ЛитМир - Электронная Библиотека

- Спасибо, а... чего мне вообще ждать от этой... амнезии?

Суворов ободряюще улыбнулся, но в голосе послышалась неуверенность:

- Не волнуйтесь, ничего страшного не произойдёт. Думаю, вы постепенно восстановите запретные воспоминания и всё благополучно завершится.

- А сколько времени на это потребуется? - данный вопрос сейчас интересовал больше всего.

В прошлый раз мне удалось разобраться с проблемой до осени. Хотелось верить, что и сейчас процесс не затянется.

- Не знаю, - вздохнув, неохотно признался Суворов. - На примере других пациентов сроки разнятся от нескольких месяцев до нескольких лет...

Глава 4

В подавленном настроении я брела по улицам Теменска, не замечая ни разлитого в воздухе сладковатого запаха цветущей акации, ни ярких цветов в палисадниках и на клумбах, ни парящего повсюду тополиного пуха, ни гусей, щиплющих траву и угрожающе шипящих мне в след.

Верить в версию Суворова не хотелось. Конечно, амнезия - не реинкарнация, но всё равно это, мягко говоря, неприятно. Особенно не радовал прогноз психиатра - ещё несколько лет смотреть кошмары? Бр! Да мне прошлых девяти с лихвой хватило!

А вдруг он всё же ошибся? Робкая надежда ещё теплилась в душе и, вернувшись домой, я поспешила расспросить дедушку.

Он нашёлся на огороде за прополкой картофеля и не сразу понял, о чём речь. Да и я, волнуясь, сбивалась и объясняла не слишком доходчиво. В итоге дедушка отложил тяпку, повёл меня на кухню, усадил за стол, напоил успокаивающим травяным чаем и попросил повторить рассказ более спокойно и обстоятельно. К этому времени я успела взять себя в руки и подробно повторила свою беседу с Суворовым, опустив лишь упоминания о Вике Соболевой и своей связи с ней.

- Не может быть, - твёрдо сказал дедушка, выслушав мои откровения, и меня затопило облегчение, а доводы психиатра мгновенно показались нелепыми и надуманными.

- Вот и я так думаю! Разве можно забыть целый день своей жизни и даже не подозревать об этом?!

- А ты что же, действительно, ничего не помнишь? - осторожно уточнил он после небольшой паузы.

Пришлось с неохотой признать:

- Да, но ведь это ничего не значит! Я не помню и сотни других дней из своего детства! Не могла же я в самом деле увидеть, как убили ту блондинку!

- Нет, конечно, мы в тот день прочесали весь лес - никаких мёртвых женщин не обнаружили.

Уверенный тон собеседника почти успокоил, но в памяти вдруг всплыли слова гадалки-Лейлы, утверждающей, что я сама видела, как погибла светловолосая девушка. А вдруг она имела в виду часть моего забытого прошлого? К тому же некоторые детали кошмаров казались слишком реалистичными.

- Ты говорила что-то про жёлтые нарциссы, верно? - спросил вдруг дедушка с нотками непонятной мне надежды в голосе.

- Да, они в моих снах тоже есть, а что?

- Это многое объясняет, - он вдруг потёр переносицу и заметно расслабился. - Поверь, твои сны - просто игра воображения.

Ох, как бы мне хотелось поверить!

- И как же я могла такое вообразить?

- За пару месяцев до того происшествия, в соседнем районе были убиты две девушки. В обеих случаях смерть наступила от ножевого ранения, в лесной сторожке, рядом с букетом жёлтых нарциссов. Информацию про цветы удалось сохранить в секрете - в прессе об этом ничего не упоминалось. Так что ты, скорее всего, слышала как я обсуждал этот случай с коллегами по телефону, вот и запомнила. Ты с детства была очень впечатлительной.

Доводы дедушки, на первый взгляд логичные и разумные, сомнения, к сожалению, не развеяли. Напротив, мне стало ещё более тревожно и неуютно. Значит, о цветах не знал никто, кроме полиции и... убийцы. Получается, если дедушкина версия не верна...

- А в нашем лесу тоже есть такая хижина? - я старалась говорить спокойно, но голос противно дрогнул, выдавая страх.

- Есть, - дедушка протянул руку через стол и успокаивающе сжал мою ладонь. - Там когда-то охотники останавливались. Лиза, такие постройки в каждом лесу есть. Это ничего не значит, в тот день мы прочесали всё - в хижине было пусто.

- А кровь?

- Что?

- На моём платье была кровь, вот здесь? - я провела ладонью по подолу жёлтого хлопкового сарафана в районе коленей.

Дедушка помрачнел, нахмурился и неохотно ответил:

- Да. Была. Я поэтому и повёз тебя в больницу. У тебя было несколько царапин на коленях, так что...

- Разве от них могло быть столько крови? - я чувствовала себя виноватой, видя как бледнеет и расстраивается близкий человек, но остановиться не могла. Мне необходимо было услышать ещё хотя бы один веский довод, который окончательно убедит в его правоте. - Во сне девушка хватает меня за платье испачканной в крови ладонью и оставляет большое пятно. Оно ведь было большое и смазанное?

Дедушка встал, обошёл вокруг стола и крепко обнял меня за плечи, прижимая к себе и приговаривая срывающимся голосом:

- Тише, успокойся. Детский врач сказала, что у тебя, скорее всего, было носовое кровотечение. Ты почти весь день провела в лесу одна, наедине со всеми своими страхами, много плакала, вот и кровь из носа, и кошмары эти... Господи, и всё из-за меня - не уследил, никогда себе этого не прощу!

От едкой горечи в родном голосе в глазах защипало, и все тревоги сразу отошли на второй план. Сколько же лет он себя казнит?! Я порывисто обернулась, тоже его обняла и теперь уже сама принялась утешать:

- Неправда! Не смей так даже думать! Ни в чём ты не виноват. Всё будет хорошо. Ты прав, это просто сны и просто страхи, они ничего не значат.

- Ещё как виноват, - тихо вздохнул он и, поцеловав в макушку, ласково погладил по волосам. - Не нужно было вообще забирать тебя в Теменск той весной - здесь было слишком тревожно. Сначала эти убийства всего в семидесяти километрах от города, потом у нас ещё девочка утонула - Саша Тихонова - твоя ровесница. Одни только разговоры обо всём этом могли тебя сильно напугать, а потом ещё лес... Как же тут кошмарам не сниться?

- Да, точно. Скоро всё пройдёт, врач выписал мне таблетки, они помогут, - я старалась говорить уверенно, чтобы хоть он больше не переживал. Да и приведённые аргументы казались вполне весомыми. Только одна мысль не давала покоя.

Озвучить её я решилась лишь вечером перед сном, когда дедушка окончательно успокоился и перестал бросать в мою сторону виноватые взгляды, поминутно вздыхая. Спросила, нашли ли того, кто убил девушек в хижине? Утвердительный ответ подействовал лучше любого успокоительного, а вместе с таблетками, выписанными Суворовым, эта ночь впервые за последнее время обошлась без кошмаров и тревог.

Следующие несколько дней прошли спокойно. Не знаю, что именно помогло - лекарство или убеждения дедушки, но я перестала беспокоиться и предпочла поверить в то, что основа моих кошмаров - обычные детские страхи, помноженные на воображение и нервный стресс. Даже снова занялась фотографией, откопав на дне рюкзака, привезённый из Питера фотоаппарат, а в воскресенье вечером позвонил Суворов и сказал:

- Лиза, кажется, ваша блондинка всё-таки существует. Её видели в больнице одиннадцать лет назад...

Людмила Сергеевна Суворова - супруга психиатра оказалась очень подвижной и энергичной худенькой брюнеткой лет пятидесяти. Густая шапка тёмных кудрей явно была результатом старомодной химической завивки, но они ей удивительно шли, а живой взгляд и приятная, добрая улыбка мгновенно располагали к себе.

Её кабинет находился в здании администрации на первом этаже, женщина меня ждала и встретила очень приветливо. Поздоровалась, усадила в кресло, справилась о самочувствии и сразу перешла к делу.

- Лиза, Александр Васильевич не вдавался в подробности, только сказал, что поиски этой девушки для вас - своего рода терапия. К сожалению, я видела её всего пару раз и даже имени не знаю.

- Но вы уверены, что видели именно её? - я достала из сумочки рисунок и положила перед ней, всё-таки оригинал лучше изображения на смартфоне.

7
{"b":"589777","o":1}