ЛитМир - Электронная Библиотека

Домой я теперь возвращалась без страха и дискомфорта. Олег исчез из нашей жизни за несколько месяцев до рождения Димы - моего младшего братишки. Оказалось, создать полноценную семью планировала только мама, а её сожитель к такой ответственности был не готов. Однажды он просто собрал вещи и ушёл. Правда, небольшие алименты на сына всё же платил.

Мама сильно переживала, долго плакала, потом взяла себя в руки и с головой погрузилась в заботы о малыше. Материально нам тогда пришлось нелегко: экономили на чём могли, я поначалу подрабатывала по вечерам в "Макдоналдсе", затем перевелась на заочное отделение и устроилась в дамский еженедельник "Будуар современной леди", где проходила практику, мама делала на дому капельницы и уколы (в основном знакомым и соседям). А прошлой осенью в её жизни появился Константин - он купил квартиру в нашем подъезде, и однажды просто зашёл к нам за солью...

Не знаю, была это любовь или ещё одна попытка обрести утраченную поддержку и семью, но если так, она оказалась вполне успешной. Уравновешенный, спокойный, добродушный мужчина стал хорошим мужем для неё и заботливым отцом для Димы. Да и у нас с ним сложились неплохие отношения. В общем, родных я оставляла в надёжных руках.

Маму моё решение удивило, мы ведь собирались поехать в Теменск всей семьёй в середине августа, то есть через полтора месяца. Пришлось признаться, что после недавнего происшествия я плохо сплю и нуждаюсь в смене обстановки и отдыхе на природе. Она знала о том, что со мной случилось - видела сюжет в новостях и очень переживала, поэтому неохотно согласилась, взяв обещание созваниваться каждый день.

Вспомнив события позапрошлого лета, я рассудила, что гораздо проще будет что-то выяснить, если, задавая вопросы, смогу не только описать, но и показать девушку из снов.

На Невском проспекте, потратив тысячу рублей и три часа времени уличного художника, я получила портрет незнакомки, составленный по моему описанию. Получилось довольно похоже и всё же, отправляясь в Теменск, я очень надеялась, что её никто не узнает, и кошмары окажутся лишь последствием перенесённого шока, а не путешествием в очередную прошлую жизнь...

Теменск встретил меня ясной солнечной погодой, жизнеутверждающим буйством зелени, яркой пестротой цветочных клумб, температурой плюс тридцать три и тихой, степенной размеренностью быта.

После холодного, продуваемого всеми ветрами, суетливого Питера я с удовольствием погрузилась в эту умиротворяющую атмосферу и в первый день пребывания здесь даже не стала расспрашивать дедушку.

Он и так из-за меня перенервничал - мама, сильно сгустив краски, рассказала, что я едва не стала жертвой вооружённых грабителей. Не хотелось добавлять ему поводов для беспокойства.

Увы, долго держать его в неведении относительно цели моего внепланового визита не вышло - в первую же ночь просмотр кошмаров продолжился, и за утренним чаем дедушка с тревогой констатировал:

- Лиза, ты кричала ночью. Как раньше. Я думал, тебе тогда стало лучше, а выходит - нет.

- Стало. Я почти два года спала спокойно, а после того случая в магазине кошмары вернулись, - отрицать очевидное не имело смысла. - Но ничего страшного, отдохну у тебя немного, и всё пройдёт.

Пока что я действительно в это верила, и ободряющая улыбка получилась вполне естественной. Дедушка с сомнением покачал головой.

- Хорошо если так. А вдруг снова во сне бродить начнёшь?

Я невольно поёжилась, вспомнив, как совершала променады по городу в бессознательном состоянии, а потом не могла ничего вспомнить и неуверенно возразила:

- Надеюсь, до этого не дойдёт. Я просто испугалась, вот и снится всякая жуть.

Дедушка вдруг порывисто поднялся, подошёл ко мне, обнял и горячо зашептал:

- Бедная моя, представляю, как тебе было страшно! Не нужно было тебя тогда отпускать! Ну зачем тебе этот Питер, у нас тут гораздо спокойнее - в магазинах людей не режут.

От такого проявления чувств я растрогалась. На душе стало теплее, и ночные кошмары уже не казались такими уж мрачными.

- Такое, действительно, бывает: став свидетелем трагедии, человек продолжает видеть её во сне. Может и правда, после смены обстановки и отдыха тебе станет легче. Только отдых должен быть долгим и полноценным, погости хотя бы до осени.

- Посмотрим, может, ты сам скоро от гостей устанешь. В августе сюда приедут мама с Димой и, возможно, со своим Костей.

Дедушка отстранился и испытывающе заглянул мне в глаза:

- Лиза, этот Костя, он вас не обижает? Дома точно всё в порядке?

- Точно. Он хороший и надёжный, - ответила я совершенно искренне. - И Диму, как родного любит. Он тебе понравится, вот увидишь.

- А Олег, значит, сбежал? Ну что ж, настоящий отец не тот, кто родил, а тот, кто вырастил, - со вздохом резюмировал дедушка и вернулся за стол.

Очень не хотелось нарушать воцарившуюся на кухне хрупкую гармонию, но я решила не откладывать интересующий меня вопрос на потом и рассказала о некоторых подробностях своих снов. Дедушка более тридцати лет был в Теменске милиционером, и если незнакомка из кошмаров - местная жительница, ставшая жертвой преступления, он её обязательно узнает.

Портрет блондинки бывший участковый изучал долго, а потом решительно сказал:

- Нет, Лиза, никогда её раньше не видел. Скорее всего, твои сны - просто игра воображения.

Как ни странно, ожидаемого облегчения я не испытала. А что если это всё же фрагменты из жизни Вики Соболевой? Она ведь могла стать свидетельницей подобной сцены не в Теменске, а, например, в другом городе или посёлке. У кого бы навести справки? Дедушку точно больше расспрашивать не стоит, в прошлый раз мой интерес к судьбе Вики его сильно нервировал и беспокоил. Лучше поговорить с тем, кто её хорошо знал. Чтобы уже окончательно развеять мои сомнения, ну или подтвердить опасения. Первое предпочтительнее. Только с кем?

С матерью Вики встречаться не хотелось, к тому же Людмила никогда не интересовалась жизнью дочери и не была в курсе её проблем и страхов. Сестра Лера тогда была ещё мала, да и как ей объяснить свой настойчивый интерес к прошлому давно умершей Вики? Я ведь для их семьи человек посторонний. По этой же причине с её подругой Настей Черенковой общаться тоже будет затруднительно. Остаётся только один человек.

- Да, пожалуй. Скажи, а Игорь Горин сейчас в Теменске? - когда прошлой осенью я приезжала на свадьбу Яны и Артёма, хирург был на стажировке где-то за рубежом.

- Да. Видел его недавно на рынке. Сейчас, наверное, на работе. Зачем он тебе?

- Просто хочу зайти, поздороваться. Он мне тогда очень помог, а в прошлом году я его не застала.

Дедушка, удовлетворившись таким объяснением, кивнул и сказал:

- Игорь про тебя тоже спрашивал: в апреле после терактов в Питерском метро звонил мне, интересовался всё ли у тебя в порядке. Беспокоился, видимо.

От мысли, что суровый и очень сдержанный в проявлении любых чувств Горин за меня волновался, я не сдержала улыбки и попыталась дозвониться до заведующего хирургическим отделением районной больницы немедленно, но абонент был недоступен. Пришлось прогуляться до медицинского учреждения лично.

Честно говоря, этой встречи я и ждала, и боялась одновременно. Горина я всегда вспоминала с благодарностью и уважением, и действительно хотела увидеться с ним, как с любым хорошим знакомым, с которым давно не общалась. А страх провоцировали воспоминания о неадекватной реакции на хирурга, когда чувства Вики преобладали над моими. Что если сейчас всё повторится, и я снова превращусь в безвольную влюблённую дурочку?

Что ж, по крайней мере, тогда не останется никаких сомнений в том, что меня снова атакуют видения из прошлой жизни...

Двери хирургического отделения были заперты, как и два года назад. А вот коридор больше не пустовал. Вероятно, рентген починили, и теперь перед соседним кабинетом на кушетке сидели люди с костылями и загипсованными конечностями.

2
{"b":"589777","o":1}