вооруженной борьбы, поляризация сил (от ограничения демократии до корниловского мятежа) безостановочно усиливалась, показывая альтернативы, которые были видны Ленину уже в апреле («Апрельские тезисы»). Пришло время возвращаться в Россию. Описание приключенческого возвращения Ленина, которое несколько десятилетий назад можно было найти практически во всех книгах и учебниках по истории, по сути дела соответствовало исторической действительности.[227]

В октябре Ленин, по-прежнему остававшийся на нелегальном положении, появился в Петрограде и 10 октября принял участие в действительно судьбоносном заседании Центрального Комитета, на котором было принято решение о вооруженном восстании. Заседание состоялось на квартире интеллигента-меньшевика Суханова, жена которого поддерживала большевиков. Против вооруженного восстания выступили только Каменев и Зиновьев, ближайшие политические сподвижники и ученики Ленина, которые в конце концов «проболтались» о восстании в прессе. Это настолько потрясло Ленина, что он даже годами позже вспоминал об этом. Зато в благоприятную сторону изменились, например, его отношения с Троцким, который в августе 1917 г. примкнул к большевистской партии. Ленин высоко ценил роль Троцкого в революции. В то время Ленина, еще не имевшего никаких выборных функций, все уже считали руководителем пролетарской революции.

Без споров и несмотря на его протесты Ленин был избран председателем Совета Народных Комиссаров (советского правительства). Вокруг него не существовало официального «культа», с первых минут — и буквально до смерти — он был вынужден практически постоянно вести полемику со своими товарищами и коллегами по самым разным, в том числе и важнейшим вопросам.[228] Нередко ему приходилось уступать в этих спорах. В октябре, как и раньше, Ленин не был официальным «вождем» партии, он был одним из членов Центрального Комитета, а позже вошел в состав Политбюро, более узкого руководящего органа, созданного в 1919 г. Харизматических народных вождей поначалу не выбирают и не назначают, их возвышают массы и непосредственное политическое окружение. Кажется, это и называется народной легитимацией. В 1919 г. Ленин был главным организатором Коммунистического Интернационала, а также играл важнейшую инициаторскую и организаторскую роль в создании СССР. Он совмещал в себе революционера, политика и государственного деятеля. При этом он сохранил свой стиль общения, непосредственную связь с людьми, мог заговорить с любым заинтересовавшим его человеком. Опыт, полученный во время таких разговоров, часто использовался Лениным в его выступлениях.

Ленин воплощал в российской революции все то, что было необходимо для ее победы: организаторскую энергию, сосредотачиваемую на главные цели, умение вдохновлять массы, большую политическую гибкость, бескомпромиссную преданность интересам масс и интернационалистским убеждениям, выдержку и самоотверженность. Уже после смерти Ленина один из его официальных биографов точно отметил, что Ленин ни во время революции, ни позже, даже в самые тяжелые времена, не проявлял никаких признаков отчаяния или паники, хотя в тесном семейном и дружеском кругу, а под конец жизни и в некоторых своих статьях он выражал сомнения в скором осуществлении важнейших целей революции. Его неслыханная энергия и сила воли передавались его окружению, больше того, служили своего рода стимулом для широких рабочих масс, что давало возможность партии или советскому правительству в случае необходимости совершать неожиданные повороты в своей политике.[229]

Ленину пришлось вести долгую борьбу за заключение Брест-Литовского мира с Германией, подписанного в марте 1918 г. Этот мир предоставил Советской власти необходимую «передышку». Неожиданным поворотом было введение военного коммунизма или переход к политике НЭПа.

вернуться

223

До сих пор продолжается в значительной степени надуманный спор о том, что возвращение большевиков якобы было организовано германскими спецслужбами, германским военным руководством, благодаря «немецкому золоту», «немецким миллионам», что впоследствии привело к свержению Временного правительства. О «немецких деньгах» нет никаких серьезных данных, это настоящая «мистификация» времен смены общественного строя в России. Может быть доказано лишь то, что швейцарский социал-демократ Карл Моор (который, как позже выяснилось, был агентом германского правительства) передал Я. Ганецкому, К. Радеку и В. Воровскому 35 079 долларов, которые позже, в 1925 и 1927 гг., были ему возвращены. Эта сумма была использована А. Г. Латышевым для подтверждения нелепых обвинений. См.: Латышев А. Г. Рассекреченный Ленин. С. 102–103. В связи с этим в исторической науке бытуют и иные подтасовки. Данная проблематика хорошо разработана С. Ляндерсом, который доказал, что до захвата власти большевики не получали никаких денег от немецких властей или немецких фондов. Обвинительный акт Временного правительства, касающийся Ленина и большевиков, не выдерживает критики ни с точки зрения современного права, ни с точки зрения правовых норм того времени. См.:

Lyandres S. The Bolshevik’s “German Gold” Revisited. An Inquiry into the 1917 Accusations. The Carl Beck Papers, No. 1106, 1995. p. См. особенно p. 93–104,

a также историографию вопроса, в том числе критику фальшивой постановки вопроса Волкогоновым: р. 106 и далее.

вернуться

224

См. воспоминания Г. Е. Зиновьева // Платтен Ф. Ленин из эмиграции в Россию. Московский рабочий. М., 1990. С. 121–124.

вернуться

225

В воспоминаниях очевидцев есть свидетельства о том, что у некоторых руководителей революции уже в «пломбированном вагоне» было прекрасное настроение. Ленин тоже пел любимые революционные песни, но иногда просил друзей удалиться из купе, поскольку интенсивно работал над получившими позже известность «Апрельскими тезисами». См., например, воспоминания Е. Усиевича. Там же. С. 149–151.

вернуться

226

Владимир Ильич Ленин. Биография. С. 342.

вернуться

227

В Венгрии одной из книг, в которых описываются эти события, был пространный, выспренный «необарочный» труд:

Dolmanyos I. Ragyogó Október. A nagy oroszországi szocialista forradalom története. Kossuth. Budapest, 1979. P. 269–290.

вернуться

228

Первый направляемый сверху шаг по созданию культа, вероятно, был сделан тогда, когда через два дня после избрания больного Ленина председателем Совета Народных Комиссаров СССР, состоявшегося 6 июля 1923 г., в Москве был учрежден Институт В. И. Ленина с целью сбора документов о жизни вождя. А 18 июля на заседании Малого СНК было принято решение о национализации симбирского дома семьи Ульянова с целью создания в нем Музея Ленина. См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 12. Издательство политической литературы. М., 1982. С. 618–619.

вернуться

229

См.: Мещеряков Н. Литературная энциклопедия. T. XI. С. 192.

20
{"b":"589755","o":1}