ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На основании своих ранних занятий историей Ленин понял, что не следует недооценивать противоречивые интересы и политические противоречия внутри господствующих классов и группировок, поскольку, как показали события 1905 г. (и с еще большей очевидностью — 1917 г.), отчасти именно этими противоречиями был вымощен путь к революции. Ленин выделял внутри «помещичьего лагеря» два течения, которые позже были определены в исторической науке как «бонапартистское» и «легитимистское».[371] «Бонапартистское течение» учло некоторые результаты революции, в том числе реформы Столыпина, а также склонялось к уступкам консервативной буржуазии и развивающемуся капитализму. Для помещичьего «легитимизма» была характерна приверженность старой монархии и защита самодержавия даже от самой монархии, как это выражалось в деятельности черносотенца Пуришкевича или Маркова. Ленин не считал направленным против существующего строя присоединение либералов к «либеральной» экономической политике Столыпина, то есть к попытке дальнейшего распространения капитализма в деревне. Ссылаясь на опыт, извлеченный Марксом и Энгельсом из истории французского бонапартизма, он высказал мнение, что защита собственнических классов от пролетариата не сходит с повестки дня и тогда, когда буржуазия оказывает давление на дворянство. Абсолютная монархия перерастает в буржуазную монархию, что является последней стадией буржуазной революции. Для защиты своих экономических интересов буржуазия отказывается от значительной части политической власти в пользу крупнопоместной аристократии, царской бюрократии и т. д. В конце 1911 — начале 1912 г. Ленин писал в журнале «Просвещение», что либералы охотнее поделятся властью с черносотенцами, чем пойдут на сотрудничество с демократическими силами. «Буржуазия Вехов, Струве и Милюкова» выберет Пуришкевича в противовес массовым демократическим движениям: «Задача либерала — “попугать” Пуришкевича так, чтобы он “потеснился”, побольше места уступил либерализму, но так, чтобы отнюдь не могли при этом вовсе устранить с лица земли все экономические и политические основы пуришкевичевщины».[372]

Суть бисмарковско-столыпинского бонапартизма состояла не просто в лавировании между буржуазией и помещиками, а в том, что монархия принимает буржуазные черты, приспосабливается к требованиям капиталистического развития. [373] В то же время Ленин ясно видел, что российское самодержавие, царизм, который, в отличие от бисмарковского режима, «оставался бессильным на почве мировой конкуренции современных капиталистических государств и был оттесняем все более на задний план в Европе», вступил в союз с самыми реакционными политическими силами и «в союзе с черносотенным дворянством и крепнущей промышленной буржуазией пытается ныне удовлетворить свои хищнические интересы путем грубо-“националистической” политики, направленной против окраин, против всех угнетенных национальностей… в частности и путем колониальных захватов, направленных против ведущих революционную борьбу за свободу народов Азии (Персия, Китай)».[374]

Таким образом, осуществленный Лениным анализ российского капитализма сочетался с изучением структуры мировой системы капитализма и определением места российского капитализма в этой системе (к этому вопросу нам еще придется вернуться позже). В конечном итоге этот анализ очертил интеллектуальные рамки политической деятельности Ленина и по существу обусловил другие аспекты его теоретической деятельности.

Глава 3 Организация и революция

«…“стихийный элемент” представляет из себя, в сущности, не что иное, как зачаточную    форму сознательности. И примитивные бунты выражали уже собой некоторое пробуждение сознательности: рабочие теряли исконную веру в незыблемость давящих их порядков…

…социал-демократического сознания у рабочих и не могло быть. Оно могло быть привнесено только извне. История всех стран свидетельствует, что исключительно своими собственными силами рабочий класс в состоянии выработать лишь сознание тред-юнионистское, т. е. убеждение в необходимости объединяться в союзы, вести борьбу с хозяевами… Учение же социализма выросло из тех философских, исторических, экономических теорий, которые разрабатывались образованными представителями имущих классов, интеллигенцией».

В. И. Ленин «Что делать?»

3.1. Большевизм ленина: политика и теория[375]

Теоретические и научные интересы Ленина всегда имели подчеркнуто практическую цель. В этом смысле настоящая глава относится к «контексту» вышеописанного ленинского анализа капитализма. Ленин унаследовал от Маркса проблему «свержения капитализма революционным путем». Как мы уже видели в биографической главе, Ленина уже с начала 1890-х гг. волновал вопрос, каким образом, какими средствами и с помощью каких организационных форм может быть свергнут капиталистический строй. Таким образом, в настоящей главе речь пойдет о взглядах Ленина на «захват власти», «организацию масс», на партию. То, что эта проблема сильно волновала Ленина, и то, как он «связал» теоретический анализ с практическими организационными инициативами, выясняется из простого факта: обобщение первого опыта организации рабочего класса и революционного движения в целом частично произошло тогда, когда Ленин был отправлен в ссылку.

3.1.1. «Что делать?» Партия и классовое самосознание

Через шесть месяцев после того, как 29 января (10 февраля) 1900 г. окончился срок ссылки, Ленин выехал за границу. В июле в Швейцарии он наконец встретился с «отцом» русского марксизма Г. В. Плехановым и своими будущими соредакторами Потресовым, Аксельродом и тоже освободившимся из ссылки Мартовым, вместе с которыми Ленин в 1900 г. начал издание знаменитой «Искры».[376] Как представители русского марксизма, все они рассматривали это газету в качестве интеллектуального источника и организационного центра революционной и, конечно, в соответствии с существующими условиями, нелегальной социал-демократической партии.[377] В принципе партия была создана еще в 1898 г. на I съезде в Минске, однако, как известно, реальное создание партии произошло в 1903 г. на II съезде в Брюсселе и Лондоне, где были приняты программа и устав партии.[378]

В. И. Ульянов в середине 1890-х гг. понял, что «интеллектуальные» кружочки и революционные группки, то есть организации, работающие «кустарными» методами, подобно ручью в пустыне, обречены на иссыхание, растворение в условиях складывающегося капиталистического строя, станут добычей охранки и не являются серьезным противовесом существующему режиму. В то же время Ульянов и его соратники хорошо ощущали социальные последствия стремительного распространения капитализма, прежде всего бурное развитие рабочего движения. Различные революционные кружки и группировки уже в 1895 г. приступили к созданию социал-демократической организации, и в декабре это стремление воплотилось в нелегальной организации «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». В ходе ее создания молодые марксисты осторожно относились к старым идейным традициям революционного народничества, воздерживались от всякой непосредственной идейной полемики, а народовольцы отказались от пропаганды террора и своих взглядов на экономическое развитие России.[379] Еще до трехлетней ссылки, в которую В. Ульянов был отправлен именно за участие в основании «Союза», его деятельность по расширению петербургского рабочего движения заслужила высокую оценку Плеханова и Аксельрода. Из ответа Ленина выясняется, что он уже тогда ясно знал и понимал, что утверждение социал-демократии в России зависит от того, сумеет ли марксистская интеллигенция вступить в тесную связь с разворачивающимся спонтанным рабочим движением, представители которого и сами искали связи с молодыми революционными интеллигентами.[380] Как мы уже видели, в ссылке Ленин изучал экономическую      историю России. После ссылки, создавая «Искру» и став ее редактором и автором, он в первую очередь выступал как деятель рабочего движения, «организатор партии».

вернуться

371

Начиная с 60-х гг. в российской исторической науке идет продолжающаяся и ныне дискуссия по этой тематике, см., например, многолетнюю полемику между В. С. Дякиным и А. Я. Аврехом: Дякин В. С. Был ли шанс у Столыпина? (СПб., 2002) (Книга вышла уже после смерти автора). Особенно см. статью «Проект ответа В. С. Дякина на критические замечания А. Я. Авреха». С. 352–357, а также: Аврех А. Я. Царизм накануне свержения. М., 1991.

вернуться

372

Ленин В. И. ПСС. Т. 21. С. 81.

вернуться

373

Современная историческая наука предоставляет особенно много данных, свидетельствующих о такой «буржуазной перестройке», происходившей и в сфере общества и культуры. См.: Миронов Б. Н. Социальная история России. Т. 2. Правда, Б. Н. Миронов способен на такие восторженные утверждения о царской монархии, от которых не только у Ленина, но и у любого эсера или меньшевика волосы на голове встали бы дыбом, например: «В течение XVIII — начала XX в. российское самодержавие являлось лидером модернизации, проводником экономического, культурного и социального прогресса в стране» (с. 227). В другом месте автор не в шутку пишет о «правовом государстве» в России после 1906 г., о «конституционной монархии», в которой у Думы не было законодательных прав, причем «эталоном» всякого прогресса считаются страны центра. К счастью, в книге можно найти множество ценных данных, которые опровергают ее идеологию, то есть утопию и, к сожалению, неприкрытую апологию «хорошего самодержавия».

вернуться

374

Ленин В. И. ПСС. Т. 21. С. 136.

вернуться

375

Международная литература по «организационному вопросу», прежде всего работы, написанные сочувствующими марксизму авторами, хорошо показывают, что дискуссии XX века продолжаются и в начале XXI века, в радикально изменившихся условиях. Об этом см.:

Blackledge Р. Learning from defeat: reform, revolution and the problem of organisation in the first New Left. In: Contemporary Politics, Vol. 10. No. 1. March 2004. P. 21–36; Blackledge P. ’Anti-Leninist’ anti-capitalism: a critique. In: Contemporary Politics, Vol. 11. No. 2–3, June-Sept. 2005. P. 99–116. См. еще: Harding N. Leninism. Basingstoke, Macmillan, 1996, Harman Ch. Party and Class. Ed. T. Cliff, London, Pluto Press; Lenin and the Revolutionary Party, with an introduction by Ernest Mandel (Atlantic Highlands, NJ: Humanities Press, 1990; expanded paperback edition 1993); Cliff T. Building the Party. Lenin 1893–1914. Bookmarks, London, Chicago and Melbourne, 1986.

вернуться

376

Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 1. С. 241, 259–261. Деятельность Ленина в «Искре» проанализирована во многих работах, одна из таких типичных работ была опубликована еще в 1970-е гг.: Максимова В. А. Ленинская «Искра» и литература. «Наука». М., 1975.

вернуться

377

О роли «ленинской “Искры”» в становлении социал-демократических рабочих организаций см.: Середа А. И. Ленинская «Искра» и становление местных организаций РСДРП. «Мысль». М., 1983.

вернуться

378

См. документы съезда: Второй съезд РСДРП. Июль-август 1903 года. Протоколы. М., 1959.

вернуться

379

Об этом см.: Логинов В. Владимир Ленин. С. 230–239.

вернуться

380

Там же. С. 235.

35
{"b":"589755","o":1}