ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Цена победы: Курсант с Земли. Цена победы ; Горе победителям : Жизнь после смерти. Оружие хоргов
Общаться с ребенком. Как?
Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию
Птица и охотник
Метапсихология «π». Пособие по практическому применению бессознательного
Черти лысые
Прощай, Гари Купер
Беги от любви
Триггер
Содержание  
A
A

Из массы документов и исследований однозначно выясняется, что белые, по крайней мере учитывая международную реакцию, старались «скрыть» сам факт погромов, в то время как большевики, как раз наоборот, с самого начала сообщали о погромной агитации и погромах, осуществленных Красной армией, и предали это явление самой широкой гласности.[925] Ленин и узкое большевистское руководство имели точные сведения о погромах, знали страшные факты, связанные с антисемитизмом; Диманштейн информировал о происходящем лично Ленина.[926]

Реакция Ленина, Троцкого и других советских руководителей на погромы была решительной, опиравшейся на убеждения и обдуманной, но в то же время и гибкой, приспосабливавшейся к быстро изменявшейся ситуации и нацеленной на поиск оптимальных решений (в этой области также можно было воспользоваться опытом 1905 года). Позиция Ленина и Троцкого в связи с национальным составом Красной армии состояла в том (и, принимая во внимание их взгляды на партию и государство, не могла быть иной), что Красную армию, как и партию, нецелесообразно организовывать на национальной основе, ведь интернационалистская революция не должна отравляться тем самым национализмом, который является идеологией, объединяющей белых. Белые с их антисемитской идеологией и обещанием «единой и неделимой России» казались реставраторами старого царского режима. Деникин и Врангель охотно видели бы на месте большевистского режима своего рода «модернизованную монархию».[927] Ленин, как и все большевики, постоянно подчеркивал, что белые находятся «на содержании» у Запада, опираются на его поддержку, что дискредитировало их «демократическую», «национальную» пропаганду. Ленин же смог оставаться интернационалистом и при этом встать на «оборонческую позицию» в противовес интервенции, на позицию нового, социально обоснованного «государственного патриотизма» и защиты нового отечества, что позволило ему назвать белых представителями «французского, английского и американского капитала».[928]

Следуя политическим и теоретическим соображениям Ленина, большевистские руководители стремились органически ввести вооруженную самооборону евреев в рамки Красной армии. По указу Совнаркома от 17 ноября 1918 г. был закрыт «Союз евреев-воинов», после чего произошло независимое от национальных различий вхождение евреев в Красную армию. Советская власть стесняла деятельность еврейских сепаратистских и национальных (сионистских) организаций явно буржуазного характера. После закрытия упомянутого «Союза» было ликвидировано «Центральное бюро еврейских общин», а его имущество было передано местным советам, тем самым был положен конец существованию параллельного советам властного центра, опиравшегося на национальные «корни». Как подчеркивалось в декрете, принятом в ноябре 1918 г., «Бюро» и еврейские общины «ведут вредную политику, направленную к затемнению классового самосознания еврейских рабочих масс», и, «беря на себя исполнение правительственных функций», осуществляют эту деятельность «в антипролетарском духе», поэтому эти организации решено «закрыть навсегда». Вытеснение еврейских буржуазных и сионистских организаций из политической жизни компенсировалось оказанием социальной помощи массам бедных евреев, условия жизни которых ухудшились отчасти из-за экономической политики военного коммунизма.[929] На облегчение жизни евреев был нацелен целый ряд декретов и практических мер и позже, в 1920 г. Руководящую роль в этом играл Наркомнац, его Еврейский комиссариат и Еврейская секция большевистской партии, которую активно организовывало само Политбюро.[930]

В то же время власти не препятствовали легальной деятельности сионистских социалистических организаций («Поалей Цион»), больше того, когда весной-летом 1919 г. советская власть оказалась на краю гибели, были приложены усилия для привлечения в Красную армию как можно большего количества евреев с пострадавших от погромов территорий. К весне 1919 г. в ЦК Бунда получили перевес силы, выступавшие за соединение с Коммунистической партией.[931] Об этом своем намерении они сообщили телеграммой, направленной в апреле в Москву, и одновременно с этим ЦК Бунда мобилизовал членов своих организаций в возрасте от 18 до 25 лет в ряды Красной армии.[932] Подобные акции были особенно необходимы потому, что среди красноармейцев велась сильная антисемитская агитация в духе белогвардейско-черносотенной пропаганды, утверждавшей, что причиной всех бед и трудностей являются «еврейские комиссары».

Когда волна белогвардейских и петлюровских погромов достигла кульминации, изменилась политика как Ленина и большевиков, так и еврейских, главным образом сионистских, рабочих организаций. Это в концентрированной форме продемонстрировал VII съезд советов (декабрь 1919 г.), на котором различные еврейские партии единодушно встали на сторону советской власти, но, в отличие от большевиков еврейской национальности, питали иллюзорные надежды на создание в будущем в Палестине еврейского социалистического государства.[933] Различные течения «Поалей Цион» (Еврейская социалистическая партия и Еврейская коммунистическая партия) с такой же решимостью выступили на стороне советской власти и Красной армии, но при этом не отказались от перспективы создания социалистического государства в Палестине.[934] В конце 1919 г. в уже цитированном нами обобщающем документе, подготовленном еврейской секцией при ЦК РКП, утверждалось, что вместо прежних надежд и ожидания реставрации капитализма широкие круги еврейской мелкой буржуазии также начали искать способ приспособиться к новым политическим и экономическим условиям. Таким образом, несмотря на ограничение, а потом и упразднение иудаизма и религии вообще, началось приспособление все более широких слоев еврейского населения к новым советским условиям. В 1923 г. 5,2 % членов партии составляли евреи.[935] Этот процесс может быть показан единственной цифрой: в 1920 г. доля смешанных браков между евреями и неевреями составляла примерно 34 %, что, пользуясь понятием, часто употреблявшимся Лениным, называли ассимиляцией. В массовых масштабах перед евреями открывались такие жизненные возможности, о которых ранее нельзя было и мечтать.

6.4.5. Антисемитизм и политическая тактика

Наиболее «эффективным» и «успешным» приемом белогвардейской пропаганды среди бойцов Красной армии, вероятно, было утверждение, что евреев «слишком много» в невоюющих частях и почти не видно в окопах. Конечно, цель белогвардейской пропаганды состояла в том, чтобы противопоставить красноармейцев «засилию еврейских комиссаров». Евреи изображались исключительно как представители советской власти, чему, вероятно, очень удивлялись миллионы граждан еврейского происхождения. Число евреев в рядах большевиков, в том числе и на высших властных постах, не было столь велико, каким его старалась представить белогвардейская пропаганда.[936] Не намного больше соответствовал истине и популярный        пропагандистский лозунг «еврейской ЧК».[937] Ленин знал, что как у белых, так и у красных служило много бойцов и командиров, побывавших в обеих армиях и распространивших в них пропаганду обеих сторон, на что каждая армия реагировала по-своему. Наркомвоенмор Троцкий в особом приказе откликнулся на антисемитскую пропаганду, появившуюся в рядах Красной армии.[938]

вернуться

925

Эта точка зрения отразилась в статье будущего комиссара Первой Конной армии Ил. Бардина под названием «Против еврея — за царя», опубликованной в «Правде» 14 мая 1918 г.: «…Борьба с еврейством неразрывно связывается с борьбою против власти Советов, против партии коммунистов. “Бей жидов — спасай Россию, долой коммунистов и комиссаров!” Этот клич неизменно раздается везде, где только поднимается на борьбу темная сила попов, помещиков, кулаков и лавочников». Он же писал в «Правде» от 12 июня, что «“жид” был той костью, которой царь и помещики пытались заткнуть глотку голодным рабочим и крестьянам». Цит. по кн.: Будницкий О. В. Российские евреи между красными и белыми. С. 129.

вернуться

926

Ленин Н. О еврейском вопросе в России. С. 16–17.

вернуться

927

Историческую характеристику белых генеральских диктатур и устремлений их вождей см. в кн.:

Halasz I. A tábomokok diktatúrai — a diktaturák tábornokai. Fehérgárdista rezsimek az oroszországi polgarhaboruban 1917–1920. Magyar Ruszisztikai Intézet. Budapest, 2005. Cм. главным образом: p. 109, 246.

вернуться

928

Подробнее см.:

Krausz T. Bolsevizmus és nemzeti kérdés. In: Világosság. 1980. № 11, p. 681–688.

Между прочим, появляющееся в исторических работах мнение, что Ленин был «космополитом», не основывается на сколько-нибудь объективном изучении документов.

вернуться

929

Об этом подробно пишет Г. В. Костырченко в кн. «Тайная политика Сталина». С. 60–87.

вернуться

930

Постановление Наркомнаца об оказании помощи Сетмассу (Всероссийский Союз еврейских трудящихся масс). Жизнь национальностей, 1 августа 1920 г. и Политика советской власти. С. 34–35.

вернуться

931

Прошли те времена, когда Бунд после Февральской революции, как и раньше, поддерживал политику меньшевитского течения в РСДРП и в соответствии с этим настаивал на сотрудничестве с Временным правительством. Белогвардейская контрреволюция, погромы и преследования евреев поставили Бунд на сторону большевиков.

вернуться

932

Ср.: Krausz T. Bolsevizmus és nemzeti kérdés. Р. 52–54.

вернуться

933

Седьмой Всероссийский съезд Советов рабочих, крестьянских и казачьих депутатов. (5–9 декабря 1919 года, в Москве). Стенографический отчет. М., 1920. С. 22–24.

вернуться

934

Там же. С. 24–28.

вернуться

935

Béládi L. A bolsevik párt kongresszusai a számok tükrében 1917–1939. In: Világtörténet, № 3. P. 86–89.

В 1918–1923 гг. прибл. 15 % делегатов съездов составляли лица еврейской национальности. Однако верно утверждение, что большинство еврейских руководителей уже не знало еврейского языка, и это относится и к Диманштейну, который в начале столетия начал свою карьеру раввином. Об этой тенденции см.: Агурский С. Еврейский рабочий в коммунистическом движении. Минск, 1926.

вернуться

936

См. данные О. В. Будницкого. Касаясь политической репрезентации еврейства, он пишет: «По нашим подсчетам — при всей их условности — в политическую элиту России в 1917 — первой половине 1918 г. входило немногим более трех тысяч человек. К политической элите нами отнесены депутаты Учредительного собрания, члены ВЦИК, участники Демократического совещания, члены Временного Совета Российской Республики (Предпарламента), Центральных комитетов общероссийских партий, т. е. наиболее значительных представительных органов 1917 — первой половины 1918 г. Хронологические рамки определяются Февральской революцией, с одной стороны, и установлением однопартийной диктатуры в Советской России в июле 1918 г. — с другой. В политическую элиту входило свыше трехсот евреев, присутствовавших во всем спектре российских политических партий и течений — от крайне левых (анархисты, большевики) до оказавшихся на правом фланге кадетов. Евреи входили в ЦК практически всех значительных политических партий России. Причем в Центральных комитетах левых партий — большевиков и эсеров — евреи составляли, как правило, от четверти до трети их членов». См.: Будницкий О. В. Российские евреи между красными и белыми. С. 77–78. См. еще:

Usakov A. A zsidók és az orosz forradalom.

вернуться

937

Хотя евреи были нужны советской власти и в ЧК, ведь всего менее 1 % ее работников имели высшее образование, немало из них попали в ЧК «случайно», нередко среди них встречались и преступные элементы. В сентябре 1918 г. в центральном аппарате ВЧК служили 781 сотрудник и служащий. Евреи составляли 3,7 % общего числа сотрудников. Более высокой была доля евреев среди руководства ВЧК (8,6 %). В конце 1920 года во всех губернских ЧК работали приблизительно 50 тыс. сотрудников. Доля чекистов различных национальностей была следующей: русские — 77,3 %, евреи — 9,1 %, латыши — 3,5 %, украинцы — 3,1 %, поляки — 1,7 %, немцы — 0,6 %, белорусы — 0,5 %. Примерно такое же соотношение различных национальностей наблюдалось и в аппарате советов. Ср.: Будницкий О. В. Российские евреи между красными и белыми. С. 137–138.

вернуться

938

На заседании Политбюро в начале апреля 1919 г. был обсужден доклад наркомвоенмора, в котором говорилось, что большой процент работников прифронтовых ЧК, прифронтовых и тыловых Исполкомов и центральных советских учреждений составляют латыши и евреи, в то время как непосредственно на фронте этот процент невелик, поэтому среди красноармейцев ведется шовинистская агитация, встречающаяся с определенным сочувствием. Исходя из этого, Троцкий считал необходимой перегруппировку партийных сил в интересах более равномерного распределения трудящихся всех национальностей.

The Trotsky Papers. Vol. I. Hague-Paris, 1971. P. 730.

См. еще письмо Чичерина Ленину (22 октября 1919 г.). См.: Там же. С. 722–724.

90
{"b":"589755","o":1}