ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ну...

- Баранки гну. Видимо, злодей прослышал, что они будут сегодня журнал классный смотреть и всполошился. Чего-то в том журнале интересное есть...

- Теперь уж не узнаешь, - вздохнул Николай Борисович.

- Как не узнаешь? - впервые за всё утро улыбнулся Ефимыч. - Мы ж вчера, когда после поминок шли, надумали поискать этот журнал, чтоб утром времени не тратить. Дома он у меня сейчас. У меня порядок во всём.

Сетяев оказался прав, следующим в том зловещем алфавитном порядке шел Грушин. Жил Грушин в районном центре и Николай Борисович решил завтра же туда съездить да с потенциальной жертвой маньяка переговорить. А что он еще мог сделать в такой ситуации?

- Зачем же он хотел его сжечь? - думал сыщик, перелистывая страницы классного журнала. - Ничего я тут загадочного не вижу. Хотя, вот станица вырвана. И совсем недавно... Это не ты, Ефимыч?

- Да ты чего?

- А кто тогда?

- Почём я знаю? - удивленно таращил глаза Ефимыч. - Здесь чужих не было. У меня тут строго: посещения лишь в моём присутствии...

Ночью Николаю Борисовичу не спалось. Цепь последних событий всё больше указывала на криминальную подоплёку череды смертей жителей посёлка. Идея, что виновником этих трагических событий, мог быть только однокласник погибших, как-то сама собой отошла на второй план. Теперь сыщик явно видел зловещую тень убийцы, пришедшего со стороны. Кто-то вырвал страницу из класного журнала и по списку убирал неугодных ему. Но зачем?

- Предположим, - размышлял Николай Борисович, переворачиваясь с боку на бок, - первые две смерти были случайны. Тогда убийца, узнав о том, что фамилии умершик в списке класса шли друг за другом, замыслил своё подлое дело. Сразу ясно, что целью этого злодеяния был не Викулов. В его смерти никакого криминала заподозрено не было, а потому какой смысл убивать следующего? Никакого...

И тут сыщика точно осенило.

- Слушай, а Грушин-то теперь точно по краю ходит. Если даже конечной целью убийцы был Востров, то злодей обязательно убьёт следующего, дабы подтвердить свою репутацию алфавитного маньяка. Мне надо срочно ехать в районный центр и предупредить Грушина.

Время было полчаса пятого, и Николай Борисович стал быстро одеваться.

- Ты куда это в такую рань? - зевая, поинтересовалась супруга. - На рыбалку что ли опять?

- В райцентр поеду.

- Зачем это?

- Насчёт пенсии... Спи.

Николай Борисович знал, что Грушин проживал возле депо, поэтому быстро перешёл с автобусного вокзала на жезнодорожный, потом прошёл вдоль склада металлолома и оказался у ворот депо. Теперь осталось сышику за угол завернуть да спросить у первого встречного: а где тут изба Саши Грушина?

Первой заи углом встретилась старушка с козой, у неё сыщик и поинтересовался о нужной ему избе.

- А почто тебе Сашка-то? - переспроисла старуха.

- Поговорить, - улыбнулся Николай Борисович.

- Как же ты теперь с ним поговоришь, если его ночью застрелили?

- Как застрелили?

- Из ружья...

Сыщик на пару секунд замер, потом развернулся и побежал походкой неопытного марафонца на последнем километре дистанции.

В районном отделе старинный знакомец из службы тыла рассказал пенсионеру о ночном происшествии.

- Гушин один жил. Выпивал, стало быть. Сам понимаешь, Борисыч, сколь веревочка не вейся, а кончик не за горами. Короче, доигрался. Ночью его и... По всей видимости, из ружья... Оружия на месте преступления не обнаружено. Теперь ищем... Кстати, нам начальника нового прислали. Строгий и не дурак, с первого взгляда.

Николай Борисович хотел поделиться своими мыслями по этому делу со знакомыми оперативниками, но тут в местном полицейском ведостве началась какая-то суета и все куда-то поехали. Пришлось сыщику возвращаться домой, не солоно хлебавши. Но пережде, чем отправиться к родному порогу, он зашел в районное отделение пенсионного фонда, где его ждала очередь и разочарование. Прибавки к пенсии не ожидалось.

Стоило Николаю Борисовичу ступить с автобусной подножки на родную землю, как к нему подбежала соседка Петровна и зашептала на ухо.

- Нашли...

- Чего нашли? - переспросил сыщик.

- Маньяка нашли. Это Людка Вострова всех порешила, чтоб Вовку по тихому извести.

- Чего ты городишь? - рассердился Николай Борисович и опять побежал. Теперь уже к опорному пункту полиции.

Участковый встретил сыщика приветливо и радостно.

- Николай Борисович! - подался навстречу пенсионеру Георгий с явным желанием обнять, но в последний момент передумал. - А мы тут такое дело раскрыли! Просто пальчики оближешь...

- Подожди ты о пальчиках, - сел сыщик на стул, - лучше расскажи, что с Людмилой Востровой приключилось?

- А вы ничего не знаете?

- Нет.

- Так Людка всех и убивала, - Георгий вскочил из-за стола и тут же сел обратно. - Из-за денег всё! Она давно требовала, чтоб муж квартиру продал, а тот ни в какую...

- Не мельтеши, - осадил бурную речь участкового Николай Борисович. - Как так квартиру продать? А жить им где?

- Так у них в Николино дом есть! - Георгий хлопнул ладонью по столу. - Они там летом и живут. Она и требовала квартиру продать переехать в деревню насовсем. Мне свидетели всё подтвердили. А дело так было! Сегодня утром чуть свет прибегает ко мне из Николина Верка Свиридова и кричит, что с Людкой беда. Я туда! И что же вижу: отравилась она. Валяется на полу, а рядом обрез охотничего ружья со спиленным номером. Представляете? Я сразу недоброе почуял. Моментально сигнализирую в район. Следственная бригада приехала. Посмотрели обрез, понюхали, и у них появилось предположение, что из этого обреза могли сегодня ночью застрелить местного кроженца гражданина Грушина. Я как фамилию эту услышал, поминки вспомнил и на меня озарение нашло. Расказал о нашем маньяке. А новый начальник, на меня сразу "собаку спустил", дескать, почему раньше не доложил о таких безобразиях.

Участковый быстро налил себе стакан воды из пыльного графина, утёр рукавом пот и продолжил своё повествование.

- Как, говорю, не доложил. Докладывал! Только меня не слушали. Короче, быстро мы тут всё раскрутили и новый начальник, Иван Иванович, сказал мне, что... Короче, если раскрою еще дело о наезде на Никулинском повороте, то меня повысят. А Людка-то какова... Стольких людей ради денег не пожалела...

- Подожди, - Николай Борисович почесал мизинцем бровь, - не сходится тут кое-чего...

- А чего, например...

- Например? Ну, зачем ей, такой хитроумной, руки на себя накладывать? И обрез в избе хранить?

- Совесть заела! От такого душегубства, она любого заест, тем более женщину. Кстати, страницу из журнала она вырвала. Она ж уборщицей в школе на полставки работала и, стало быть, в кладовой убиралась. Мне Ефимыч о твоём расследовании рассказал...

В эту ночь Николаю Борисовичу опять не спалось. Никак не мог он поверть, что Людмила Вострова способна на такое.

- Кто-то другой этот круг замкнул, - подумал сыщик, переворачиваясь с боку на бок. - Конечно, очень удобно сейчас всем подставить Людмилу. А для нового начальства, какая благодать - в первый же день такое громкое дело. И для людей всё понятно: из-за денег баба стала такие ужасы творить. Всё против неё: и медик, и сама с этой идеей о маньяке по посёлку носилась, и ружья в их деревенском доме от деда Вовкиного остались... Кто-то просчитал всё это...

Долго Николай Борисович лежал и размышлял под стеркот кузнечиков за окном. И получалось у него тех размышлений, что основной целью преступника был Востров, а все остальные, как говорится, для декорации.

Утром сыщик пошел в ремонтные мастерские, где Востров когда-то трудился.

- С деньгами у них было туго, - расказывали работники мастерской, усевшись на лавочке в тени ольховых кустов. - Вовка квартиру надумал продавать. Вон, с Петровичем уж сговорился.

-Точно, - подтвердил грузный мужчина с усами. - Дочь у меня замуж выходит и вот мы со сватами решили им квартирку взять. Новую нам не потянуть, а на старую однушечку собрали. Аванс дали. А Вовка через день приходит, деньги отдает и говорит, что квартиру продавать передумал, а денег у него скоро будет - завались.

3
{"b":"589772","o":1}