ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Во многих воспоминаниях упоминается об атмосфере «теплоты» и «солидарности», царившей в семье Ульяновых. Дети самоотверженно помогали друг другу и прежде всего матери, когда отец отправлялся в разъезды по губернии.[66] Анна Ильинична описывала свою мать трудолюбивой, деятельной женщиной с сильной волей, все эти качества унаследовал и старший сын Александр.[67] Мария Александровна обожала Володю и до самой смерти преданно помогала ему в ссылке и эмиграции. Она практически играла роль «домашней учительницы» всех своих детей, хотя и не преподавала в школе, несмотря на полученный ею диплом. Заботы о большой семье нс оставляли времени для учительствования. У Володи с пятилетнего возраста был домашний учитель, который в течение четырех лет, до 1879 г., занимался с ним языками по инструкциям Марии Александровны. 8-14 августа 1879 г. Володя успешно выдержал приемные испытания в Симбирскую классическую гимназию. 2(14) октября по решению педагогического совета гимназии девятилетний Ульянов был освобожден от платы за обучение как сын служащего среднего учебного заведения Министерства народного просвещения, прослужившего более 10 лет. Во втором классе Володя по всем предметам имел пятерки. По воспоминаниям современников, он много читал, охотно помогал другим, но у него было немного настоящих друзей, с которыми он встречался после учебы. Он выделялся среди своих одноклассников необыкновенными способностями и старанием, уже с первых лет гимназии был отличным учеником.[68] Директором гимназии был тогда Ф. М. Керенский, отец А. Ф. Керенского, ставшего спустя 38 лет, в 1917 г., премьер-министром Временного правительства.

Среди братьев и сестёр наибольшее влияние на Володю оказал Александр,[69] которому он даже помогал ставить химические опыты.[70] Они часто играли вместе в саду, играли в шахматы или проводили время на берегу Волги. Л. Фишер отмстил, что хотя Володя, как это обычно бывает, во многом подражал своему старшему брату, однако они не были похожи друг на друга ни характером, ни поведением, ни этическими принципами, ни даже внешностью. Как вспоминала Анна Ильинична, дети дружили соответствующими по возрасту «парами»: Анна — с Сашей, Володя — с Ольгой, а Дмитрий — с Марией.[71]

1.2. Молодые годы-гимназия и университет

В гимназические годы у Владимира Ильича еще нс сложились определенные политические взгляды. В семье от родителей он мог узнать мало конкретных сведений о политических событиях в России. На книжной полке матери он нашел многотомную «Историю Французской революции» Тьера, написанную с позиций буржуазной концепции классовой борьбы. Казнь старшего брата Александра оказала большое и сложное влияние на политическую позицию, интересы и мировоззрение семнадцатилетнего Володи, готовившегося к выпускным экзаменам. Была арестована и старшая сестра Анна, хотя она и нс была членом революционной организации. Добровольная жертва, принесенная Александром, возложила на остальных членов семьи, включая мать, определенный нравственный долг, который они смело взяли на себя. После казни Александра его брат-бунтарь уже не мог пойти на компромисс с самодержавным режимом. Исходным пунктом его политического и интеллектуального развития было не чтение Маркса — вопреки бытующим легендам, Володя только в девятнадцатилетнем возрасте ознакомился с первой главой «Капитала» Маркса. Работа над «Капиталом» шла в течение нескольких лет. Существует документ, свидетельствующий о том, что Ленин и в 1894 г. хотел прочитать III том «Капитала».[72] Изучение произведений Маркса было занятием, характерным для всей его жизни. Характеризуя отношение Ленина к работам Маркса, Н. К. Крупская уже через много лет после смерти мужа вспоминала, что «в самые трудные, переломные моменты революции он брался вновь за перечитывание Маркса», он говорил, что нужно «советоваться с Марксом».[73]

В определенном смысле переломным на жизненном пути Ленина можно считать книгу, к которой он неоднократно возвращался: речь идет о романе Н. Г. Чернышевского «Что делать?», который оказал на него необычайное влияние. Было лето, когда он пять раз перечитал этот роман, один из героев которого, Рахметов, был образцом революционера.[74] Видимо, это было после исключения из Казанского университета, когда Ленин, по его собственному признанию, читал запоем. По другим сведениям, Володя уже в 14 лет прочитал книгу Чернышевского. Н. Валентинов, большевик, «дезертировавший» в 1904 г., в своих знаменитых воспоминаниях привел слова Владимира Ильича о книгах, прочитанных им во время кокушкинской «ссылки»: «Моим любимейшим автором был Чернышевский. Все напечатанное в “Современнике” я прочитал до последней строчки и не один раз. Благодаря Чернышевскому произошло мое первое знакомство с философским материализмом. Он же первый указал мне на роль Гегеля в развитии философской мысли, и от него пришло понятие о диалектическом методе, после чего было уже много легче усвоить диалектику Маркса».[75] По признанию самого Ленина, за всю его жизнь наибольшее влияние на его мышление, наряду с Марксом, Энгельсом и Плехановым, оказал Чернышевский, которому он даже написал письмо в сентябре 1888 г. и очень огорчился, не получив ответа.[76] Есть автор, который приводит убедительные аргументы в пользу того, что «образец Рахметова» имел решающее значение в превращении романтического Володи в революционера. Он находит в Рахметове многие черты Ленина. Конечно, в отношении неподкупности Владимира Ильича, его физической и душевной стойкости «образец Рахметова» представляется неопровержимым. Разница, однако, заключается в том, что, в отличие от Рахметова, Ленин не был аскетом. Он с большим удовольствием укреплял свои физические силы, был настоящим спортсменом, до конца жизни занимался самыми различными видами спорта. В молодые годы он катался на коньках и на лыжах, играл в шахматы, умел хорошо плавать, кататься на велосипеде, делал гимнастические упражнения, стрелял и охотился, интересовался поднятием тяжестей, в эмиграции с удовольствием путешествовал в горах.[77]

Уже задолго до выпускных экзаменов Володя прочитал многие произведения А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, И. С. Тургенева, Н. А. Некрасова, М. Е. Салтыкова-Щедрина, Л. Н. Толстого, В. Г. Белинского, А. И. Герцена, Н. А. Добролюбова, Д. И. Писарева, не говоря о классиках иностранной литературы.[78] К книгам этих писателей он часто обращался и впоследствии (больше того, на поздних этапах своей жизни сформулировал о них самостоятельные литературные и политические суждения).[79] В 15–16 лет в жизни Володи произошел первый бунт — разрыв с религией. Получив в мае 1885 г. в списке учеников гимназии характеристику «ученик весьма даровитый, усердный и аккуратный» (в гимназии у него всегда были «пятерки» и по закону божьему), Володя, может быть под влиянием старшего брата, начал в то же время переоценивать официальные ценности самодержавного режима, в частности безусловное подчинение авторитетам. Возможность открыто порвать с религией представилась в конце 1885 г.: его отец пожаловался одному из гостей на то, что дети плохо посещают церковь. Володя не без оснований отнес к себе замечание гостя, что таких детей «сечь, сечь надо». Это известно из свидетельства Н. К. Крупской, которой рассказал об этом случае сам Владимир Ильич примерно 13 лет спустя в сибирской ссылке. Согласно этому рассказу, услышав слова гостя, Володя выбежал во двор, сорвал с шеи крест и бросил его на землю.[80] Это было не проявление бунта против отца, а скорее инстинктивная вспышка детской неприязни к консервативному порядку, в которой, однако, уже присутствовали и элементы сознательности. В январе следующего 1886 г. неожиданно скончался отец от кровоизлияния в мозг, его смерть нарушила семейный покой.

вернуться

66

Роль этого факта подчеркивается, например, в кн.: Clark R. W. Lenin. The Behind the Mask. London, 1988. P. 9.

вернуться

67

Jelizarova A.I. Lenin. P. 10.

вернуться

68

Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 1. С. 7, 9.

вернуться

69

На основании мемуаров что утверждение стало общим местом в научной литературе. Однажды Александр сказал: «Смешно, более того, безнравственно профану медицины лечить болезни; еще более смешно и безнравственно лечить социальные болезни, не понимая причины их». Shub D. Lenin. Penguin Books, Baltimore etc., 1967. P. 13 14.

вернуться

70

Алексеев В., Швер А. Семья Ульяновых… С. 42.

вернуться

71

Фишер Л. Ленин. С. 24.

вернуться

72

В письме к М. И. Ульяновой от 13 декабря 1894 г., посланном из Петербурга в Москву, Владимир Ильич просил достать III том «Капитала». Ленин В.И. ПСС. Т. 55. С. 4.

вернуться

73

Крупская Н. К. Как Ленин работал над Марксом // Ленин и книга. Издательство политической литературы. М., 1964. С. 299.

вернуться

74

См. воспоминания сподвижницы Ленина, большевички М. М. Эссен в кн.: Ленин и книга. С. 375.

вернуться

75

Валентинов Н. Встречи с Лениным // Вопросы литературы, 1957, № 8. С. 133–134. Конечно, поздние воспоминания надо воспринимать критически. Понимание диалектики Чернышевским было далеко от диалектики, реконструированной и применявшейся Лениным в 1910-е гг. Достоверным можно считать указание на Чернышевского как на исходный источник исканий Ленина.

вернуться

76

Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 1. С. 39. Владимир Ульянов уже не смог встретиться с Чернышевским, поскольку тот умер в следующем году.

вернуться

77

Майсурян А. А. Другой Ленин. Вагриус. М., 2006. С. 23, 27–31.

вернуться

78

Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 1. С. 16.

вернуться

79

Видимо, первая профессиональная работа по этому вопросу была опубликована А. Луначарским. См.: Ленин и литературоведение // Литературная энциклопедия. Т. XI. М., 1932. С. 194–260, особенно: С. 226–247.

вернуться

80

Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 1. С. 17. Крупская Н.К. О Ленине. М., 1965. С. 35–36. Еще см.: Майсурян А. А. Другой Ленин. С. 435.

8
{"b":"589755","o":1}