ЛитМир - Электронная Библиотека

И почему они никак не среагировали на выстрелы? Видел ведь сам, как дракон скукожился от боли? А кто тогда сидит там, в супербронированных кабинах?..

Вдруг, показалось ему или нет, но на спине создания появилась будто бы человеческая фигура! Отсюда, с приличного расстояния и снизу почти не видно, но на долю секунды ему привиделось, будто силуэт махнул руками. Словно отгораживаясь и защищаясь от смертельной угрозы.

- Ты уснул там, лейтенант?!.. - грохот в наушниках заставил его прийти, наконец, в себя.

- Никак нет, товарищ подполковник!

- Смотри мне... По моей команде...

Подстроившись под ход машины Шугурова, Иван поймал в перекрестье брюхо намеченного дракона. Светло-коричневое, действительно, без чешуи. Большие, прижатые к животу лапы, совсем как у птицы...

Отчего-то ему вдруг стало противно и тошно. Совсем некстати на ум пришло детское воспоминание, когда они с другом поймали в силок голубя. Выпутав из верёвок трепыхающееся создание, не нашли ничего лучше, кроме как привязав к ногам кирпич подбросить того с крыши пятиэтажного дома. Поспорили - полетит или нет... Когда, сбежав вниз, стояли у живой ещё, распластанной по земле птицы, подошла мама. Не ругалась, не кричала. Молча взяла за руку и отвела его, ревущего навзрыд Ваню, домой. А он всё оглядывался и хотел отнести голубя в поликлинику, чтобы тётя доктор вылечила. Удивляясь и негодуя, почему же мама этого не делает? И уже дома, сев напротив сына, она после долгого молчания объяснила:

- На свете есть вещи, которые исправить не получится. Как бы ты ни старался.

- Совсем-совсем? - сквозь слёзы спросил тогда он.

- Совсем-совсем.

Те слова мамы он запомнил на всю жизнь и животных больше не мучил. Никогда.

... - Огонь, лейтенант!

От грохота приказа в шлемофоне он крепко зажмурился. И с силой вновь вдавил гашетку.

Открыв глаза через мгновение, Иван с ужасом увидел, что на этот раз выстрелы легли, а главное, вошли точно в цель. Центральный дракон тут же клюнул носом, выпав из клина и начав беспомощно и как-то жалко падать, кувыркаясь в воздухе.

'Будто осенний лист на ветру...' - мелькнуло у него в голове.

Из разорванного брюха от обеих очередей вываливалось что-то синее вперемешку с красным, лапы вытянулись и могучее минуту назад существо как-то сразу вдруг начало напоминать подбитого воробья. Показалось ему опять или нет, но из кабины тоже кто-то вывалился, падая рядом с диковинной птицей... Не понять, слишком много ошмётков вокруг!.. Краем глаза Иван отметил, что Шугуров, похоже, сумел зацепить и второго, что летел справа. Несколько красных пятен на брюхе не оставляли в этом сомнений, но первому всё же досталось несравнимо больше.

- Видал, как мы их? - торжествующий голос Шугурова гремел победной песней. - Делаем разворот, лейтенант, добиваем двух остальных и идём на аэрод...

Договорить Шугуров не успел. Бодрый, уверенный голос подполковника внезапно на полуслове перешёл в сдавленный, нечеловеческий хрип. Будто кто-то с силой схватил того за горло, намертво сжав гортань.

- Х-х-х-х-хдр.... - раздалось из наушников. - А-а-а-а-а-а-а!!!.. - донеслось до него как сквозь вату и голос командира исчез, пропав.

- Товарищ Шугуров!.. Товарищ...

Ничего не понимая, Иван нагнулся чуть вперёд и посмотрел вправо. Туда, где предполагаемо должна была находиться 'единица' ведущего. Вместе с которой они только что проскочили мимо пары теперь летящих противников. Посмотрел и обомлел.

Такие неуклюжие с виду драконы, напомнившие ему поначалу даже летающие мешки, таковыми уже совсем не являлись. Сложив крылья чуть назад и приобретя стреловидную форму, существа разделились и добавили в скорости. Да добавили так, что...

Один оранжевый нырнул вниз вслед за падающей почему-то 'единицей' Шугурова, а второй... Второй, что остался в воздухе, получив ранения, висел на хвосте его, Иванова истребителя!..

Времени удивляться не оставалось, как не остаётся его в те моменты, когда мир вдруг меняется и на кон неумолимо ложится твоя собственная жизнь.

Не раздумывая ни секунды, скорее даже рефлекторно, Иван резко бросил машину вниз вслед за падающим ведущим.

- Товарищ Шугуров, отзовитесь!.. Товарищ... - почти плача взывал он, ощущая нарастающую скорость и отмечая быстро двигающуюся стрелку указателя. Пятьсот тридцать, пятьсот пятьдесят...

Недовольно задрожавшая всем корпусом машина буквально вопила о том, что вскоре будет достигнут предел. Тем не менее, сквозь круги перед глазами он продолжал наблюдать хоть и приближающегося, но совсем не быстро преследователя 'единицы'.

... - Товарищ...

В динамиках слышалось лишь лёгкое потрескивание и никакого ответа. Ни звука больше! Самолёт Шугурова окончательно вошёл в крутое пике, снижаясь почти вертикально. Вот-вот исчезнет в пелене облаков! О том, что на хвосте у него висит ещё одна тварь и почему Шугуров кричал, внезапно замолчав, Иван старался не думать.

Дрожание усилилось - шестьсот, отметил он про себя. Приближающаяся туша, наконец, уверенно легла в прицел, начав быстро увеличиваться. Похоже, что он достиг её скоростного предела...

'Всё та же чешуя, как бы тебя половчей зацепить...' - Иван чуть сместил рукоять влево. Времени заходить снизу, в брюхо не хватало, и потому он решился, уверенно нажав гашетку. Три прута немедленно вытянулись перед пропеллером, пересекая тушу создания. Пройдя поперёк всего тела вместе со сложенными стрелой крыльями...

'Сквозь них...' - удовлетворённо отметил про себя Капурица.

В следующую секунду самолёт подполковника нырнул в белый сугроб облака. А тварь, несущаяся вслед круто отвалила в сторону, также войдя в тучу следом. Только сделав это не как прежде, а раскинув крылья в стороны. Будто от сильной боли...

Миг, и вокруг всё заволокло белым.

Удар по корпусу... Ещё удар!.. Череда сильных, мощных ударов!!!..

Скорее интуитивно, чем разумом Иван ощутил, как машину кинуло в штопор, завертев вокруг оси. И тут же в глаза отдало непривычно зелёным, ярким... Отдало и вновь заволокло белой ватой.

Стараясь выровнять непослушный истребитель, отчаянно работая педалями руля и рукоятью управления, он с ужасом чувствовал, что самолёт совсем перестал подчиняться. Облако вокруг окончательно посерело и неожиданно взору открылось крутящееся и пестрящее густо-зелёное.

'Зелень... Откуда?..' - с силой дёргая фонарь кабины, всё же успел удивиться он. С трудом выбив заклинившую створку, ещё раз дёрнул и уши мгновенно заложило от ревущего потока воздуха. Щёлкнув застёжку ремня и неуклюже перекинув ногу в унте за борт, подтянулся о края кабины, сделав последнее усилие.

Внизу уже совсем близко расстилался ковёр летнего, совсем не снежного леса. Никак не вписывающегося в месяц ноябрь и Дальний Восток, где он, Иван, находился. Оглянувшись назад и не обнаружив на месте привычного хвоста машины, у которой вместо оперения торчало несколько металлических фюзеляжных шпангоутов, он с силой вытянул из кабины вторую ногу. После чего, оттолкнувшись обеими, дёрнул кольцо на груди. Последнее, что он почувствовал - это резкий рывок вверх. И наступила пус-то-та....

Старшина и единственный обитатель дальней метеорологической станции Коновайло в душе являлся эстетом и сибаритом. Наверняка, если бы кто-нибудь сообщил ему об этом, нарвался бы в лучшем случае на непонимание. В худшем, окажись посмевший ляпнуть подобное равным по званию или ниже, непременно схлопотал бы по морде. За грубость и бескультурщину.

Тем не менее, всякий раз заступая на двухнедельную вахту, Арсений Иванович проводил тщательную инвентаризацию. Как то: делал вид, что проверяет радиоаппаратуру, придирчиво пересчитывал сухпай и требовательно обходил покосившуюся избу станции. Приговаривая в густые усы: 'тут поправить желательно, там подлатать... Эх, хозяина сюды надоть!.. Так, откудова...' Грустно постояв возле антенны и колупнув ногтем эмаль плювиометра, старшина мрачно сплёвывал сквозь зубы.

4
{"b":"589763","o":1}