ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

У Ленина и большевиков было довольно смелости для ведения теоретической, политической и военной борьбы с антисемитской политикой и идеологией, затопившими в крови XX век, в свете последовавшего позже холокоста это может считаться важной исторической заслугой. Вероятно, прав один из цитированных нами российских историков, утверждая, что, с одной стороны, эти погромы были предвестниками холокоста, поскольку белогвардейцы и петлюровцы физически уничтожали массы евреев независимо от пола, возраста и социальной принадлежности последних. С другой стороны, повторим, что Ленин, вероятно, был первым, кто осознал значение соединения антисемитизма и антикоммунизма в идеологии и террористической практике белых в период гражданской войны.[960]

Глава 7 Мировая революция метод и миф

«Самообман был бы величайшим вредом для революционеров в настоящий труднейший    момент. Хотя большевизм стал международной силой, хотя во всех цивилизованных и передовых странах уже родились новые чартисты, новые Варлены, новые Либкнехты…, тем не менее международная буржуазия остается пока все еще несравненно более сильной, чем ее классовый противник. Эта буржуазия, сделавшая все от нее зависящее, чтобы… удесятерить опасности и муки родов пролетарской власти в России, в состоянии еще осудить на муки и на смерть миллионы и десятки миллионов людей посредством белогвардейских и империалистских войн и т. д. … С этой особенностью теперешнего положения вещей мы должны умело сообразовать свою тактику. Мучить, истязать, убивать буржуазия пока может свободно. Но остановить неминуемую и — с всемирно-исторической точки зрения — совсем недалекую полную победу революционного пролетариата она не может».

Ленин В. И. К десятилетнему юбилею «Правды»

7.1. Истоки проблемы

«Социалистическая мировая революция», понимаемая как «международное свержение капитализма», представляет собой не просто некое идейное явление или концепцию, не просто органический элемент политики Ленина и большевиков, но часть истории русской революции и гражданской войны. Политика не может обойтись без мифов, веры, мобилизующих идей и идеологий, все представления о будущем изобилуют непредсказуемыми моментами, поэтому само «научное предсказание» тоже является частью борьбы за определение политических альтернатив. Все это, конечно, относится и к Марксовой и ленинской «традиции» мировой революции.

В рамках обычных идеологических подходов взгляды Ленина на мировую революцию обычно выводятся или опровергаются исключительно на основании взглядов Маркса. В этом отношении Ленин оказывается либо «гениальным продолжателем» идей Маркса (как это утверждалось в советскую эпоху), связавшим начало мировой революции с революцией в России, либо, согласно другим интерпретациям, характерным, например, для меньшевиков и их позднейших последователей, — «катастрофическим ревизионистом», порвавшим с Марксом, поскольку у последнего нельзя обнаружить ни слова о возможности автохтонной русской социалистической революции. В этом случае создается впечатление, что проблема может быть решена с помощью какого-либо идеологически-понятийного определения. Однако проблема «единства» и «различий» между Марксом и Лениным имеет не только теоретический, но и исторический аспект. Иначе говоря, разница эпох, в которые жили эти два мыслителя и революционера, выражается и в разнице их исторических «миссий», следовательно, их политические и теоретические задачи различались не в «телеологическом» смысле. В то же время очевидна и преемственность между Марксом и Лениным, выражающаяся в постановке вопросов и в антикапиталистической ориентации. Как мы уже постарались показать во 2-й главе, анализ работ и деятельности Ленина дает возможность сформулировать более взвешенные предположения.

Первоначально у Ленина не было и речи об «автохтонной» русской социалистической революции. Ленин с самого начала отличался от представителей прежних революционных течений тем, что, подобно Марксу, рассматривал возможность осуществления русской революции в рамках общеевропейского (больше того, мирового) революционного подъема, международного рабочего движения. Они оба сознавали, что в результате современного капиталистического развития, связывающего друг с другом различные регионы, крупные социальные перемены будут происходить в европейских масштабах, как это уже было исторически доказано революционной волной 1848 г.[961] Маркс неоднократно и по-разному описал эту всемирную тенденцию развития капитализма («глобализацию»), сделав при этом свои антикапиталистические выводы, которые восприняли Ленин и большевики. Например, в «Grundrisse» Маркс писал: «В то время как капитал, с одной стороны, должен стремиться к тому, чтобы сломать все локальные границы общения, т. е. обмена, завоевать всю Землю в качестве своего рынка, он, с другой стороны, стремится к тому, чтобы уничтожить пространство при помощи времени, т. е. свести к минимуму то время, которое необходимо для продвижения товаров от одного места к другому. Чем более развит капитал, чем вследствие этого обширнее рынок, на котором он обращается, который образует пространственную сферу обращения капитала, тем сильнее он в то же время стремится к еще большему пространственному расширению рынка и к еще большему уничтожению пространства посредством времени».[962]

Маркс уже писал о том, что не революция ведет к насильственной ликвидации мировой системы капитализма, а насилием сопровождаются кризисы капиталистической системы, в ходе которых прогресс «снимает самовозрастание капитала». В эти кризисные периоды «материальные и духовные условия отрицания наемного труда и капитала, которые сами уже представляют собой отрицание прежних форм несвободного общественного производства, сами являются результатом капиталистического процесса производства. Возрастающее несоответствие между производительным развитием общества и его наличными производственными отношениями находит себе выражение в резких противоречиях, кризисах, судорогах. Насильственное уничтожение капитала, не в силу внешних для него отношений, а как условие его самосохранения, есть та наиболее разительная форма, в которой ему дается совет уйти и уступить место более высокому состоянию общественного производства».

Ленин часто ссылался на эту проблематику, осознав, что отчасти в этих кризисах кроется неизбежность мировой войны, «порождающей» революцию. В уже цитированной работе об этом писал и Маркс: «Конечно, эти противоречия приводят к взрывам, кризисам, при которых внезапное прекращение всякого труда и уничтожение значительной части капитала насильственно возвращают его к тому уровню, на котором он в состоянии полностью применять свои производительные силы, не совершая самоубийства. Но эти регулярно происходящие катастрофы приводят к повторению их в большем масштабе, а в конечном счете — к насильственному свержению капитала».[963]

С началом мировой войны Ленин уже «почувствовал» всемирный характер катастрофы в Марксовом значении этого понятия. Тем самым потеряло значение известное утверждение Маркса из «Немецкой идеологии»: «Коммунизм эмпирически возможен только как действие господствующих народов, произведенное “сразу”, одновременно».[964] Как мы уже показали ранее, Ленин еще до революции 1905 г. пришел к политической концепции русской революции как искры для революций в других странах. События 1905 и 1917 гг. убедили его в правильности этих представлений, так как казалось, что распространение революции от Китая до Латинской Америки, от Германии до Венгрии фактами доказывало его правоту и, конечно, в этом смысле и правоту Маркса. Ленин освободил понятие мировой революции от «одновременности», «структурировал» его, однако исходной точкой его рассуждений, как и взглядов Маркса, была глобальная природа капитализма, а его «теория искры» добавила к этому «лишь» то, что в результате неравномерного развития «мировая революция» будет развиваться во времени и пространстве разным образом и с разной интенсивностью.

вернуться

960

Упомянутый автор прав и в том, что позже нацисты самостоятельно пришли к холокосту и не нуждались в «инструкциях» русских крайне правых, как ошибочно отмечается в работах Пайпса и Лакера. Пайпсу, идущему по следам Нольте, «связь с Россией» нужна, чтобы вывести нацизм, больше того, сам холокост из истории русской революции, как будто именно в этом, а не как раз в противоположном и состояло наследие Ленина. См.:

Krausz Т. Antiszemitizmus — holokauszt — államszocializmus. Nemzeti Tankönyvkiadó. Budapest, 2004.

вернуться

961

Э. Хобсбаум во многих своих работах точно описал всемирные, общеевропейские предпосылки, конкретные возможности возникновения и ход европейских революций. См.: Хобсбаум Э. Век революции. Европа 1789–1848. Ростов-на-Дону, 1999; Хобсбаум Э. Век капитала. Ростов-на-Дону, 1999.

вернуться

962

Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 46. Ч. 2. С. 32.

вернуться

963

Там же. С. 263–264.

вернуться

964

Там же. Т. 3. С. 34.

93
{"b":"589755","o":1}