ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В 1917 г. слова Ленина стали актуальными, больше того, в результате поворота во всемирной истории, отчасти противоречившего ожиданиям Ленина, вместе с войной, гражданской войной, революцией и контрреволюцией на сцене истории появились ранее неизвестные методы геноцида евреев, который к тому же приобрел невиданную до этого массовость.[913]

6.4.4. От Мировой до Гражданской

Возглавив революционное правительство, Совет Народных Комиссаров, Ленин буквально с первого дня после Октябрьской революции был вынужден уделить серьезное внимание вопросам, связанным с евреями. Два обстоятельства пролили свет на эту проблему. С одной стороны, Ленин ясно понимал, что сама империалистическая война привела в действие массовый террор против евреев, с другой стороны, сотни тысяч, а по некоторым данным, по крайней мере миллион евреев, выселенных или эвакуированных из-за военных действий или антисемитских предрассудков, были вынуждены работать (если могли устроиться на работу) в заводской промышленности, перемещенной с западных окраин вглубь России. Наряду с этим «из-за войны значительное количество еврейской средней интеллигенции оказалось в русских городах. Они сорвали тот генеральный саботаж, с которым мы встретились сразу после Октябрьской революции и который был нам крайне опасен».[914] В результате такого «распыления» «революционных кадров» не только усилилось преследование евреев и возрос антисемитизм, но и на самом деле продвинулась «подготовка» революционного лагеря.

Историки выяснили, что усиление антисемитизма и развертывание погромных явлений было непосредственным результатом политики военного руководства, придерживавшегося антисемитских убеждений, а также возникновения и событий мировой войны. Верховное командование обвинило в «измене» все еврейское население. Пропаганда превратила евреев в козлов отпущения во всем, что касалось военных поражений и ухудшения условий жизни («предатели, шпионы, виновники повышения цен, спекулянты» и т. д.). Погромы всегда и везде вспыхивали для удовлетворения мстительности и грабительских инстинктов солдат, отступающих частей, казаков. Прошли годы, прежде чем гражданское население, в первую очередь определенные группы крестьянства, присоединились к этой вакханалии антисемитских убийств, которая лишь временно смягчилась в год революций, в 1917 г., чтобы затем с новой силой вспыхнуть в ходе гражданской войны, когда классовые противоречия обострились до крайнего предела.[915]

Ленин и большевики уже с первых дней революции выступали против антисемитских эксцессов, которые, видимо, поначалу неожиданно для них, заразили и их собственный «лагерь». Первые погромы после Октябрьской революции были осуществлены весной 1918 г. в Черниговской губернии формировавшимися, еще не знакомыми с дисциплиной и строгим военным порядком отрядами Красной армии, отступавшими с Украины под натиском германских войск. В г. Мглине командир одного из отрядов красных, крестьянин Зорин, услышав о первых ужасах погрома, застрелил на месте двух погромщиков, однако затем вынужден был спасаться бегством.[916]

Между тем II Всероссийский съезд Советов, состоявшийся на второй день после Октябрьской революции, с 8 на 9 ноября, в «Постановлении о борьбе с контрреволюцией» предписал местным советам выступать против «“антиеврейских” и каких бы то ни было погромов», тем более что Дума и Временное правительство оказались неспособны применить эффективные меры против этой «болезни».[917] Однако следует подчеркнуть, что разрушение «привычного» порядка и хаос привели к распространению погромных настроений, которые нельзя было обуздать «обычными мерами».[918]

28 апреля 1918 г. Московский совет принял особое постановление «Об антисемитской погромной агитации в Москве и Московской области». В нем подчеркивалось, что необходимо обратить особое внимание «на черносотенную антисемитскую агитацию духовенства, являющуюся частью его контрреволюционной деятельности». Строго соблюдая классовую точку зрения, совет считал излишним «создание особой боевой еврейской организации».[919] Под влиянием событий Ленин в качестве председателя Совнаркома требовал дальнейших и радикальных мер в борьбе против антисемитизма. Благодаря его усилиям Совнарком 27 июля 1918 г. опубликовал свой знаменитый декрет, проект которого первоначально был внесен Свердловым. Ленин не только во многих местах проредактировал текст декрета, но и сделал «более радикальным» выступление советской власти против антисемитизма, предписав всем советам «пресекать в корне антисемитское движение». Документ ставил вне закона всех лиц и организации, ведущие погромную агитацию. Эти замечания Ленин особо написал на документе красными чернилами.[920]

Опубликованный декрет в конце концов получил название «О пресечении в корне антисемитского движения». В нем говорилось о том, что контрреволюционные погромы, как правило, вспыхивают в прифронтовой полосе, таким образом подчеркивался их «военный характер». Подписавшие декрет советские руководители указали на историческую тенденцию, выражавшуюся в своеобразном переплетении антисемитизма и контрреволюции. Антисемитизм был для контрреволюции средством приобретения опоры в массах, что, согласно этому и другим документам, воплощалось в «антисемитской агитации черносотенного духовенства». Значение этого документа состоит в том, что характерный для него подход к вопросу отразился во многих позднейших советских документах и статьях в качестве важнейшего идеологического мотива борьбы против антисемитизма и погромов: «Еврейские буржуа враги нам не как евреи, а как буржуа. Еврейский рабочий нам брат… Совет Народных Комиссаров объявляет антисемитское движение и погромы евреев гибелью для дела рабочей и крестьянской революции и призывает трудовой народ Социалистической России всеми средствами бороться с этим злом.

Национальная вражда ослабляет наши революционные ряды, разъединяет единый, без различия национальностей, трудовой фронт и на руку лишь нашим врагам».[921]

Для большевиков тоже стало неожиданностью переходящее в геноцид распространение погромов на Украине и в России с конца 1918 до конца 1920 г. Большинство из сотен погромов были осуществлены Добровольческой армией генерала Деникина и украинскими вооруженными бандами петлюровцев от имени Директории «Украинской народной республики», причем по числу совершенных убийств последние далеко «превзошли» даже деникинцев. Рейды погромщиков привели к зверскому уничтожению многих десятков тысяч, а по некоторым данным, двухсот тысяч человек.[922]

В конце 1919 г. Ленин поставил задачу подготовить особый доклад для ЦК РКП о положении еврейских рабочих и трудящихся и о задачах советской власти в области работы среди евреев. В относящейся к нашей теме части подготовленного документа подчеркивалось, что на Украине «погромная волна вконец испортила отношения между крестьянством и евреями и вообще отравила всю общественную жизнь края ядом антисемитизма».[923] Антисемитизм и погромы были идеологической цементирующей силой белогвардейско-офицерской диктатуры, символизируемой именами Деникина или Колчака, и белогвардейской контрреволюции в целом. Сходным было и положение на петлюровской Украине, где свержение советской власти с польской помощью — после поражения немцев в мировой войне — укрепило силы антисемитизма. Антисемитские топосы, утвердившиеся на первом этапе мировой войны, претерпели значительные политические и идеологические изменения, что побудило большевиков к быстрой реакции. К традиционным определениям «злых евреев» — «христоубийцы», «предатели», «шпионы», «виновники повышения цен», «спекулянты» и т. д. — пропагандистский центр Добровольческой армии (Осваг) и его идеологические «переводчики» добавили фигуру «советского комиссара-коммуниста». В результате этого убийства «алчных евреев», кто бы их ни совершал — казаки или петлюровцы, всегда сопровождались массовыми грабежами, что получало моральное «оправдание» в белогвардейской агитации и пропаганде: «Бей жидов — спасай Россию!» (или Украину) или «Бей жидов — долой коммуну!». На «глубину» «погромного» антисемитизма указывали не только сами погромы, но и то, что значительная часть либеральной интеллигенции, которая ранее группировалась в партии кадетов, скатилась до белогвардейской антисемитской пропаганды, будь то, например, сдержанный «асемитизм» П. Струве или призывавший к погромам антисемитизм бывшего либерала-веховца, священника и религиозного философа С. Булгакова. Взгляды последнего включали в себя фундаментальный предрассудок того времени, по которому русская революция «была напущена на Россию из-за границы евреями», причем этот предрассудок дополнялся традиционным антисемитизмом официальной православной церкви.[924] В то время как черносотенное движение уже годами раньше прекратило свое существование, его идеология «впиталась» в мышление широких слоев общества, которое в значительной степени само стало «черносотенным».

вернуться

913

Причиной самого геноцида как такового в 1915 г. в конечном итоге также стала Первая мировая война. Известен факт, что в обстановке военных поражений турецкие войска и вооруженные банды уничтожили сотни тысяч, а по некоторым данным, полтора миллиона армян.

вернуться

914

Ленин предполагал, «что будущий исследователь влияния империалистической войны на Октябрьскую революцию не учтет должным образом громадного значения влияния некоторых фактов, как, например, того, что из-за военных действий была эвакуирована фабрично-заводская промышленность Прибалтийского края и других окраин в Центральную Россию, а затем из окраин было эвакуировано в значительном количестве еврейское население, по крайней мере, более активные элементы, вглубь России». См.: Диманштейн С. Введение// Ленин Н. О еврейском вопросе в России. С. 17.

вернуться

915

«Политика преследования евреев явилась не только результатом личного антисемитизма главнокомандующего — великого князя Николая Николаевича и в особенности начальника его штаба генерала Н. Н. Янушкевича. Эта политика предусматривалась военной теорией; сведения о вредных и полезных элементах населения офицеры получали в военных училищах и академиях… Евреи очень подходили на роль виновников военных неудач и материальных неурядиц. В то же время они были совершенно беззащитны». См.: Будницкий О. В. Российские евреи между красными и белыми. С. 286–287, 290. Наиболее полный сборник документов о погромах: Книга погромов. Погромы на Украине, в Белоруссии и европейской части России в период Гражданской войны 1918–1922 гг. Сборник документов. РОССПЭН. М., 2007.

вернуться

916

Будницкий О. В. Российские евреи между красными и белыми. С. 119. В своей прекрасной книге О. В. Будницкий недостаточно подчеркнул тот факт, что у красных антисемитизм и антисемитские и всякие другие погромы всегда считались тяжелейшими преступлениями, в то время как у петлюровцев, казаков и белых они вообще не считались преступлениями, если не считать «протестом» против них бессильные обращения Деникина к своим солдатам.

вернуться

917

Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм. «Международные отношения». М., 2003. С. 55.

вернуться

918

21 января 1918 г. Совет Народных Комиссаров создал Еврейский комиссариат, действовавший при Наркомате по делам национальностей, во главе которого стоял И. В. Сталин.

вернуться

919

Подробнее об этом см.:

Krausz Т. Bolsevizmus és nemzeti kérdés. Р. 54–55.

вернуться

920

Луначарский А. В. Об антисемитизме. М.; Л., 1929. С. 38; Бонч-Бруевич В. Об антисемитизме // Против антисемитизма. Л., 1930. С. 13.

вернуться

921

Политика советской власти по национальному вопросу за три года 1917–1920. Народный Комиссариат по делам национальностей. Государственное издательство. М., 1920. С. 31. Декрет подписали Ленин, Сталин и Бонч-Бруевич.

вернуться

922

В ходе критического анализа новейших данных О. Будницкий на основании литературы и широкой базы источников приводит следующие цифры: в 1918–1920 гг. на Украине в 1300 населенных пунктах произошло свыше 1500 еврейских погромов. По разным оценкам, были убиты от 50–60 до 200 тыс. евреев. Около 50 тыс. женщин стали вдовами, около 300 тыс. детей остались сиротами. Были совершены много сотен страшнейших убийств и изнасилованы тысячи женщин и девочек. Зверство пыток и убийств превзошло любую человеческую фантазию, только холокост может «соревноваться» с этими ужасами. См. об этом: Багровая книга, 1922. (С предисловием Горького). На венгерском языке: Zsidók Oroszországban. См. еще: Милякова Л. Б. Введение // Книга погромов. С. Ill — XXVIII; Павлюченков С. П. Еврейский вопрос в революции, или о причинах поражения большевиков на Украине в 1919 году // Павлюченков С. П. Военный коммунизм: власть и массы. М., 1997. С. 251–263.

вернуться

923

Докладная записка Центрального бюро Еврейских коммунистических секций при ЦК РКП и Главного бюро Еврейских коммунистических секций при ЦК КПУ // Ленин Н. О еврейском вопросе в России. С. 85–86.

вернуться

924

Будницкий О. В. Российские евреи между красными и белыми. С. 69–70, 268–271, 344–346, 354–361. Окружавшие Деникина кадетские политики и интеллигенты практически без возражений приняли к сведению, что его войска только на Украине совершили более 200 погромов. Либералы все подчиняли достижению военных побед, пожертвовав всей своей буржуазно-демократической программой ради офицерской диктатуры. К этой теме см. еще:

Usakov A. A zsidók és az orosz forradalom. Adalékok a kérdés felvetéséhez. In: 1917 és ami utána következett. P. 160–168.

Иногда А. Ушаков как будто и сам попадает под влияние предрассудков белогвардейской пропаганды, так как не поясняет, что большая доля евреев в различных партиях и среди комиссаров была связана с тем, что по известным причинам среди евреев наблюдалась более высокая доля грамотных, интеллигенции.

89
{"b":"589755","o":1}