ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Его теоретическая позиция относительно характера, причин, мотивов и следствий войны сложилась во всей полноте к осени 1916 г. в ходе упомянутых выше дискуссий, которые он вел, с одной стороны, с официальными течениями в Интернационале и националистами всех оттенков, в том числе и с русскими националистами, а с другой стороны — со своими сторонниками, «абстрактными интернационалистами». Исходя из критики «национальной» и «глобальной» точек зрения, Ленин доказывал Бухарину, Пятакову и Розе Люксембург, что надо выступать не «вообще» против лозунга «защиты отечества», а против «прикрашивания этим обманным лозунгом данной империалистической    войны».[564] В то же время в случае антиимпериалистических национальных восстаний Ленин считал лозунг «защиты отечества» правильным лозунгом движения, поскольку в условиях такого восстания он выражает содержание военного сопротивления угнетенной нации нации угнетающей. «П. Киевский не заметил, — писал Ленин, — что национальное восстание есть тоже “защита отечества”! ...Всякая “восстающая нация” “защищает” себя от нации угнетающей, защищает свой язык, свой край, свое отечество». Классовое содержание этого лозунга Ленин видит в том, что, если «буржуазия угнетенных наций… вступает в реакционные сделки с буржуазией угнетающей нации за спиной и против своего народа, то в таких случаях критика революционных марксистов должна направляться не против национального движения, а против измельчания, опошления его, извращения в мелочную драчку».[565] Похожую точку зрения по этому вопросу Ленин сформулировал и в споре с польскими социалистами-интернационалистами: «…В войне между империалистическими державами… обе воюющие стороны не только угнетают “чужие народы”, но и ведут войну из-за того, кому больше угнетать чужих народов!»[566]

Придерживаясь исторической точки зрения, Ленин пришел к убеждению, что рождение и гибель национальных государств — вопрос конкретного соотношения экономических и политических сил, вопрос войн и конфликтов, в которых участвуют разнообразные экономические и политические силы. В эпоху империализма борьба, которую ведут друг против друга великие державы и крупные концерны, оказывает определяющее влияние на судьбу менее крупных национальных государств, на эволюцию их государственности и становление наций. Из этой антиимпериалистической теории практически автоматически следует требование права наций на самоопределение как основополагающая политическая доктрина.

4.3. О национальном вопросе и о самоопределении наций — «две культуры»

Чем более демократичен государственный строй, тем яснее рабочим, что корень зла — капитализм, а не бесправие. Чем полнее национальное равноправие (оно не полно без свободы отделения), тем яснее рабочим угнетенной нации, что дело в капитализме, а не в бесправии… Без провозглашения, без борьбы за права немедленно и тотчас, без воспитания масс в духе такой борьбы социализм невозможен».

Ленин В. И. О карикатуре на марксизм и об «империалистическом экономизме».

Нет таких источников, которые позволяли бы утверждать, что интерес Ленина к национальному вопросу был обусловлен какой-либо личной заинтересованностью. Конечно, нельзя полностью исключить влияние личных впечатлений, ведь практически нет таких написанных революционерами воспоминаний или литературных произведений начала XX в., в которых не упоминалось бы о презрении к различным народам Российской империи, о национальной исключительности, о различных проявлениях шовинистического угнетения как в повседневной жизни, так и в высших политических кругах. Конечно, молодой Ленин тоже ясно понимал угнетательный характер самодержавия по отношению к национальным меньшинствам. Россия была такой страной, интеллигенты которой просто не могли обойти стороной национальный вопрос. Об этом свидетельствует вся история русской литературы от Достоевского до Толстого, от Салтыкова-Щедрина до Короленко и позже от Бабеля до Шолохова. На рубеже XIX–XX в. все многонациональные империи: Австро-Венгрия, царская Российская империя и Турецкая империя — столкнулись с разнообразными и все более решительными устремлениями национальных движений.[567]

Согласно переписи населения 1897 г. на рубеже веков в многонациональной царской империи жило 128 924 289 человек. Жители азиатских районов составляли приблизительно 10 % всего населения империи. Это означает, что на рубеже веков среднеазиатские и кавказские народы по своей численности уступали населению городов империи в 1913 г. (18 % от общего населения).[568] Для многонационального состава городского населения было характерно такое положение: в Харькове, например, проживало 45 разных народностей, а жители Одессы говорили на 50 языках.[569] Варварское национальное угнетение, неотделимое от «русификаторской» природы царизма, не оставило «незатронутым» и рабочий класс. Известно, что в ходе создания революционных организаций в городах пришлось столкнуться с переплетением национальных и социальных проблем.

В то же время Ленин видел, что и международная социал-демократия проявляла на рубеже веков определенный интерес к национальной проблематике, поскольку члены Интернационала осознали, что национализм, национальные устремления образуют действенную политическую силу, играющую роль в процессе образования и укрепления национальных государств. В 1896 г. Лондонский съезд II Интернационала не только признал право наций на самоопределение, но и связал его с целями пролетарской революции, не указав, однако, на восточноевропейские особенности национального вопроса и на сложность всей национальной проблематики. На рубеже веков эта казавшаяся новой проблема, порождавшая социальные конфликты, неизбежно встала и перед российским рабочим движением.

Поначалу национальный вопрос интересовал Ленина только в качестве одной из проблем партийной политики и организации партии, позже он обратил внимание и на более широкий спектр проблем, связанных с этим вопросом. На основательную разработку и значение этой проблематики указывает то, что до Октябрьской революции Ленин написал около ста работ, посвященных именно национальному вопросу, среди которых было немало полемических статей.[570] Подробное изучение Источниковой базы этих работ заслуживает особого исследования, но непременно следует отметить, что письменное наследие Ленина 1912–1916 гг. свидетельствует о его научном интересе и об углубленной разработке темы. Из конспектов изученных им книг и статей выясняется, что он пришел к вопросу о развитии наций в Восточной Европе и во всем мире исходя из всемирно-исторической перспективы. Уже в 1912 г. он стоял на той точке зрения, что в ближайшем будущем национальный вопрос получит исключительное значение, причем главного внимания заслуживает сочленение национальных и социальный революционных движений.

Впервые ясная политическая постановка национального вопроса, а конкретно — вопроса о праве наций на самоопределение, была сделана в 1903 г. на II съезде РСДРП.[571] Не следует забывать о том, что делегаты съезда (всего 46 человек) представляли буквально все регионы империи, 26 социал-демократических организаций. С другой стороны, предметом изнурительных споров на съезде стали вопросы отношения партии к различным национальностям, а также место Еврейского рабочего союза (Бунда) в рамках РСДРП. В связи с возникшим на II съезде партии вопросом о Бунде[572] по инициативе Ленина, Плеханова, Мартова и других партийных руководителей было вынесено постановление, зафиксировавшее принцип неделимости партии рабочего класса на национальные секции. В этом постановлении была отвергнута реорганизация партии на национально-федеративной основе.

вернуться

564

Там же. С. 59–67, особенно с. 65. «Теперешняя война соединяет и “сливает” народы в коалиции посредством насилия и финансовой зависимости. Мы в своей гражданской войне против буржуазии будем соединять и сливать народы не силой рубля, не силой дубья, не насилием, а добровольным согласием, солидарностью трудящихся против эксплуататоров». Там же. С. 73–74.

вернуться

565

Там же. С. 113.

вернуться

566

Там же. С. 29. См. еще брошюру «Социализм и война». Там же. Т. 26. С. 307–350.

вернуться

567

Есть серьезные работы, посвященные этим движениям. См.:

Niederhauser Е. A nemzeti megújulási mozgalmák Kelet-Európában. Akadémiai Kiadó. Budapest, 1977;

Niederhauser E. Kelet-Europa története. МТА Történettudományi Intézete. Budapest, 2001;

Hobsbawm E. A nacionalizmus kétszáz éve.. Maecenas. Budapest, 1997.

вернуться

568

Исторический фон этой проблематики подробнее представлен в моей книге:

Krausz T. Bolsevizmus és nemzeti kérdés. Adalékok a nemzeti kérdés bolsevik felfogásának történetéhez. Akadémiai Kiadó. Budapest, 1989.

Русские составляли не только самую бо́льшую, но и наиболее «расселенную» по территории страны народность. В современных работах указывается, что на их долю в 1914 г. приходилось 44,6 % населения, то есть несколько больше, чем на рубеже веков. Евреи образовывали четвертую наибольшую народность после русских, украинцев и поляков. (В январе 1914 г. численность населения Российской империи без Финляндии составляла 165,7 млн человек).

вернуться

569

Dolmányos I. А nemzetiségi politika torténete a Szovjetunióban. Kossuth Kiadó. Budapest, 1964. P. 17.

В Вильнюсе в конце XIX в. «коренные» жители, литовцы, составляли незначительное меньшинство. По данным цитируемого автора, в городе проживало 61 844 еврея, 47 641 поляк, 30 919 белорусов и лишь 3231 литовец.

вернуться

570

Niederhauser Е. Ленин и национальный вопрос. Budapest, 1970. (Отдельный оттиск).

вернуться

571

О праве наций на самоопределение в европейской истории от Великой французской до Октябрьской революции см.:

Carr Е.Н. The Bolshevik Revolution. Vol. 1. London, 1960, P. 411–417.

После польского восстания 1863 г. (в 1865 г.) это право уже было зафиксировано в программе I Интернационала, выражая протест против царской национальной политики.

вернуться

572

Всеобщий еврейский рабочий союз Литвы, Польши и России (Бунд) разделял австромарксистскую позицию культурно-национальной автономии. О съездовской дискуссии по этому вопросу см.: Протоколы II съезда РСДРП. М., 1959. С. 50–107.

54
{"b":"589755","o":1}